Сыпь гармоника стихотворение

Сыпь гармоника стихотворение

Сыпь, гармоника! Скука. Скука.
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука.
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали,
Невтерпёж!
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Или в морду хошь?

В огород бы тебя, на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника! Сыпь, моя частая!
Пей, выдра! Пей!
Мне бы лучше вон ту, сисястую,
Она глупей.

Я средь женщин тебя не первую,
Немало вас.
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.

Чем больнее, тем звонче
То здесь, то там.
Я с собой не покончу.
Иди к чертям.

К вашей своре собачей
Пора простыть.
Дорогая. я плачу.
Прости. Прости.

Сергей Есенин: пей со мною, паршивая сука.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

Стихотворения » «Сыпь, гармоника! Скука. Скука. »

Сыпь, гармоника! Скука. Скука.
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука.
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали,
Невтерпёж!
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Или в морду хошь?

В огород бы тебя, на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника! Сыпь, моя частая!
Пей, выдра! Пей!
Мне бы лучше вон ту, сисястую,
Она глупей.

Я средь женщин тебя не первую,
Немало вас.
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.

Чем больнее, тем звонче
То здесь, то там.
Я с собой не покончу.
Иди к чертям.

К вашей своре собачей
Пора простыть.
Дорогая. я плачу.
Прости. Прости.

Примечания

В архиве Е.Ф.Никитиной (Государственный литературный музей) сохранился машинописный список одной из редакций стихотворения:

Сыпь, гармонь, скука, скука.
Гармонист, рви волной.
Пей со мной, паршивая сука,
Пей со мной.
Я с тобой не с первою,
Много я видел красивых глаз,
Но с такою, как ты, стервою,
Первый раз.
Излюбили тебя, измызгали,
Невтерпеж.
Что ж ты смотришь синими брызгами
Или в морду хош?
Тебя бы в огород на чучело,
Пугать ворон.
До печён ты меня измучила
Со всех сторон.
Сыпь, гармоника, сыпь, моя частая,

Мне б не тебя, а вон ту, сисястую,
Она глупей.
Чем глупее, тем звонче,
Что здесь, что там.
Я с собой не покончу,
Иди к чертям.

Кем и когда выполнена запись — не указано, но, судя по тексту, это скорее всего запись с голоса, без авторской проверки. Обращает на себя внимание одна особенность этого текста: в нем несколько иначе, чем в варианте наб. экз., выстроен сюжет, в частности — видна отчетливая взаимосвязь между двумя строфами, которые в окончательном тексте стали четвертой и шестой и оказались разъединенными пятой. В тексте, опубликованном в сб. «Московские поэты», эти строфы также соединены между собой.

Сохранившийся беловой автограф относится, скорее всего, к 1924 г. Не ранее этого времени выполнены машинописные списки Государственный музей-заповедник С.А.Есенина (с. Константиново Рязанской обл.) и наб. экз. Изначальные черновые рукописи стихотворения неизвестны, нет и фонографических записей авторского чтения. Поэтому в настоящее время невозможно в полной мере восстановить творческую историю стихотворения, реконструировать первоначальный авторский текст и на этой основе доказательно судить о том, является ли указанное изменение в построении сюжета развитием творческого замысла автора или же оно стало следствием случайной, механической перестановки строф в одном из промежуточных списков.

На истории текста не могли не сказаться цензурные трудности. Оно не вошло ни в один из авторских сборников 1924—1925 гг., не было его публикаций и в периодике. Вышедший в Великом Устюге, тиражом 1250 экз. сб. «Московские поэты» остался, естественно, вне внимания читателей и критиков. В отличие от Грж., продававшегося в московских и петроградских книжных магазинах, в страну пришли лишь единичные экземпляры Ст. ск. Это дало основание И. В. Евдокимову утверждать, что в Собр. ст., в 1926 г., стихотворение «в России опубликовывается впервые» (Собр. ст., 4, 353).

В читательском восприятии стихи оказались тесно связанными с именем Айседоры Дункан. Во многих списках они даже прямо озаглавливались «Айседоре Дункан», хотя ни в одной из известных авторских рукописей или публикаций ее имя в связи с этими стихами прямо не называлось. В 1926 г. Е. А. Есенина опубликовала в ряде газет «Письмо в редакцию», в котором, отметив, что распространяются «два стихотворения с посвящением Айседоре Дункан», писала: «. считаю необходимым заявить, что стихи „Сыпь, гармоника! Скука. Скука. “ и „Пой же, пой. На проклятой гитаре. “, якобы посвященные А.Дункан, написаны братом моим в 1923 году и не раз читались им на литературных вечерах. Эти стихотворения входят в цикл «Москвы кабацкой» и никогда никому не посвящались» (газета «Правда», М., 1926, 4 апреля, № 77).

Сергей Есенин — Сыпь гармоника: Стих

Сыпь, гармоника! Скука… Скука…
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука.
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали,
Невтерпёж!
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Или в морду хошь?

В огород бы тебя, на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника! Сыпь, моя частая!
Пей, выдра! Пей!
Мне бы лучше вон ту, сисястую,
Она глупей.

Я средь женщин тебя не первую,
Немало вас.
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.

Другие публикации:  Псориаз ногтейкак лечить

Чем больнее, тем звонче
То здесь, то там.
Я с собой не покончу.
Иди к чертям.

К вашей своре собачей
Пора простыть.
Дорогая… я плачу…
Прости… Прости…

Анализ стихотворения «Сыпь, гармоника! Скука… Скука…» Есенина

Стихотворение «Сыпь, гармоника. Скука… Скука» входит в цикл Есенина «Стихи скандалиста». В конце жизни поэт стал завсегдатаем московских ночных заведений. Он так и смог найти свой женский идеал, поэтому искал утешения в объятиях проституток. В произведении он обращается к одной из таких знакомых на одну ночь. За грубой нецензурной лексикой скрывается огромная душевная боль поэта.

С самого начала стихотворения Есенин заявляет о своей душевной тоске. Он пытается избавиться от скуки с помощью музыки и алкоголя. На ремесло собеседницы указывает обращение поэта – «паршивая сука». Автор не скрывает своего презрительного отношения к проститутке. В дальнейшем он называет ее «выдрой», «стервой». Весь монолог поэта в целом мог быть произнесен только в заведении самого низкого пошиба и в состоянии алкогольного опьянения. Женщина никак не реагирует на грубость автора. Очевидно, что ей это не впервой.

Есенин напоминает проститутке о ее непростой судьбе: «излюбили тебя, измызгали». При этом вместо жалости он готов лишь усилить ее унижение: «в морду хошь?». Поэт далеко не в восторге от своего выбора, он сравнивает женщину с огородным пугалом. Он пытается побороть отвращение, заливая его вином. Осознавая, насколько низко он уже пал, автор хочет опуститься на самое дно. Даже в своей собеседнице он видит наличие каких-то мыслей, которые сейчас ему не нужны. Для простого удовлетворения половой потребности Есенин предпочел бы «сисястую», которая «глупей».

К концу стихотворения монолог лирического героя становится все более откровенным. Он признается проститутке, что среди огромного количества женщин на его жизненном пути только с ней он говорит искренне («в первый раз»). Символическое значение имеет замечание «я с собой не покончу», которое вроде бы не имеет никакого отношения к теме разговора. Есенин проговаривается, он часто думает о самоубийстве в качестве выхода из жизненного кризиса.

В финале поэт все же испытывает раскаяние. Он понимает, что сам ведет себя нисколько не лучше проститутки. На самом деле их судьбы схожи. Поэтому он трогательно обращается к женщине («дорогая») и в слезах просит прощения. Резкий контраст между всем содержанием и концовкой показывает, насколько Есенин потерял душевное равновесие и смысл в жизни.

Есенин С — Сыпь, гармоника. Скука. Скука.(чит.Р.Клейнер)

Сыпь гармоника. скука. скука.
(С.Есенин)

Сыпь, гармоника. Скука. Скука.
Гармонист пальцы льет вольной.
Пей со мною, паршивая сука.
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали –
Невтерпеж.
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Иль в морду хошь?

В огород бы тебя на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника. Сыпь, моя частая.
Пей, выдра, пей.
Мне бы лучше вон ту, сисястую, –
Она глупей.

Я средь женщин тебя не впервую.
Немало вас,
Но такой вот, как ты со стервою
Лишь в первый раз.

Чем больнее, тем звонче,
То здесь, то там.
Я с собой не покончу,
Иди к чертям.

К вашей своре собачьей
Пора простыть.
Дорогая, я плачу,
Прости. прости.

Есенин Сергей Александрович (1895-1925)
Есенин! Золотое имя. Убитый отрок. Гений земли Русской! Никто еще из Поэтов, приходивших в этот мир, не обладал такой духовной силой, чарующей, всевластной, захватывающей душу детской открытостью, нравственной чистотой, глубинной болью-любовью к Отечеству! Над его стихами столько пролито слёз, столько людских душ сочувствовало и сопереживало каждой Есенинской строке, что если бы это было подсчитано – поэзия Есенина перевесила бы любую и намного! Но этот способ оценки землянам недоступен. Хотя с Парнаса можно бы углядеть – никого еще так не любил народ! Со стихами Есенина шли в бой в Отечественную, за его стихи – шли на Соловки, его поэзия волновала души, как ничья иная… Один Господь знает про эту святую любовь народа к сыну своему. Портрет Есенина втискивают в настенные семейные рамки фотографий, ставят на божницу наравне с иконами…
И ни одного Поэта в России еще не истребляли и не запрещали с таким остервенением и упорством, как Есенина! И запрещали, и замалчивали, и принижали в достоинстве, и грязью обливали – и делают это до сих пор. Невозможно понять – почему?
Время показало: чем выше Поэзия своей тайной светлостью – тем озлобленней завистники-неудачники, и тем больше подражателей.
Еще об одном великом Божьем даре Есенина – читал свои стихи так же неповторимо, как создавал. Они так звучали в его душе! Оставалось лишь произнести. Все бывали потрясены его чтением. Заметьте, великие Поэты всегда умели неповторимо и наизусть читать свои стихи – Пушкин и Лермонтов… Блок и Гумилёв… Есенин и Клюев…Цветаева и Мандельштам… Так что, юные господа, стихотворец мямлящий свои строки по бумажке со сцены – не Поэт, а любитель… Поэт может многое не уметь в своей жизни, но только не это!
Последнее стихотворение «До свиданья, друг мой, до свиданья…» – еще одна тайна Поэта. В этом же 1925 году есть другие строки: «Не знаешь ты, что жить на свете стоит!»

Да, в пустынных городских переулках к легкой Есенинской походке прислушивались не только бездомные собаки, «братья меньшие», но и большие недруги.
Мы должны знать истинную правду и не забывать, как по-детски запрокинулась его золотая голова… И снова слышится его последний выхрип:

«Сыпь, гармоника. Скука… Скука» С. Есенин

«Сыпь, гармоника. Скука… Скука» Сергей Есенин

Сыпь, гармоника. Скука… Скука…
Гармонист пальцы льет вольной.
Пей со мною, паршивая сука.
Пей со мной.

Другие публикации:  Температура 39 и сыпь на лице

Излюбили тебя, измызгали –
Невтерпеж.
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Иль в морду хошь?

В огород бы тебя на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника. Сыпь, моя частая.
Пей, выдра, пей.
Мне бы лучше вон ту, сисястую, –
Она глупей.

Я средь женщин тебя не впервую…
Немало вас,
Но такой вот, как ты со стервою
Лишь в первый раз.

Чем больнее, тем звонче,
То здесь, то там.
Я с собой не покончу,
Иди к чертям.

К вашей своре собачьей
Пора простыть.
Дорогая, я плачу,
Прости… прости…

Анализ стихотворения Есенина «Сыпь, гармоника. Скука… Скука»

У Сергея Есенина достаточно много любовных стихов, которые он посвящал различным женщинам. Однако не секрет, что в личной жизни поэт не был счастлив. Все три его брака закончились полным крахом идеалов, а многочисленные романы оставляли в душе Есенина новые раны. Сам поэт неоднократно признавался, что «любит любить», но при этом ему еще не довелось встретить ту, которая бы смогла сделать его по-настоящему счастливой. Поэтому неудивительно, что он являлся завсегдатаем московских кабаков и борделей, где искал утешение в объятиях проституток.

Есенин очень четко разграничивал такие понятия, как любовь и физическая потребность в сексе. Это видно из его стихотворения под названием «Сыпь, гармоника. Скука… Скука», в котором автор без купюр и использованием табуированной лексики описывает свои вечера, проведенные в пьяном угаре. Поэт не стесняется своего поведения, но при этом демонстрирует весьма презрительное отношение к женщинам легкого поведения, которые скрашивают его одиночество, именуя их не иначе, как «паршивая сука», «выдра» и «чучело».

При этом поэт не хвастается своими победами, заявляя о том, что «я средь женщин тебя не первую, много вас». Он лишь подчеркивает, насколько низко пал, окунувшись в сладкую московскую жизнь, которая так и не принесла ему счастья. Временное забытье под воздействием алкоголя и пробуждение в постели очередной незнакомки вызывают у Есенина чувство отвращения не только к проституткам, но и к самому себе. Автору претит мысль о подобных взаимоотношениях, которые лишены вообще каких-либо чувств. Тем не менее, каждый вечер все повторяется вновь и вновь, даря поэту минуты блаженства, которые сменяются раскаянием. Пытаясь противостоять соблазнам, автор в порыве озлобления восклицает: «Я с собой не покончу, иди к чертям!». Это обращение адресовано к одной из дам легкого поведения, которая все же не лишена интеллекта, и откровенно издевается над Есениным, доводя его своими едкими фразами до бешенства. Поэтому неудивительно, что в стихотворении присутствует строчка: «Мне бы лучше вон ту, сисястую, она глупей». Но именно издевка неизвестной проститутки заставляет поэта на мгновение вынырнуть из омута пьянства и разврата. В последних строчках он обращается к таинственной незнакомке и прости у нее прощение. Кто именно эта женщина? Вероятнее всего, Айседора Дункан, с которой Есенин расстался. Он признавался, что любит эту удивительную женщину искренне и неподдельно, но не может принять ее образ жизни и мышления на европейский лад.

Сыпь гармоника стихотворение

Излюбили тебя, измызгали –
Невтерпеж.
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Иль в морду хошь?

В огород бы тебя на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника. Сыпь, моя частая.
Пей, выдра, пей.
Мне бы лучше вон ту, сисястую, –
Она глупей.

Я средь женщин тебя не впервую.
Немало вас,
Но такой вот, как ты со стервою
Лишь в первый раз.

Чем больнее, тем звонче,
То здесь, то там.
Я с собой не покончу,
Иди к чертям.

К вашей своре собачьей
Пора простыть.
Дорогая, я плачу,
Прости. прости.

Sie guckten dich aus, dich mal ranzunehmen —
Mir schnürts die Kehle.
Was glotzt du so blau, mit spritzenden Tränen?
Eins auf die Fresse gefällig?

Für Kleingärten taugst du, als Vogelscheuche,
Die Raben zu schrecken.
Was quälst du mich so, wie eine Seuche,
Du bist zum Verrecken.

Verstreu Harmonika, immer wieder.
Sing, Zecke, sing.
Die mit den Titten da wäre mir lieber, —
Das dumme Ding.

Unter den Weibern bist du nicht die erste,
Die ich benedeit.
Aber mit so einer solchen Berserke
Kam’s sonst nicht so weit.

Je tiefer der Schmerz, desto voller die Töne,
Hier so wie dort.
Nein, ich nehme mir noch nicht das Leben.
Zum Teufel, mach fort!

Von euch, dieser larmenden Hundemeute,
Mach ich mich bald frei.
Schätzchen, sieh, du bringst mich zum Weinen,
Verzeih mir, verzeih.

Есенин Сергей — Сыпь, гармоника. Скука. .. Скука.

Сыпь гармоника. скука. скука.
(С.Есенин)

Сыпь, гармоника. Скука. Скука.
Гармонист пальцы льет вольной.
Пей со мною, паршивая сука.
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали –
Невтерпеж.
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Иль в морду хошь?

В огород бы тебя на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника. Сыпь, моя частая.
Пей, выдра, пей.
Мне бы лучше вон ту, сисястую, –
Она глупей.

Я средь женщин тебя не впервую.
Немало вас,
Но такой вот, как ты со стервою
Лишь в первый раз.

Чем больнее, тем звонче,
То здесь, то там.
Я с собой не покончу,
Иди к чертям.

К вашей своре собачьей
Пора простыть.
Дорогая, я плачу,
Прости. прости.

Есенин Сергей Александрович (1895-1925)
Есенин! Золотое имя. Убитый отрок. Гений земли Русской! Никто еще из Поэтов, приходивших в этот мир, не обладал такой духовной силой, чарующей, всевластной, захватывающей душу детской открытостью, нравственной чистотой, глубинной болью-любовью к Отечеству! Над его стихами столько пролито слёз, столько людских душ сочувствовало и сопереживало каждой Есенинской строке, что если бы это было подсчитано – поэзия Есенина перевесила бы любую и намного! Но этот способ оценки землянам недоступен. Хотя с Парнаса можно бы углядеть – никого еще так не любил народ! Со стихами Есенина шли в бой в Отечественную, за его стихи – шли на Соловки, его поэзия волновала души, как ничья иная… Один Господь знает про эту святую любовь народа к сыну своему. Портрет Есенина втискивают в настенные семейные рамки фотографий, ставят на божницу наравне с иконами…
И ни одного Поэта в России еще не истребляли и не запрещали с таким остервенением и упорством, как Есенина! И запрещали, и замалчивали, и принижали в достоинстве, и грязью обливали – и делают это до сих пор. Невозможно понять – почему?
Время показало: чем выше Поэзия своей тайной светлостью – тем озлобленней завистники-неудачники, и тем больше подражателей.
Еще об одном великом Божьем даре Есенина – читал свои стихи так же неповторимо, как создавал. Они так звучали в его душе! Оставалось лишь произнести. Все бывали потрясены его чтением. Заметьте, великие Поэты всегда умели неповторимо и наизусть читать свои стихи – Пушкин и Лермонтов… Блок и Гумилёв… Есенин и Клюев…Цветаева и Мандельштам… Так что, юные господа, стихотворец мямлящий свои строки по бумажке со сцены – не Поэт, а любитель… Поэт может многое не уметь в своей жизни, но только не это!
Последнее стихотворение «До свиданья, друг мой, до свиданья…» – еще одна тайна Поэта. В этом же 1925 году есть другие строки: «Не знаешь ты, что жить на свете стоит!»

Другие публикации:  Как избавить кота от перхоти

Да, в пустынных городских переулках к легкой Есенинской походке прислушивались не только бездомные собаки, «братья меньшие», но и большие недруги.
Мы должны знать истинную правду и не забывать, как по-детски запрокинулась его золотая голова… И снова слышится его последний выхрип:

Сыпь гармоника стихотворение

Сыпь, гармоника! Скука… Скука…
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука.
Пей со мной.
Излюбили тебя, измызгали,
Невтерпёж!
Что ж ты смотришь так синими
брызгами?
Или в морду хошь?
В огород бы тебя, на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.
Сыпь, гармоника! Сыпь, моя частая!
Пей, выдра! Пей!
Мне бы лучше вон ту, сисястую,
Она глупей.
Я средь женщин тебя не первую,
Немало вас.
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.
Чем больнее, тем звонче
То здесь, то там.
Я с собой не покончу.
Иди к чертям.
К вашей своре собачей
Пора простыть.
Дорогая… я плачу…
Прости… Прости…

Похожие цитаты

СОБАКЕ КАЧАЛОВА

Дай, Джим, на счастье лапу мне,
Такую лапу не видал я сроду.
Давай с тобой полаем при луне
На тихую, бесшумную погоду.
Дай, Джим, на счастье лапу мне.

Пожалуйста, голубчик, не лижись.
Пойми со мной хоть самое простое.
Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,
Не знаешь ты, что жить на свете стоит.

Хозяин твой и мил и знаменит,
И у него гостей бывает в доме много,
И каждый, улыбаясь, норовит
Тебя по шерсти бархатной потрогать.

Ты по-собачьи дьявольски красив,
С такою милою доверчивой приятцей.
И, никого ни капли не спросив,
Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.

Мой милый Джим, среди твоих гостей
Так много всяких и невсяких было.
Но та, что всех безмолвней и грустней,
Сюда случайно вдруг не заходила?

Она придет, даю тебе поруку.
И без меня, в ее уставясь взгляд,
Ты за меня лизни ей нежно руку
За все, в чем был и не был виноват.

Не каждый умеет петь ,
Не каждому дано яблоком
Падать к чужим ногам.

Сие есть самая великая исповедь ,
Которой исповедуется хулиган.

Я нарочно иду нечесаным ,
С головой , как керосиновая лампа , на плечах.
Ваших душ безлиственную осень
Мне нравится в потемках освещать.
Мне нравится , когда каменья брани
Летят в меня , как град рыгающей грозы ,
Я только крепче жму тогда руками
Моих волос качнувшийся пузырь.

Так хорошо тогда мне вспоминать
Заросший пруд и хриплый звон оль…
… показать весь текст …

На небесном синем блюде

На небесном синем блюде
Желтых туч медовый дым.
Грезит ночь. Уснули люди,
Только я тоской томим.

Облаками перекрещен,
Сладкий дым вдыхает бор.
За кольцо небесных трещин
Тянет пальцы косогор.

На болоте крячет цапля;
Четко хлюпает вода,
А из туч глядит, как капля,
Одинокая звезда.

Я хотел бы в мутном дыме
Той звездой поджечь леса
И погинуть вместе с ними,
Как зарница в небеса.