Синдром петрушки отзывы критиков

Отзывы и рецензии на фильм Синдром Петрушки

В России — 5 ноября 2015 года (Экспонента Фильм)

Мировая — 9 июня 2015 года

90 минутРоссия, Германия, Швейцария, Departures Film , PCT Cinéma & Télévision S.A. , Studio Third Rome Режиссёр Елена Хазанова Актёры Кирилл Фролов , Чулпан Хаматова , Алексей Любимов , Юлия Марченко , Евгений Миронов , Мераб Нинидзе , Владимир Селезнев Продюсеры Дмитрий Аронин , Томас Крал Сценаристы Алена Алова , Дина Рубина

5 рецензий на фильм «Синдром Петрушки»

Красивая, хоть и несколько «беспросветная» драма о невозможности ужиться с творческим человеком, одержимым искусством. После сомнительного «Вычислителя» Евгений Миронов снова на коне к радости своих поклонников.

Ключевой недостаток ленты, которая по специфике восприятия дрейфует между театром Образцова и «Антихристом» фон Триера, состоит в том, что пленительная загадочность методично и бесславно скатывается в невнятность, опутанную нарушенными.

Однако и это еще не всё: для наиболее утонченных ценителей Елена Хазанова припасла финальную сцену, с арлекинадой в духе Сомова и Бакста, — эпизод, который до отказа наполнен красочной многозначительностью, ничего определенного не выражающей, зато.

Конечно, «Синдром Петрушки» нельзя назвать вершиной российского кинематографа. Литературный источник фильма называют одной из наименее сильных работ Рубиной, а его экранизация не может похвастаться глубоким философским содержанием, непередаваемой.

И только успеваешь подумать, что фильм развивает идеи декадентского шедевра «Господин оформитель», как га экране возникает знакомая подворотня — Петя живет в том же доме, где создавал погубившую его куклу Платов Андреевич. И Евгений Миронов.

Синдром Петрушки (2015)

Регистрация >>

В голосовании могут принимать участие только зарегистрированные посетители сайта.

Если вы уже зарегистрированы — Войдите.

Вы хотите зарегистрироваться?

новое сообщение

А мне показался конец другим. в середине фильма ,отец рассказывал историю семьи и там говорил о сесте матери Лизы. Вот там он говорил что она сгорела вместо с дочерью, в конце фильма показали показал куклами.. Как думаете?

[[i][quote]№81 Анюта1982
Книгу не читала, фильм понравился. Необычный сюжет для нашего кино: этакая смесь реалистичного и вымышленного. Миронов и Хаматова, как всегда, на высоте. Конец можно рассматривать и как открытый, и как законченный: Пётр так и останется в своем творчестве, Лиза с головой ушла в воспитание дочери и больше не будет времени переживать из-за частого отсутствия мужа. На мой взгляд, оба героя со своими тараканами. Но при этом Пётр творческий человек, а Лиза посредственность, поэтому и не смогла понять мужа, подстроиться под его интересы, распространённая

Рецензия на фильм Синдром Петрушки от Kickingrussian

Фильм в подборках

Вывернутая красота

До просмотра фильма не знал, кто такая Дина Рубина, не читал ее книги, не знал что такое «Синдром Петрушки», поэтому только имена Евгения Миронова и Чулпан Хаматовой могли привлечь внимание к этой работе. Как выяснилось позже, после знакомства с самим романом, сюжетная линия сознательно упрощена и адаптирована для кино. Замечательно, что основная линия фильма связана с тремя очень близкими людьми. Мастер, Муза и Психиатр. Удивительный треугольник. Неудержимый в своем творчестве внешне непримечательный Мастер, яркая во всех смыслах Муза и всепонимающий Психиатр. Удивительно, что при таком странном наборе главных героев Елене Хазановой удалось снять такой шизофренично-искренний фильм об очень непростых отношениях трех очень талантливых людей.

Первое, что приходит в голову при просмотре — это история Пигмалиона и Галатеи. Но — это поверхность. В глубине — конфликт мужского и женского начал, одинаково сильных как в своих экранных проявлениях, так и в реализации своих смыслов. Во многом этот фильм снят ради актеров, исполняющих главные роли. Синдром Миронова-Хаматовой. Мастер — герой, способный вдохнуть жизнь в марионеток, умеющий воплотить самые безумные идеи, тщеславный и жаждущий совершенства. Но так ли это? Номер, который исполняет Мастер сначала с Музой, а потом и с ее эрзацем — броский, техничный, рассчитанный на публику, но внутренне пустой. Да, героев кружит роковая танговая страсть. Муза — женщина, мечтающая о простом и понятном счастье, об обычном здоровом ребенке, что заставляет ее несколько раз пройти через такие привлекательные врата психиатрической лечебницы. И Психиатр, который способен подобно клею связать опять отношения Мастера и Музы. На это способны только очень большие друзья. Камерная и местами почти клаустрофобная история.

В картине отсутствуют напрочь сюжетные провалы. В игре актеров — огромный драйв и искренность, но… Почему-то не очень верится в эту марионеточную историю. Жизненная драма главных героев выглядит такой же вздернуто-кукольной. Нарочитый оптимизм финала и многозначительность предтитровых символов усугбляют многоточие экранизированной истории. 0

Рецензия на фильм «Синдром Петрушки»

Красивая, хоть и несколько «беспросветная» драма о невозможности ужиться с творческим человеком, одержимым искусством. После сомнительного «Вычислителя» Евгений Миронов снова на коне к радости своих поклонников.

С самого детства Петя влюблен в соседскую девочку Лизу, с ней проводит он вечера ребенком, с ней сбегает из родительского дома в Петербург, вопреки воле отца Лиза становится его женой и главным спутником жизни. Но есть у Петра и другая страсть – с тех же юных лет он одержим кукольным театром и марионетками, сцена во многом заменяет ему реальную жизнь, а разделить искусство и семью артист не может. Смерть новорожденного первенца Петра и Лизы ложится тяжелым грузом на влюбленных, женщине даже приходится отправиться в клинику для душевнобольных. Но помощь психиатра требуется скорее Петру – в отсутствие Лизы он делает ее точную копию, куклу, которая станет его настоящей половинкой.

Кадр из фильма «Синдром Петрушки»

На фоне картин легкого жанра в отечественном кинематографе как-то совсем потерялись настоящие серьезные драмы, выход почти каждого фильма, выходящего за рамки романтических комедий или молодежных приключений, становится небольшим событием хотя бы для индустрии и критиков. «Синдром Петрушки» Елены Хазановой коллеги режиссера и журналисты ждали с нетерпением, и премьера в рамках фестиваля «Кинотавр» не оставила специалистов равнодушными, однако теперь картину ожидает новое испытание – лента выходит в широкий прокат, а значит, получит оценку зрителей, поклонников творчества Дины Рубиной и Евгения Миронова. И некоторые вопросы к фильму будущих зрителей мы можем предсказать уже сегодня.

Кадр из фильма «Синдром Петрушки»

Полагаем, что наибольший резонанс картина вызовет именно в среде поклонников творчества Рубиной – ее книги экранизируются достаточно редко, еще реже этим лентам удается вырваться за пределы небольшой нишевой аудитории. «Синдром Петрушки», сделанный для максимально широкой публики, тем не менее может оказаться также обделен вниманием, он нацелен на более взрослую, интеллигентную и думающую аудиторию, чем та, что наполняет кинозалы во время показов голливудских блокбастеров. Привлечь зрителя будет непросто, хотя участие Евгения Миронова и Чулпан Хаматовой может добавить плюсов прокатной карме ленты.

Кадр из фильма «Синдром Петрушки»

Другим тормозом на пути «Синдрома» к зрителю могут оказаться оценки тех самых поклонников писательницы, ведь сценарий картины существенно упрощает, усекает и унифицирует огромное литературное полотно. Сюжет лишился едва не половины героев, упор сделан всего на пару сюжетных линий, перетасованы временные промежутки – все это неизменно вызывает ропот в среде последователей учения «Книга – лучше!». Конечно, сравнение фильма и книги – дело неблагодарное, но без этого редко удается обойтись, и смеем предположить, что окололитературных копий вокруг «Петрушки» будет сломано предостаточно.

Кадр из фильма «Синдром Петрушки»

Не меньшие дебаты предстоят и поклонникам Евгения Миронова. Безусловно, в сложной психологической драме этот талантливейший актер чувствует себя как рыба в воде, но Евгения издавна преследует один творческий недуг – он излишне театрален. Даже в этой картине, где он играет человека, одержимого искусством, сценой, лицедейством, Миронов часто перегибает, заламывает руки, превращает лицо ленты в гримасу. Часто эти гиперболы излишни, они утяжеляют действие, отвлекают внимание с внутреннего нерва на внешние эмоции.

Кадр из фильма «Синдром Петрушки»

Однако, как вы понимаете, это лишь небольшие, во многом притянутые за уши и высосанные из пальцев претензии – в целом же картина Хазановой получилась на удивление целостной, глубокой и необыкновенно трогательной. Даже мрачность, серость, освещаемая только пышной рыжей копной волос героини Хаматовой, оказываются «Синдрому» «к лицу». Какие бы мистические нотки ему ни приписывали, сколько бы «оживающих» кукол в кадр ни попадало – фильм прежде всего является тяжелой психологической драмой о борьбе противоположностей. Реальная жизнь здесь сталкивается с выдуманной театральностью, древние проклятия – с современной медициной, страсть и нежелание отпускать противостоят свободе, любовь граничит и искрит от соприкосновения с ненавистью.

Следить за отношениями пары буквально безумно влюбленных героев Миронова и Хаматовой необыкновенно увлекательно, открытый финал оставляет возможность самым разным образом интерпретировать настоящее и тем более будущее персонажей, а главное – при всей своей нацеленности на мир творческих натур сюжет и перипетии жизненного пути Петра и Лизы легко можно приложить к окружающей реальности. Безумие страсти ближе, чем мы думаем, а противостоять ему сложнее, чем нам кажется, и синдром Петрушки-Пигмалиона – не удивительная наследственная болезнь, выпадающая один раз на миллион, а едва ли не повальная эпидемия, замыкающая людей в мирах марионеток и безвольных кукол.

С 5 ноября в кино.

Оставайтесь с нами на связи и получайте свежие рецензии, подборки и новости о кино первыми!

Синдром Петрушки

Описание фильма Синдром Петрушки (2015)

В фильме Синдром Петрушки главный герой всю жизнь был одержим любовью к кукольному театру, а также любовью к девушке Лизе, для которой всячески пытается быть и поддержкой, и опорой, как друг, как муж, но понимает, что она никогда до конца не будет принадлежать только ему одному.

Зрительские отзывы

Мне фильм понравился. Это скорее только остов книги, но снято красиво, актеры великолепные, музыка завораживает.

О чём этот фильм? Зачем его сняли? Какой смысл в этих дерьмовых вырожденческих сюжетах, где всё тоскливо, отвратительно и нудно?
Ни кассовых сборов, ни рецензий критиков, ни побед на международных фестивалях. и самое главное, никакой народной любви.
Для чего такие фильмы снимают?

Фильм понравился. Замечательные актеры, которые НЕ могут играть плохо. Завораживающая музыка и, вообще атмосфера фильма. Понятно, что уложить в 1,5 часа все те нюансы, которые ювелирно прописаны в книге, невозможно. Но все же не хватило зимней чарующей Праги — большого кукольного театра так изумительно описываемого Д.Рубиной.

Фильм стоит смотреть по нескольким причинам. Пронзительное кино с прекрасным дуэтом актеров — душераздирающий Евгений Миронов и невероятная медноволосая Чулпан Хаматова. Чудесная музыка. Съемки в Выборге, Павловске, Петергофе, Санкт-Петербурге. Не банально, не скучно, не пошло. В субботу 7 ноября зал в киноцентре «Ленфильм» был забит битком.

Для меня этот фильм о любви и творчестве, их трагичном взаимовлиянии и взаимоисключении. Как в творчестве, гениально оживляющем бесчувственную плоть, не умертвить с той же страстностью плоть одухотворённую, живую? Возможно ли? В Фильме много излишнего — деталей, тёмных тонов, маньеризма, психиатрии. В силу этого не остаётся ощущения цельности и подлинной глубины.

Хм. Думаю, если у кого-то депрессовое состояние (ну погода там, витаминов не хватает или ещё что), то лучше на этот фильм не ходить, а то появятся суицидальные мысли. Ну очень мрачно, и тягомотно. В стране совсем дела-черны, раз вот такое на деньги налогоплательщиков снимают.

Очумительная игра актеров. Крупные планы, психика, пластика. Фильм для домашнего просмотра (или кресла в vip зале). Не к чему его смотреть тем, кто не читал Д. Рубину. И это минус режиссеру. Либо ты выражаешь свою и автора мысль на экране, понятную публике (даже избранной), либо ты не говоришь ни чего. Это же касается фона для кукольной эйфории (у Рубиной -это Прага и это понятно, Питер-нет) Иначе получается театр для актеров. После этого фильма действительно ощущение, что сходил в театр (а не в кино). Фильм не депрессивный. Но рассчитан на умного и читающего зрителя.

Другие публикации:  Санкт-петербург институт гриппа

Фильм стоит посмотреть, он будоражит, не оставляет равнодушным! Актеры играют просто потрясающе. после фильма мы не разошлись и забыли, а долго сидели и перетирали.

Если бы книгу не читала, но и не сообразила бы о чем он, этот фильм. Актеры играют классно, виды хорошие и все. Не тронул.

Настолько пустой фильм, что даже актёрам играть скучно, потому что играть-то, в принципе нечего. Пригламуренная пустота в ярком фантике, приправленная музыкой и пластикой. Бездарный фильм по бездарному сценарию.

Посмотрела «Синдром Петрушки» — полное разочарование в фильме: какие-то жалкие ошмётки от книги. Именно ошмётки — другого слова и подобрать не могу. Только и того, что главных героев оставили, в виде психически нездоровых людей, а сколько выброшено: вообще никакого представления нет в фильме о родителях Петра, об его учителе, с которого его страсть к куклам и пошла-то, о незабвенной бабусе Бориса, пролившей свет на всю эту историю, о глупой Басе — далеко не второстепенной героине, о тётке Лизы, у которой и нашёлся-то Корчмарь. И даже переврали: в фильме, как оказалось, Пётр сделал копию Корчмаря. Не понимаю, зачем так было делать фильм. Никакого очарования книги в нём вообще не чувствуется, и даже «Минорного свинга» нет, по существу. А ведь эта музыка, даже если книгу не читал, заставляет плакать.Да, с тем, что актёры классные, нельзя не согласиться, но ведь фильм — это не только игра актёров, тем более, если он ставится по художественному произведению.

Хочется все же сказать не смотря ни на что..Актерская игра великолепная,невероятный Миронов,очень убедительный в своей одержимости,замечательная Чулпан Хаматова и совершенный в своем исполнении тандем,в прочем остальные актеры не хуже.НО..атмосфера фильма,абсолютно не книжная,(на мой взгляд)это однозначно..Питер — он может быть разным,здесь он холодный до мурашек и озноба. по умолчанию не кукольный город,ну никак,не Львов и не Прага и фильм бы был совсем другим,ну мне так кажется.Смотреть стоит,но вот захочется ли мне его пересмотреть,большой вопрос..совсем не уверена..

Увы, я не беспристрастный зритель, т.к. обожаю все произведения Рубиной, а поэтому очень больно испытывать разочарование, все время «сверяясь» с романом. При всей моей любви к Хаматовой и Миронову,(которому, с нелегкой руки режиссера, играть там было, фактически, нечего — это при его-то возможностях) адекватного воплощения всего смысла и наполнения романа — не случилось. Сюжет выхолостили, убрав очень важные линии — устану перечислять примеры. Так долго ждала фильм, и расстроилась.

Жаль красивую и глубокую историю. Не удалась в фильме. Даже прекрасный актерский состав не сумел спасти ситуацию. Очень ждала выхода экранизации — и полное разочарование. И почему доверили снимать Хазановой. Кто это вообще рядом с Хаматовой и Мироновым?

Смотрела фильм, как фильм. Рубину Д. читаю , знаю все ее опубликованные произведения. неоднократно была на ее встречах с читателями.
Фильм поставлен не как экранизация, поднят вопрос о смысле существования, кто мы друг для друга.
Да у многих из нас есть свои семейные предания, о них вслух не говорят, но про них и не забывают. Очень многие жизненные моменты мы пересматриваем, зная родственные связи.
Музыка органично помогает сопереживать героям.
Спасибо за удивительную работу актеров. Вот и получился подарок к новому году. Нина.

Думаю сериал пошел бы лучше. Фильм не получился вообще. Не читав книги, понять фильм невозможно. Сценарий ужасен. Фильм не спасает даже прекрасная игра актеров. После долгого ожидания, такое разочарование.

Пока ждала фильм, прочитала книгу, и хорошо сделала, так бы ничего не поняла. Фильм очень грустный, трагичный. Но, финал-то хороший! И почему Евгений Миронов в «Белой студии» сказал, что Петя выбрал только творчество, а не семью. Родилась прекрасная дочка, думаю, что всё хорошо. Фильм очень понравился, т.к. где Миронов — там пустыня становится краем цветов. Но на роль Лизы хотелось бы, например, Юганову. Чулпан везде одинакова. Музыка завораживает. Оценка режиссёру!

Сознательно заранее не читала книгу. Теперь обязательно прочту. Обожаю Чулпан Хаматову и Евгения Миронова.Жаль, что их так мало на экране. Ведь жителям небольших городов не удается посмотреть их игру в театре. Фильм очень понравился, замечательная игра главных героев. Спасибо!

Грустно. Пусто на душе. Сплошное разочарование! Была в поном восторге от книги: сюжет, детали, образы, пейзажи — все завораживало и держало в напряжении от начала и до конца. Просто преклоняюсь перед гением Дины Рубиной! Фильм от начала и до конца раздражал дешевизной во всем: в убогости пейзажей и интерьеров, в скудости и преступной упрощенности сюжета и персонажей. А «гениальные» актеры, согласившиеся играть эту постыдную породию на замечательный роман, раздражали больше всего. Неужели можно настолько увериться в собственной гениальномти, что перестать замечать, что ты создаешь очевидную бездарность!

Такое ощущение, что народ совсем фильм не смотрел! Яркий, чувственный. И надо отметить, что логичный в отличии от книги финал. Трагический, если кто внимательно смотрел, иначе не могло быть для данных героев. Музыка полностью гармонирует

Абсолютно никаких положительных эмоций фильм не вызвал — мрачный, непонятный, холодный. Не помогло даже участие таких звезд, как Миронов и Хаматова. Посмотрела и забыла. Обсуждать было нечего, к сожалению.

Как я была рада увидеть в списке фильмов Синдром Петрушки.. Перепроверила- точно ли по книге обожаемой Рубиной снят фильм.. На её месте я бы просто не разрешила этот фильм к показу или, как минимум, подала бы в суд на режиссера. Полная катастрофа! И великолепная игра Хаматовой и Миронова не спасли ситуацию. Как можно было так скомкать и изуродовать сюжет? О чем это кино без начала и конца??

Очень глубокая, психологическая драма. Фильм трагичный,смотришь с переживанием и понимаешь,что это сумашедшая,маниакальная безысходность. Великолепная игра актеров поражает. Наверное сюжет очень сжат,по сравнению с книгой, но суть раскрыта.

Огромное спасибо создателям фильма, актерам! Этот фильм хочется пересмотреть снова и снова. Очень хочется пожелать русскому кинематографу больше таких произведений. Так надоело смотреть эти глупые комедии! Фильм, на мой взгляд, должен быть один из первых в рейтинге лучших!

Не фильм, а сплошное серое кино. Ужасный фильм да и все фильмы в таком плане, которые снимают русский кинематограф отвратитительны, жалкие пародии на американские драмы, такое даже читать не стала бы, одна безвкусица да и только, серый мрак покрытый тленом. Людям такое не показывайте, хоть не позоритесь. Полный отстой. Снимите хоть что-нибудь, оригинальное, чтобы зацепило.

Актёры, музыка, съёмки — всё отлично, но интересного фильма не получилось. Снимать надо было или по книге полностью, или совсем не снимать. Из сюжета взята одна линия: кукла-кукольник-Лиза. Не читая произведения и этот сюжет был бы непонятен. Книга очень понравилась, фильм нет. По книге Лиза миниатюрная, рост 147 см. Хаматова хорошая артистка и сыграла на пятёрку, но в книге Лиза была не такая. И про отца, мало, что понятно. Такое впечатление, что взяли отрывки из романа и даже не пытались выстроить их в логический строй. Но это моё мнение.

Прочитав книгу, с нетерпением ожидал фильм. Разочарован.

Абсолютно ничего не поняла, хотя смотрела с настроем. Разочарование полное. Очень люблю Рубину, но здесь ей даже и не пахнет. Ожидания не оправдались. Актеры выглядели достойно, но на то они и профессионалы — просто выполнили поставленную задачу.

Только что посмотрела «Синдром Петрушки». Надеялась насладиться игрой Миронова и Хаматовой, но я их не узнала. Скучны и однообразны оба. Ну, у Хаматовой парик рыжий неординарный, как и положено по книге,едиственная «изюминка», но игра никак не зацепила. То ли дело Миронов и Хаматова сыграли в спектакле «Рассказы Шукшина»! Вот это высший пилотаж. Всем, кто не видел, рекомендую посмотреть телевизионную версию.

Захватил до дрожи внутри! Переживания с первого до последнего кадра. Игра актеров, музыка-все настолько сошлось, что на мой взгляд — Оскар.

Фильм снят безусловно не плохо. НО — книга и фильм это как речка и море. книжная история как паутина, захватывает-обматывает. Какие персонажи. фильм обертка к книге. я очень рекомендую все-таки прочесть книгу.

Фильм понравился, но только если рассматривать его как дополнение к книге. Не читая книгу, не поймешь всю глубину переживаний героев, весь их внутренний мир. А в совокупности с первоисточником фильм замечательный!

После прочтения книги долгое время была под впечатлением. Книга — театр, история, философия профессии кукольника, время, эпоха . столько пластов, «переваривать» — не переваришь сразу. Фильм все опошлил, исказил не только сам сюжет, но и все идеи, заложенные автором в книге. Жаль, что подобным образом, одни люди от творчества, в данном случае — режиссер и сценарист, превратили гениальное произведение другого человека от творчества — писателя, в мутный суррогат не понятно чего, не понятно о чем, не понятно для чего. А ведь те, кто не читал «Синдром Петрушки» и впрямь подумают, что книга такова. Почтите книгу, не смотрите фильм, не разочаровывайтесь. Дина Рубина — талантище. Благодарю Вас за все ваши книги.

А я не прочитала, а прослушала аудиоспектакль. На протяжении нескольких дней, пока я погружалась в великолепную атмосферу описываемых событий, я настолько явно представляла себе главных героев, а это и Ромка, и Борис, и Казимир Матвеевич, и много-много других персонажей, что когда я посмотрела фильм, остался осадок такой, как-будто тебя обманули. именно из-за того, что их безжалостно вырезали из сюжета. Борис в фильме -амебный персонаж, а ведь от его имени рассказана половина истории. Фильм разочаровал.

Безгранично обожаю Рубину! Читая ее всегда поражалась — как человек может с такой ювелирной точностью описывать происходящее, будь то цирковая жизнь, нюансы работы художника-копииста, музыканта или работника киноиндустрии! Сама я тоже имею к некоторым из этих профессий отношение и заявляю — у Рубиной без вранья! А города ! Ощущение, что она прожила в каждом из них всю жизнь! Удивительно иллюстративный текст! Особенно тронул «Петрушка» — родная Самара, студенческий Питер с любимым институтом, в который приехал Петя. все такое родное, понятное. Так вот, читала-читала, и мечтала — вот бы кино про «это» посмотреть. посмотрела. Надеюсь, что больше никто этих книг не «отсценирует», и кинА не будет. Про фильм писать нечего — провал. Про книги — очарование.

Книгу я не читала и поэтому не знала, что ждать от этого фильма. А после просмотра в голове вертелось только одно определение — мутный. Начало было как мистический триллер, потом мистика сошла на нет и началась психологическая драма, а дальше когда казалось бы все разрушено вдруг нелепая мелодраматическая концовка. Не знаю как в книге, а в фильме винегрет какой-то. Мне очень нравятся Миронов и Хаматова, и они были великолепны, но фильм мне не понравился! Нет в нём целостности и глубины. Даже прекрасная музыка в конце фильма стала уже раздражать и казаться неуместной и назойливой. 4- посредственно.

Как могла Дина Ильинична согласиться на выход этого фильма?
Издевательство нал великолепной книгой!
Не приведи господь на подобные экранизации остальных, еще не экранизированных, ее книг! ( хочется вспомнить «На Верхней Масловке» как пример экранизации).

Не люблю читать Рубину. Отталкивает националистическая направленность. «Синдром петрушки» снят немного сумбурно, но, в общем, выгодно отличается от многих слезливых мелодрамм с конечным поцелуйчиком. Этот запомнишь. Вряд ли другие актёры смогли бы донести до зрителя то, что сумела эта талантливейшая пара. Место в психушке Петру, а не Лизе! Всю жизнь нас «дёргают за ниточки, и мы послушны этим ненормальным кукловодам ! Стоит обрезать нити, и мы замираем в растерянности, складываемся, как петрушки и ждём, когда нас снова «починят» ! Думаю, здесь более глубокий смысл, чем просто необычная страстная редкая любовь двух незаурядных людей.

Другие публикации:  После простуды долго не проходит кашель

Здесь нужно рассматривать взаимоотношения Пети и Лизы. Петя, в душе, на протяжения всего фильма ещё ребёнок, которому суждено повзрослеть духовно (об этом свидетельствуют последние минуты фильма, здороваясь со своими друзьями, он проходит мимо кукол, уже такой отстранённый, осознающий и самое главное свободный от детских пристрастий ). Всё понятно, когда ты в детстве и чуть в юношеском возрасте в душе ребёнок, но если во взрослой жизни остаёшься им быть, то тебя ждут проблемы. И в этом фильме показана одна из проблем — это взаимоотношение взрослых Пети и Лизы, после того как в их дом постучалась беда — первый ребёнок. Результат у Лизы депрессия, а Петя не заметно для себя, после того как сделал «куклу Лизу», уходит от боли и реальности в свой детский любимый мир под названием «МИР КУКОЛ», где тебе никто не принесёт столько боли и страдания. Петя счастлив («КУКЛА ЛИЗА» его любовь, счастье, жизнь), а любовь к Лизе исчезла, остались только чувства собственничества, привязанности выражающееся в заботе. Сравните, как относится Петя к Лизе и «КУКЛЕ ЛИЗЕ». Лиза понимает это и не сдаётся, продолжает бороться за свою любовь и счастье.
Первый ребёнок — это «плод» духовной, душевной недоразвитости и дисгармонии Пети и Лизы.
Второй ребёнок — это «плод» духовной, душевной развитости и гармонии Пети и Лизы.
Вывод: Все мы по жизни хотим получать кайф, пока нет проблем, всё хорошо, мы продолжает кайфовать и чем больше кайфа тем лучше (кайф в размере от вкусной конфетки и до «седьмого неба»), спрашивается, а для чего жить тогда. Не убегайте надолго от реальности в «МИР КУКОЛ» (как это сделал Петя, а то можно не вернуться, если бы не Лиза) или в игру «мир танков», алкоголь, наркотики, проституцию и т.д., (ведь от этого страдают близкие люди), возвращайтесь в реальность и решайте прежде всего свои проблемы (конечно, бывают исключения, например когда рак 4 стадии) и решив их будет ВАМ СЧАСТЬЕ И КАЙФ.
Рассмотрим два человека, их внутренний мир: Первый: Духовно, душевно развит и гармоничный человек, Второй: Духовно, душевно недоразвит и дисгармоничный человек. Вопрос: Качество жизни и диапазон кайфа у кого будет ВЫШЕ.
Хочешь полный кайф? Тогда прокачай себя: ментально, духовно, душевно и можно фитнесом заняться, кайф гарантируется. А ТЕБЕ СЛАБО.

Читать книгу было намного интересней. В фильме великолепная игра актеров. Но где же Минорный свинг Джанго Рейнхарда?

Разочаровал фильм. Так жааалко, я так его ждала. Советую прочитать книгу. Она великолепна. Есть вопросы к режиссеру и сценаристу: почему врача-еврея, живущего в Израиле играет грузин. Почему так нудно? И, наконец, ГДЕ Львов, красивенный Львов с впечатляющими историями военных лет? Где заснеженный Сахалин? Это же очень важные линии в сюжете. Безумно жаль, что два талантливых актера — это ЕДИНСТВЕННЫЙ плюс фильма. Но и они, увы, не смогли сделать фильм интересным и смысловым.

Книгу прочитала до фильма. Обычный, малоискушенный зритель. Фильм не смотрела, как экранизацию, он о другом. О том, о чем через 15 лет совместной жизни вчера я, кажется, сумела донести до своего мужа. Об умении пронзительно ощущать родного человека и суметь срастить это ощущение со своей сущностью. Без наносного трагизма, ложной психоделики, даже сглаженно, я бы сказала. Когда в жизни действительно чувствуешь партнера до нерва и эмоции, а он глух, все намного страшнее. Фильм-взгляд, точка зрения, одна из граней романа.
Отдельного слова заслуживают куклы. Они говорили и выражали. Внятно и трепетно.
Моя душа в покое. Спасибо.

Рецензии на книгу « Синдром Петрушки »

Дина Рубина

Дина Рубина совершила невозможное — соединила три разных жанра: увлекательный и одновременно почти готический роман о куклах и кукольниках, стягивающий воедино полюса истории и искусства; семейный детектив и психологическую драму, прослеженную от ярких детских и юношеских воспоминаний до зрелых седых волос.
Страсти и здесь «рвут» героев. Человек и кукла, кукольник и взбунтовавшаяся кукла, человек как кукла — в руках судьбы, в руках Творца, в подчинении семейной наследственности? — эта глубокая и многомерная метафора повернута автором самыми разными гранями, не снисходя до прямолинейных аналогий.
Мастерство же литературной «живописи» Рубиной, пейзажной и портретной, как всегда — на высоте: словно ешь ломтями душистый вкусный воздух и задыхаешься от наслаждения.

Лучшая рецензия на книгу

Когда я читаю Рубину, то:

— слышу треск кофемолки, запах кофе, возвращающий в реальность из тревожного сна. Шаркаю тапочками, на ходу завязывая халат, и бреду на кухню кормить котэ —

— чувствую мягкие кошачьи лапы на своих ступнях, нетерпеливое «мяу», благодарное послеобеденное мурлыканье. А солнце вовсю пробивается сквозь плотные занавески, нагревая забытые на окне яблоки —

— варю яблочное варенье до прозрачных медовых долек, погружая деревянную лопатку в густой тягучий сироп. До зимы банки с вареньем, туго перевязанные шпагатом и накрытые кружочками пергамента, будут пылиться в старом буфете и ждать гостей —

— встречаю шумных гостей, что приходят нахрапом с красными щеками от мороза, занося в тепло зимнее дыхание, снимая колючие шарфы и наперебой рассказывая смешные истории —

— слушаю истории до полуночи с «а вот помнишь?» и «быть такого не может!», придуманные за чашкой свежезаваренного душистого чая. А травяные чаинки неспешно кружатся в водовороте, исполняя несложные па, и медленно оседают на дно большой пузатой кружки —

— перебираю прошлогодние фотографии с морскими закатами и разлапистыми пальмами, которые, кажется, до сих пор всё машут огромными перистыми листьями, радуясь июльским дням —

— вспоминаю летний отпуск, когда солнце обжигает плечи и рассеивает по лицу пригоршню золотых веснушек. Запускаю пальцы в горячий белый песок, словно сахарный, и выуживаю из него ребристые ракушки, гладкие камешки, разноцветные стекляшки, отточенные водой и временем —

— брожу временами по улицам старого города, обходя рваные лужи на булыжной мостовой, а большая сырная луна заглядывает в чужие окна и как будто подмигивает, то пропадая, то появляясь из-за рыхлых ватных облаков —

— еду по дороге с облаками в бабушкин старый дом, где ветхий запах окутал кружевные скатерти, так филигранно вывязанные заскорузлыми, морщинистыми и родными старушечьими руками. Где еле слышно скрипят половицы и мерно стучат ходики, а сонные осы бьются в окна, словно усталые путники, ищущие пристанище на ночь —

— радуюсь большим белым мухам в свете одинокого ночного фонаря, что ложатся на окно и тут же умирают. Отрываю листки календаря с предвкушением нового дня и нового года. Перебираю старые новогодние игрушки с давно облупившейся эмалью, зажигаю бенгальские огни и ароматические свечи, составляю бесконечные списки и дарю подарки —

— ищу пятый лепесток сирени и жду звездопад, собираю гербарий и меряю лужи в ярко-желтых резиновых сапогах. Чищу апельсины, а липкий сок стекает по ладоням, и мы смеёмся….

В эту прозу влюбляешься сразу или не видишь в ней никакого смысла, третьего не дано. Рубина говорит простые вещи, но выписывает их так обстоятельно, что после каждой фразы хочется остановиться, насладиться прочитанным, ощутить послевкусие. «Синдром Петрушки» — грустная семейная история, уходящая корнями на пару веков назад, а оттого ещё более таинственная. Люди-куклы с бесконечными золотыми нитями, уходящими в небо. Ибо вся наша жизнь в руках Божьих, всё по велению Творца.

Печальная книга любви, где каждый мог оказаться как на месте кукловода, так и его послушной марионетки.

Не друзья же, не влюбленные же…. А это просто мучительно раскалывались, разлеплялись, разъезжались две половинки одной души; души явно болезненной, взбаламученной, мечтательной и страстной.
Они были похожи на детей, что пережили оспу, выжили, но навсегда остались с изрытыми лицами. Эти двое стали жертвой особо свирепого вида любви: страстной, единоличной, единственной; остались в живых, но уже навсегда были мечены неумолимо жестокой любовью.

Прочитав роман, я обрела не сюжет, но эмоции, не гущу событий, но книгочейский экстаз, от которого не сразу вернёшься к её книгам, и книгам вообще.

Сюда можно прийти за «филижаночкой кавы», «снежной кутерьмой, как стакан с молочным коктейлем», «травой, крапленной мельчайшими ромашками – будто кто манку просыпал», «трамваем с сомьей мордой» и «серебром вскипающими тополями». Прийти, чтоб влюбиться и остаться….

Рецензия написана в рамках игры «Собери их всех!», квест №8;
ФМ — 2019, Hecate_ , благодарю, Вы чудесны

Когда я читаю Рубину, то:

— слышу треск кофемолки, запах кофе, возвращающий в реальность из тревожного сна. Шаркаю тапочками, на ходу завязывая халат, и бреду на кухню кормить котэ —

— чувствую мягкие кошачьи лапы на своих ступнях, нетерпеливое «мяу», благодарное послеобеденное мурлыканье. А солнце вовсю пробивается сквозь плотные занавески, нагревая забытые на окне яблоки —

— варю яблочное варенье до прозрачных медовых долек, погружая деревянную лопатку в густой тягучий сироп. До зимы банки с вареньем, туго перевязанные шпагатом и накрытые кружочками пергамента, будут пылиться в старом буфете и ждать гостей —

— встречаю шумных гостей, что приходят нахрапом с красными щеками от мороза, занося в тепло зимнее дыхание, снимая колючие шарфы и наперебой рассказывая смешные истории —

Меня трясет, когда я слышу что-то о «женской литературе»

Писатель Дина Рубина привезла из Израиля в Россию свой новый роман «Синдром Петрушки».

Он — заключительная часть трилогии, в которую вошли романы «Почерк Леонардо» и «Белая голубка Кордовы». На следующий день после своего приезда Дина Ильинична ответила на вопросы обозревателя «РГ».

Меня утомляет занудная литература

Российская газета: Многие мои знакомые предпочитают ваши ранние произведения. А меня задела именно последняя трилогия. Хотя я слышала и такое мнение, мол, в этих книгах появилось что-то голливудское. Например, в «Белой голубке Кордовы» погони, выстрелы…

Рубина: Бог ты мой, люди пережили двадцать лет сплошной стрельбы, убийств, «разборок» и погонь на улицах российских городов, а все туда же: «Голливуд!». Да Голливуд по сравнению с российскими криминальными реалиями кажется детским садом. Младшей группой. Не говоря уже о том, что я живу в стране (и мой герой Захар Кордовин, например), в которой половина населения ходит с огнестрельным оружием, а уж пользоваться им может процентов восемьдесят населения — все же в армии служат. Подобные оценки происходят исключительно от непонимания предмета. Говоря о голливудской ноте, скорее всего, читатели имеют в виду авторское владение сюжетом. Это привычный стереотип: если от книги оторваться невозможно, то эта книга — детектив, Голливуд, и прочее. Это путаница понятий. Владение сюжетом — одно из необходимых качеств профессионального литератора. Сюжет — это ведь орудие, при помощи которого писатель овладевает вниманием читателя. И либо писатель владеет этим орудием, либо нет.

Еще что касается голливудских «стрелялок». Ритм жизни современного человека, событийная плотность его устремлений настолько повысились в последние годы, что не замечать это со стороны писателя просто глупо, преступно и халатно. И потом, это правда: чем дальше я живу, тем больше меня увлекает человек действия. Я становлюсь старше, больше понимаю в жизни, лучше вижу типажи и характеры людей. Не говоря уже о том, что я откровенно люблю яркие характеры. Терпеть не могу бесконечные, безадресные, беспочвенные копания в себе. Меня утомляет занудная литература. Предпочитаю яркую метафору, действие, жест.

У Петрушки лунные глаза

РГ: Вы печатаетесь уже 40 лет. На вашем официальном сайте — 40 книг. Я понимаю, что это условно, это издания…

Рубина: Только за время моего сотрудничества с издательством «ЭКСМО» вышло порядка двух с половиной миллионов экземпляров моих книг. Переиздают постоянно.

РГ: Вопрос о другом — вы пишете много. И еще часто в интервью говорите, что не раскрыта одна тема, другая… Но как вам удается настолько глубоко проникать в профессию, в характер персонажа? Ведь это быстро не делается.

Другие публикации:  Вакуумные поилки для кур своими руками

Рубина: Я пишу и в самом деле очень медленно. Давайте с вами произведем арифметический подсчет. Я работаю часов по 14 в день.

РГ: В пять утра встаете…

Рубина: Да, конечно. И иногда поднимаюсь из-за компьютера в 11 вечера. Я могу, конечно, встать из-за «станка», пить кофе, пообедать и раз 10 нагнуться, чтобы еще хоть как-то держаться, — позвоночник трещит уже по швам.

При этом в день у меня выходят в среднем два абзаца. Если повезет, то — страница. После чего я ее, естественно, переписываю много раз. Уже под конец, когда несет волна и работаешь более активно, бывает ослепительно удачный день, когда получаются две страницы. Путем арифметического подсчета (хотя я и арифметика — это понятия несовместимые, как гений и злодейство) приходим к выводу: если, например, роман «Почерк Леонардо» насчитывает 450 страниц, то это значит, что в компьютерном варианте он был 190 страниц. Вот они — полтора года тяжелого, мучительного, напряженного труда. Это ведь не только писание текста, но и бесконечная переписка с циркачами, оптиками, инженерами, погружение в изучение цирковой жизни. Езда в Монреаль в Цирк дю Солей… Или в случае с «Белой голубкой Кордовы» — подробнейшее изучение мира живописи. Я — дочь художника, жена художника, год изучала технику реставрации и живописи. На столе у меня лежали толстенные тома. В случае с «Синдромом Петрушки» их заменили толстенные энциклопедии. Я ездила во Львов, в Прагу. Только по кукольным театрам! Это честная писательская работа. Стилистическая работа начинается потом. Все страницы переписаны так много раз, что, когда я сдаю роман, то практически знаю его наизусть. Потом я выкидываю роман из головы, точно так же, как и языки, для того чтобы полностью освободить мозг для новой работы.

РГ: Как должен писатель работать с информацией? Вы не тонете в море фактов?

Рубина: Тону. Это мучительные несколько месяцев, когда я отбираю информацию. Но потом все складывается. Это же не просто так: а напишу-ка роман. Нет! Сначала возникает характер. Потом долго ищешь герою место на этой земле.

РГ: А кто кого ведет — вы героя или он вас?

Рубина: По-разному бывает. Захар Кордовин — он несся впереди меня, тащил сюжет, и я просто «тормозила на поворотах», потому что он такое вытворял! Такая мощная личность. Мы сразу влюбились друг в друга. Я чувствовала тепло, от него идущее, чувствовала, что просто влюблена в этого мужика.

А вот герой «Петрушки», Петя, — он не хотел со мной иметь никаких дел. Он ведь погружен в себя, мрачный, говорит отрывисто — не краснобай. Совершенно другая личность. Я так тяжело работала для того, чтобы найти способ проникнуть в него. Самый мучительный роман — вот этот! Я купила в Праге замечательную марионетку — Шута Кашпарека. Его в восьмой главе и изображаю: Петр его сделал. Он так и висит у меня на стене: крепкие кулаки, башмаки, двурогий шутовской колпак с колокольчиками. И у него такие лунные индифферентные глаза. Он всегда смотрит куда-то вдаль, поверх моей головы. Я, когда писала, подходила, просила его помочь, если работа не шла. Он не реагировал.

А у меня есть приятельница — астролог. И я написала ей, что не могу встретиться, тяжело идет работа. Она ответила: «Диночка, у вас очень тяжелый герой, очень сложный человек. У него зеленая аура. Покормите его чем-нибудь зеленым». Я спрашиваю «как это?». Она отвечает: «Съешьте огурец». Я посмеялась, конечно. А потом дело сдвинулось, и в конце я стала остро его чувствовать. Трагическая личность. Хотя никто в этой книге и не умирает.

Чтение — время писательской гимнастики

РГ: Как можно, находясь за пределами страны, в другой языковой среде, хорошо писать по-русски, тонко чувствуя все нюансы языка?

Рубина: Это сложная тема. В любой другой стране я, будучи в языковом отношении довольно хватким человеком, начинаю разговаривать сразу со всеми, кто под руку попадется…Просто приставать к людям, носителям языка. Если попадаю, скажем, в Италию на две недели с разговорником в руках, то к концу этого времени уже начинаю худо-бедно общаться с людьми.

РГ: Это, кстати, видно и из ваших книг…

Рубина: …точно так же, приехав в Израиль, я начала общаться на иврите, не важно, с каким количеством ошибок. Но, видимо, мозг, мой писательский аппарат имеет какую-то невероятную степень сопротивляемости. Когда один из иностранных языков, в том числе — стыдно сказать — и английский, доходит до определенного уровня постижения, в моем русском сознании, словно кто-то перекрывает кран. Я не вдаюсь в глубины чужого языка, предпочитая плавать на поверхности привычных фраз и бытовых выражений. По-видимому, это внутренний инстинкт сохранения своего инструмента.

И, конечно, бесконечное чтение по-русски. Все мое свободное время — а у меня его просто нет, потому что чтение — это время писательской гимнастики, — посвящено русскому языку. Это — моя жизнь, система моего дыхания. Дома я требую, чтобы дети со мной говорили только на русском. И вот тоже стрессовая ситуация: дочь вышла замуж за израильтянина, и я по пятницам, когда они приходят в гости, должна весь вечер «корячиться», пока, наконец, не вспыхиваю и не кричу: «Переведи ему, я устала!»

РГ: Русский язык меняется. Но вы часто бываете в России. Успеваете впитать изменения?

Рубина: Я приезжаю раз в несколько месяцев, а то и раз в год. Где уж тут «впитывать». К тому же я — не сторонник внедрения в ткань литературы быстро вспыхивающих и неизвестно как долго сохраняющихся в языке слов. Тем более — в ткань авторской речи.

Другое дело — прямая речь. Тут я могу использовать любое услышанное слово. В конце концов, есть Интернет. Да и Израиль плотно связан с Россией — на улицах у нас повсюду слышна русская речь.

Есть, конечно, сложности. И я не знаю, как с ними бороться и надо ли их преодолевать. Потому что один из наиболее частых комплиментов, которые мне приходится слышать, касается моего языка. Возможно, потому, что он сохранился в рамках правильной речи так называемого «интеллигентного человека» советских времен?

РГ: Вы себя все-таки считаете российским писателем?

Рубина: Нет-нет. Меня очень трудно назвать российским писателем. Я — русский писатель, это дело другое. Я — носитель русского языка, русского мышления и русского осознания жизни и действительности. Я родилась в Ташкенте и прожила там 30 лет. Это не Россия, но город моей юности тоже был пространством русского языка.

Литература не поддается обозначениям

РГ: Раньше исследователи проводили такую грань: существует русская эмигрантская литература и русская литература внутри страны. А сейчас говорят, что этой грани нет, а есть единая литература.

Рубина: Все это не так безусловно… Понимаете, ведь существуют не только языковые параметры литературы, но и тематические, мировоззренческие. И все это сложно, взаимосвязано и взаимопроницаемо. Считаясь кем-то русским писателем, я в то же время являюсь и писателем еврейским. И по интересу к теме, к истории народа, корней и так далее. Любое деление и обозначение мне кажется непродуктивным. Подлинная литература этому не поддается. Она все время ускользает от этого. И язык тоже не поддается.

РГ: А пол поддается? Мужская и женская литература?

Рубина: Ненавижу! Меня трясет, когда я слышу что-то о «женской литературе». В последнее время я уже научилась как-то себя сдерживать. Но раньше как человек эмоциональный просто выгоняла людей, которые мне говорили, например, что я — родоначальник женской прозы.

РГ: Именно потому, что такие разговоры идут, я и задаю этот вопрос. Как только всплывают имена Рубина, Улицкая, сразу возникает тема женской прозы.

Рубина: В литературе существует только одно — дарование. И больше ничего нет. Даже темы. Какой роман можно назвать более женским, чем «Анна Каренина»? Такая трагедия женской судьбы в России XIX века. И столько отдано Толстым изучению психологии женщины, ее драмы, смерти, родам… Сейчас бы, наверное, Толстого назвали женским писателем!

Писатель может быть кем угодно. Флобер говорил: «Мадам Бовари — это я». Что мне делать, если два героя моих последних романов — Захар Кордовин в «Белой голубке Кордовы» и Петр в «Синдроме Петрушки» — два мужика совершенно разной психологии и поведения? Один называет себя «женским человеком», потому что легко влюбляется, любит женское общество, тонко понимает женскую психологию. А другой? Погруженный в пространство своей единственной любви настолько, что даже свою самую выдающуюся куклу делает копией своей жены. Он идет на кощунственный поступок, потому что существует только в колее пространства безумной трагической любви к единственной женщине.

Опасность заражения интонацией

РГ: Вы — лауреат «Большой книги» 2007 года, из чего, по моему разумению, должны много читать современную русскую литературу. Но, как я поняла, предпочитаете классическую.

Рубина: Да, читаю я то, что можно назвать классикой. Для меня, например, Довлатов — классика. Потому что это совершенное владение формой рассказа, безупречная демонстрация тончайших механизмов того, что называется авторской интонацией. Он так точно ее дозирует и так великолепно подает…

Мне иногда приходится читать современную литературу. Что-то нравится, что-то — нет. Но есть еще одна опасность. Опасность заражения интонацией. Например, Бетховен не слушал произведения композиторов-современников. Писатель должен жить в своеобразных «наушниках» и приоткрывать их тогда, когда звучит чистая нота и может ворваться чистая «струя эфира». Сегодня я могу читать Платонова, Набокова, Чехова, Толстого, Гоголя, Бродского… И поэзию, конечно. Прозаик должен все время читать поэзию, потому что поэзия муштрует, выстраивает прозу.

РГ: Во всех книгах трилогии русский «бэкграунд» персонажей особо трогает нашего читателя. Как вам самой кажется: он действительно выписан вами сильнее или это наше, местное восприятие?

Рубина: Нет, это действительно мощное русское прошлое автора, никуда от него не деться: наша юность, наши боли, любови наши…

РГ: Как точнее определить, что именно связывает все три книги. Как вы определяете для себя?

Рубина: Я не определяю: я — чувствую. Конечно, во многих интервью я называю как-то то зыбкое, что связывает три романа, но ведь настоящей литературе прямолинейное называние вредит. Как можно обозначить это стремление заглянуть за край, эту попытку проникновения в иной мир, будь то зеркала, шедевры живописи или куклы?

РГ: Я слышала, что по вашей трилогии собираются снять сериал.

Рубина: Сейчас я веду переговоры по поводу экранизации каждого из трех романов. Все пока на ранних стадиях. И сериалы будут сняты — если все сложится — по каждому роману. При всем том, что они названы трилогией, там разные герои, судьбы и истории.