Почему назвали коричневая чума

коричневая чума

Словарь русских синонимов .

Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин . 2013 .

Смотреть что такое «коричневая чума» в других словарях:

Коричневая чума — Публ. 1. О фашизме или фашистах. БМС 1998, 630. 2. О неофашизме и неофашистах. НСЗ 70; Мокиенко 2003, 143 … Большой словарь русских поговорок

чума двадцатого века — наркомания, коричневая чума, массовая культура, фашизм, масскульт, СПИД Словарь русских синонимов. чума двадцатого века сущ., кол во синонимов: 9 • китч (18) • … Словарь синонимов

Чума (роман) — Чума La Peste … Википедия

чума — сущ., ж., употр. сравн. часто Морфология: (нет) чего? чумы, чему? чуме, (вижу) что? чуму, чем? чумой, о чём? о чуме болезни людей и животных 1. Чумой называется тяжёлая остроинфекционная болезнь, которая легко распространяется среди людей и,… … Толковый словарь Дмитриева

ЧУМА — Белая чума. Публ. Неодобр. О наркомании. НРЛ 79; Мокиенко 2003, 143. Болотная чума. Жарг. мол. 1. Пренебр. О девушке с отвратительной внешностью. 2. О проститутке, готовой к любому сексуальному контакту. Максимов, 38. Индустриальная чума. Жарг.… … Большой словарь русских поговорок

чума — ы; ж. см. тж. чумной 1) а) Тяжёлая остроинфекционная эпидемическая болезнь. Лёгочная чума/. Прививка против чумы. Бубонная чума/. Спасаться, как от чумы … Словарь многих выражений

чума — ы; ж. 1. Тяжёлая остроинфекционная эпидемическая болезнь. Лёгочная ч. Прививка против чумы. Бубонная ч. Спасаться, как от чумы. Бояться кого , чего л., как чумы (очень сильно). / Книжн. О каком л. общественном бедствии, от которого нет спасения.… … Энциклопедический словарь

фашизм — диктатура; коричневая чума, чума двадцатого века, нацизм Словарь русских синонимов. фашизм сущ., кол во синонимов: 5 • глобофашизм (1) • … Словарь синонимов

Камю — (Camus) Альбер (1913, Мондови, Алжир – 1960, Вильблевен, Франция), французский писатель и мыслитель, создатель т. н. «романтического», или «бунтующего», экзистенциализма. Родился в бедной семье сельскохозяйственного рабочего, в 1914 г. отец погиб … Литературная энциклопедия

КОРИЧНЕВЫЙ — КОРИЧНЕВЫЙ, ая, ое. 1. Буро жёлтый (цвета жареного кофе, спелого желудя). К. цвет. Коричневая шляпка боровика. Коричневая чума (о фашизме; презр.). 2. коричневые, ых. Коричневорубашечники, фашисты. • Коричневые яблоки обиходное название коричных… … Толковый словарь Ожегова

О термине «коричневая чума».

«. ни в одном языке, кроме русского, нет словосочетания «коричневая чума». Даже в немецком, где нужно искать его корни. Ведь именно штурмовики в Германии ходили в коричневых рубашках, их так и называли — «коричневорубашечники». «Коричневая чума» — синоним слова «фашизм». Однако больше нигде в мире прилагательное «коричневый» исторически не ассоциируется с чем-то плохим. В чем же дело?

Само слово появилось только в начале XX века и произошло от «коры». До этого народ пользовался прилагательным «бурый». Для русского сознания — это плохой цвет. В коричневой одежде ходили простолюдины. Это был цвет грязи. Про живое говорят «бурый», а про неживое «коричневый». Вот почему русским, подсознательно удерживающим негативное отношение ко всему коричневому, было легко выстроить такую метафору: «коричневая чума».

«Коричневая чума» в желтых жилетах

Массовые протесты во Франции пойдут на пользу Марин Ле Пен?

Жилеты в Париже. Фото: EPA

Приключения желтых жилетов на дорогах и улицах Франции продолжаются. Жилеты перекрывают трассы, блокируют нефтехранилища и заправки, а в субботу, 1 декабря, опять вышли на Елисейские поля. И хотя жилетов на улицах стало меньше (по сравнению с первым днем протестов), их политическое значение растет, с посланием к ним обращается президент, и уже «восемьдесят процентов опрошенных» выражают им свою поддержку. У костра народных протестов греются все оппозиционные партии, но правительство пытается переложить «факел ответственности» в руки «коричневой чумы». В ответ Марин Ле Пен «негодует» из-за «политиканских махинаций» правительства.

К началу третьей недели протестов можно сделать предварительный вывод о том, что власть проиграла все пиар-битвы с желтыми жилетами.

Показательными стали последние дни.

27 ноября президент обратился к народу с программной речью, объявив о создании Высшего совета по климату и зачитав избранные места из «стратегии экологических преобразований» в стране. Это была первая попытка прямого обращения Макрона к желтым жилетам. А желтый жилет, я напомню, это просто символ разнородного протеста, участниками которого становятся и поклонники левых, и фанаты ультраправых, и совсем небогатые люди (в основном), и средний класс.

Поваленный на землю вместе с ограждениями полицейский применяет слезоточивый газ против желтых жилетов. Фото: EPA

После прошлой акции на Елисейских полях в парижском суде по обвинению в беспорядках и ношении оружия оказались и 32-летний бездомный из лионского пригорода, и 26-летний житель курорта Тонон-ле-Бан, заявивший, что зарабатывает 8 тысяч в месяц. Судили и 27-летнюю «мать-одиночку», последним местом работы которой был «Макдональдс». Судили 40-летнего тюремного надзирателя, отставного военного, который пришел на Елисейские поля с молотком. Судили 35-летнего безработного, приехавшего из лиможской деревни, чтобы швырнуть камень в парижский газетный киоск.

Так что президент, можно сказать, обращался ко всему народу сразу.

«Экологические преобразования» (из-за которых были повышены налоги на топливо, что и стало катализатором протестов ) не должны приводить к обеднению людей, подчеркнул президент. И сказал, что сделает систему топливного налогообложения «гибкой» — т.е. в случае роста цены барреля налоги будут снижаться.

Читайте также

Желтые жилеты «оккупировали» Францию, под ударом — Макрон. Что происходит?

Вице-президент оппозиционной партии «Республиканцы» Дамьен Абад напомнил, что «плавающий налог» уже применяли во времена президента Ширака, и это «снизило цену на бензин на два сантима за литр» и стоило бюджету 3 млрд евро.

Кроме того, Макрон дал слово, что «сделанные сегодня предложения» — далеко не последние. Но для выработки новых инициатив нужно «всем вместе» — и власти, и представителям гражданского общества — в ближайшие три месяца провести «широкомасштабные консультации» во всех регионах. И уже на основе этих «консультаций» можно будет выработать «новую экономическую и социальную модель», «которая всем нам нужна» — с учетом необходимости борьбы за экологически чистое будущее.

Таким образом президент хотел, с одной стороны, показать, что ЖЖ пора перейти к «конструктивной повестке», а с другой стороны — попытался оттянуть время: за три месяца, особенно с учетом рождественских праздников, костер протеста должен погаснуть.

Наконец, Макрон дал знак, что уважает ЖЖ: объявил, что министр экологии Франсуа де Рюжи «готов сегодня же принять» их «полномочных представителей». И не где-нибудь в минэкологии, а прямо в Елисейском дворце.

Но желтые жилеты не поддались на «уловки».

«Господин Макрон только что подписался под продолжением протестов. И они, конечно, будут ужесточаться», — прокомментировала речь президента 51-летняя Жаклин Муро, гипнотерапевт из Бретани, которая вошла в число неформальных лидеров ЖЖ после того, как ее протестный ролик посмотрели 6 млн человек. «Нам нужны решения сегодня, здесь и сейчас, а не через три месяца», — не оставила президенту шансов госпожа Муро.

Читайте также

Желтые жилеты «оккупировали» Францию, под ударом — Макрон. Что происходит?

Приговор гипнотерапевта подтвердила соцслужба: 78% процентов опрошенных «считают предложения президента неубедительными». Кого, действительно, по-настоящему волнует обещание закрыть угольные электростанции к 2022 году, 14 атомных реакторов к 2035 году и отказаться от нефти к 2050-му?

Встреча двух «полпредов» ЖЖ с министром экологии не улучшила ситуацию. 33-летний водитель Эрик Друэ, выйдя из Елисейского дворца, призвал народ 1 декабря снова выйти на Елисейские поля. И выходить каждую субботу, пока власть не предложит «реальные меры» по «улучшению жизни».

После этой угрозы уже премьер-министр Эдуар Филипп пригласил «представителей протеста» к себе в Матиньонский дворец на пятницу, 30 ноября, в 14.00. Ожидалось, что во дворец придут восемь самоназначенных «полпредов» ЖЖ.

Но водитель Друэ сразу же отказался идти к премьер-министру, а из остальных семи во дворец явились двое, при этом один, 26-летний Жазон Эрбер, сначала опоздал на полчаса, а потом сразу же вышел.

Представитель «желтых жилетов» Жазон Эрбер вышел к журналистам со встречи в Матиньонском дворце. Фото: EPA

«Я из вежливости позволил премьер-министру и министру экологии представиться, затем я тоже представился и проинформировал их о том, что не хочу продолжать дискуссию из-за того, что мне не позволили вести прямую трансляцию встречи», — сказал Эрбер толпе журналистов, дежуривших у выхода из резиденции премьера. Имя второго переговорщика Эрбер не назвал «из соображений безопасности». «Мы все получили много угроз и 99% этих угроз» исходило «от других желтых жилетов», — объяснил этот специалист по связям с общественностью городской агломерации Большой Ангулем.

Чуть позже, в сопровождении министра экологии, вышел премьер и заявил журналистам, что переговоры (с неназванным «желтым жилетом») длились чуть больше часа и были «интересными», «откровенными», «уважительными» и «полезными». «Обмен мнениями состоялся, — отчеканил премьер, — Состоялся с меньшим количеством представителей, чем я надеялся, но важно, что он состоялся».

При этом премьер двое суток готовился к встрече: консультировался с деятелями партий, принимал представителей профсоюзов и бизнеса…

Бизнес выражал «глубокую обеспокоенность»: на носу рождественские праздники, а тут на красный кафтан Санта-Клауса, символизирующий время безудержных продаж, могут напялить смирительный желтый жилет. Подоспело с цифрами и министерство экономики: потери торговых сетей от протестов составили 35% в субботу, 17 ноября, и 17% в субботу, 24 ноября. Откликаясь на эти цифры, Федерация торговли и сбыта, выступила с пугающим заявлением: третий подряд протестный уик-энд может обернуться «катастрофой». А заместитель мэра Парижа сказал, что беспорядки, произошедшие на Елисейских 24-го ноября, стоили городу «больше миллиона евро» и это еще не окончательный подсчет. К слову, один только бутик «Диор» начитал убытков «больше миллиона».

Но что такое «три протестных уик-энда» для великой, вечно бастующей Франции?

И что такое «катастрофа» размером 17% потерянной прибыли на фоне грандиозных требований народа?

Перед «встречей с премьером» «жилеты» передали в СМИ список из сорока «народных директив».

  • Там и рост минимальной пенсии до 1200 евро,
  • и минимальной зарплаты до 1300 («чистыми»)
  • и требование платить «всем избранникам» не больше средней з/п по стране.
  • Ограничить максимальную зарплату 15 тыс. евро.
  • Вернуть энергетические компании под контроль государства.
  • Прекратить закрытие региональных ж/д линий, школ, почтовых отделений и детских садов.
  • Сделать так, чтобы каждое законодательное предложение, собравшее 700 тысяч подписей, выносилось на референдум.
  • Снизить пенсионный возраст.
  • Увеличить гос. помощь для создания новых рабочих мест.
  • «Значительные средства на психиатрию» (так в документе).
  • Больше средств выделять на содержание правосудия, армии и полиции.

Если вы считаете эти требования популистскими, вы, вероятно, правы.

А откуда исходит главная популистская угроза?

В разгар прошлого митинга глава МВД Кристоф Кастанер заявил, что «погромщики действуют по призыву Марин Ле Пен». И намекнул, что «с 1934 года (то есть с дня ультраправого путча 06.02.1934 — ред.) на Елисейских полях были «только праздничные манифестации». Министра поймали на плохом знании истории: во-первых, в 1934-м коричневые собрались на площади Конкорд, а во-вторых, на Елисейских позднее были политические манифестации.

Другие публикации:  Сдают кровь из вены на гепатит

Следом за главой МВД высказался министр бюджета Жерар Дарманен: «Бастовали не желтые жилеты, а коричневая чума».

Хотя другой «чумы» — ультралевых и анархистов — среди погромщиков было больше.

Перед тем митингом Ле Пен написала в твиттере: «Чем оправдать запрет французскому народу митинговать на Елисейских полях, где проходит много других массовых собраний (празднование победы на чемпионате мира, Новый год)?». Потом она добавила: вы либо закройте Елисейские поля, если вы запретили там митинговать, либо не запрещайте.

Но в пятницу, 30 ноября, глава МВД сначала выпустил коммюнике, в котором опять назвал грядущий митинг на Елисейских незаконным, а следом — в телеэфире — рассказал о том, что полиция будет пускать протестующих, но досматривая сумки.

«Не страшно потратить политический капитал, если ты осуществляешь реформы. В руки экстремистов людей толкает беспомощность государства», — именно так, согласно источнику Figaro, президент Макрон ответил на предложение о временном отказе от некоторых непопулярных мер.

Положительного эффекта от реформ протестующие пока не чувствуют. Беспомощность государства — вполне вероятно.

И в придачу к этому «гос. мужи» зачем-то демонизируют мадам Ле Пен, которая всего полтора года назад, на президентских выборах показала, чего она стоит.

Еще не хватало, чтобы сейчас в эфир вышел премьер-министр и заявил, что на переговоры 30 ноября в «желтом жилете» к нему приходила Марин Ле Пен.

Д.Заславский. Коричневая чума

Д.Заславский || «Красная звезда» №159, 9 июля 1941 года

Советская авиация наносит сокрушительные удары немецко-фашистским войскам. В боях с озверелым врагом наши летчики проявляют величайшую доблесть и мужество. Сегодня страна поздравляет с наградой лучших своих сынов. Слава сталинским соколам-летчикам!.

Отвратительная коричневая краска залила липкой грязью значительную часть Западной Европы. Коричневый цвет — это цвет германского фашизма.

Старые культурные народы Европы задыхаются под пятой свирепого завоевателя. Полчища Гитлера, торжествуя победу над слабыми государствами, не способными защищать себя, растоптали независимость Франции, Бельгии, Голландии, Дании, Норвегии, Польши, Чехо-Словакии, Греции, Югославии. Прогнившие насквозь правящие классы Франции, Венгрии, Румынии, Финляндии в животном страхе перед завоевателем, а еще больше в страхе перед своими народами рабски преклонились перед Гитлером. Правительства этих стран продали свои народы в рабство германскому фашизму.

Топор палача повис над Европой, как эмблема германского фашизма. Всюду в этих государствах германские фашистские чиновники и жандармы держат в своих руках судьбу и жизнь народов. Сотни тысяч людей томятся в тюрьмах и концентрационных лагерях. Положение остальных немногим лучше. Только стон и плач нарушают кладбищенскую тишину в оккупированных странах.

Но и Германия оккупирована бандами Гитлера. В ней народные массы точно так же бесправны, безгласны, осуждены на каторжную работу, на пытки и страдания.

Голод и смерть шествуют по следам германского фашизма. Гитлер опустошает Европу, как в далекие века опустошала ее чума. Чума убивала жизнь в городах и селах. Она останавливала промышленность и торговлю, прекращала движение на дорогах и переполняла кладбища.

Германский народ назвал фашизм коричневой чумой.

Гитлер начал свое властвование с поджога германского рейхстага. Он заканчивает его военным пожаром в Европе и во всем мире.

Никакая чума не сделала бы того, что сделал фашизм.

В развалинах лежат старые города, уничтоженные беспощадной, бесчеловечной бомбардировкой. В пламени погибли сокровища культуры, которые в течение веков бережно охранялись людьми. Разрушены заводы и фабрики. Сотни тысяч безоружных людей, женщин и детей в том числе, погибли от коричневой чумы.

Гитлеровские полчища, как саранча, поедают все, что можно награбить в захваченных государствах. Они вывозят хлеб, масло, скот. А в покоренных странах население стоит перед ужасом голодной смерти. Во Франции, Чехо-Словакии, Дании умирают дети, лишенные молока.

Населению во всех покоренных государствах внушается: немец — господин в этой стране, прочие — слуги.

Но и Германия разделена на две части: фашисты — господа, прочие — их слуги. Фашистские «ученые» болтают о том, что есть «высшие» и «низшие» расы, что «высшие» призваны властвовать над «низшими». Народы, населяющие север Европы, по этой теории, — «высшая раса», и к ней принадлежит германский народ. Народы южной Европы принадлежат к «низшей» расе.

На деле расовая теория разоблачила себя как пустой вздор: германскому фашизму безразличны север и юг, восток и запад. Он всюду стремится к своему господству.

Чума не считалась с народами и расами. Не считается с ними и коричневая чума Гитлера.

Фашизм не смеет открыто провозглашать свои истинные задачи. Он маскирует свое свирепое обличье хищника. Гитлер кричит о том, что германский народ обижен, что он только защищается сам и «защищает цивилизацию от большевизма».

Это обман, слишком явный для того, чтобы он мог держаться. Но весь фашизм построен на обмане. Фашизм боится говорить о себе правду народу. Только в узком кругу доверенных лиц Гитлер откровенно делится своими планами захвата и разбоя.

. Шел 1932 год. «Коричневый дом» в Мюнхене уже получил тогда широкую известность, хотя его хозяева, германские фашисты, еще не захватили путем поджогов, убийств и подлогов власть над Германией.

«Коричневый дом» в Мюнхене был фашистским, разбойничьим гнездом, штаб-квартирой банды, которая уже успела запятнать себя кровью рабочих, грязью жульничества, воровства и провокации.

В одной из зал этого мрачного вертепа, внушающего отвращение каждому честному немцу, сидела небольшая группа людей, из которых каждый мог многое рассказать о другом, но которых пока связывала общая тайна преступлений. Тут был главарь фашистской банды Адольф Гитлер, был его друг Дарре, впоследствии министр сельского хозяйства, был Герман Раушнинг — видный фашистский деятель, председатель сената в Данциге, был Рудольф Гесс — правая рука Гитлера, его первый советник.

Шла беседа «по душам». Гитлер предупреждал, что беседа эта тайная. Не только от всего мира надо ее скрывать, но даже и от своих сторонников, от членов своей, фашистской, национал-социалистской партии. Истину о фашизме могут знать только немногие, «посвященные в тайну». В зале «Коричневого дома» собрались как раз «посвященные». Они беседовали с полной откровенностью, зная, что никто их не слушает, и «декорации» тут не нужны.

Эта тихая беседа была разбойничьим заговором против народа Германии и народов Европы, против всего передового человечества и Советского Союза.

Мы бы так и не узнали о том, как откровенничали между собой главари фашистской шайки. Но это обычная история разбойничьих шаек: не поделив добычи, они выдают друг друга.

Раушнинг бежал от Гитлера, как сбежал впоследствии, спасая свою шкуру, Рудольф Гесс. Разложение внутри фашистской разбойничьей банды развязало языки. В 1939 году Раушнинг издал в Париже книгу «Гитлер мне говорит». В этой книге он разоблачает своего бывшего друга. Он рассказывает в ней и о той беседе, которая происходила в «Коричневом доме» в 1932 году.

Правда ли то, о чем рассказывает Раушнинг? Можно ли верить этому бывшему фашисту?

На эти вопросы отвечает жизнь. Надо сравнить тайные речи германских фашистских главарей с их делами, известными всему миру.

Гитлер говорил о том, что Германия должна господствовать над всем миром. Этого надо добиться какими угодно средствами, ни перед чем не останавливаясь, чтобы в Германии вся власть принадлежала фашистам, принадлежала ему, Гитлеру.

Господство Германии над всем миром — это прежде всего полное, безграничное господство фашистов над всеми немцами. Фашисты — господа. Все прочие немцы, в первую очередь все трудящиеся, — подчиненные, рабы.

Гитлер призывал своих друзей не бояться слов. Да, господа и рабы — так должен делиться весь мир. Надо отбросить всякие мысли о равенстве людей.

Так он открыл своим доверенным заветную мысль о превращении Германии в большое рабовладельческое государство по примеру древнего Рима. Гитлер призывал повернуть колесо истории почти на две тысячи лет назад.

Превращение германского народа в нацию господ и рабов — это первый шаг к мировому господству Германии.

Второй шаг — превращение в рабов всех других народов.

«Я, — говорил Гитлер, — никогда не признаю за другими народами равенства в правах с германским народом. Наша миссия заключается в том, чтобы подчинить другие народы. Германский народ призван дать миру новый класс господ».

Как же будет выглядеть этот новый «мир», созданный распаленным воображением главаря фашизма? Каков будет социальный строй этого нового «мира», который воскрешает погребенное историей древнее рабство?

Гитлер отвечает: «Я вам скажу, как будет выглядеть будущий социальный строй: в нем будет класс господ. в нем будет масса различных членов национал-социалистской партии, расположенных по ступеням, в порядке начальствования. Эти люди войдут в средние классы. Далее, в нем будет огромная масса людей без имени, совокупность вечных слуг. Еще ниже мы будем иметь класс побежденных чужестранцев, тех, кого мы хладнокровно называем современными рабами. А над всем этим будет находиться новая, высшая аристократия. »

Только эта высшая аристократия имеет право на знания, на технику и науку. Впрочем, к науке фашисты относятся презрительно. Наука нужна лишь в той мере, в какой она служит задачам войны и порабощения.

Гитлер предвидит вопрос: да как же держать в подчинении сотни миллионов рабов, как превратить в рабов весь мир?

И он отвечает очень просто. Надо, чтобы рабы ничего не знали, ничего не понимали, ничему не учились, не умели читать и писать.

Гитлер говорил своим друзьям-бандитам: «Я подхожу к тому, что называют культурой или воспитанием. Раз и навсегда надо покончить с тем, что называют всеобщим образованием. Всеобщее образование — это яд. Мы предоставим огромной массе низших классов благо неграмотности. »

Фашистские бандиты слушали своего шамана и поддакивали, ему. Дарре, например, развивал программу нового закрепощения крестьян. Вся земля в Германии и в подвластных ей странах должна быть отобрана у крестьян и разделена на огромные помещичьи имения. Немцы-дворяне должны стать царями над своими батраками. Это помещичье дворянство, говорил он, является избранным орудием осуществления германского господства над всем миром.

Дарре говорил: «Страна, населенная чужой расой, должна стать страной рабов сельскохозяйственных батраков или промышленных рабочих».

Недостаточно, однако, отделить класс господ от класса рабов. Надо навсегда оградить класс господ от проникновения в него рабов. Неравенство должно быть вечным. Классы должны стать наследственными. Речь идет о том, чтобы искусственно создать породу господ и породу рабов.

Дарре — агроном по образованию. Законы скотного двора он распространяет на людей. Он предлагает искусственным скрещиванием вывести породу господ. Брак он заменяет случкой породистых производителей.

Этот последыш главаря фашистской банды показывал своим друзьям таблицы случки господ. Он об’яснял:

«Мы отбираем лучшую кровь. Подобно тому, как мы возродили нашу старую ганноверскую лошадь, отбирая породистых жеребцов и кобыл, мы возродим чистый тип северного германца путем обязательного скрещивания в течение ряда поколений. Создание нового дворянства — это скрещивание отборной части населения в полном значении этого слова».

Другие публикации:  Носовая кость при синдроме дауна

Что же, вся эта философия конюшни и скотного двора, все эти дикие речи — только бред свихнувшихся людей? Нет, этот бред лежит в основе всей звериной деятельности гитлеровской шайки, неуклонно выполняющей свою разбойничью, людоедскую программу.

Этот дикий бред выдается за новую «теорию». Гитлер возвещает этот бред в своей книге «Моя борьба» как новое евангелие.

Насаждая рабство, фашистские руководители воскрешают убогую мудрость крепостников и рабовладельцев. Гитлер цинично заявляет в кругу своих собеседников, что считает большой ошибкой отмену рабства.

Гитлер осуществляет именно ту программу, о которой потихоньку — так, чтобы даже свои люди, фашисты, не услышали, — шла речь в «Коричневом доме».

Господство фашизма — это рабство народов.

Фото М.Рыжака

В каждом европейском кабачке имелись румынские музыканты. Они играли упоительные вальсы. Кто знает, не вышел ли бы из генерала Антонеску исправный скрипач? Но Антонеску предпочел скрипке саблю. Свою саблю он продал Гитлеру; и бедные румыны ознакомились теперь с другой музыкой — советских пулеметов.

Румынские крестьяне ели пустую кукурузную кашу. Немцы забрали и кукурузу. Немцы повсюду на первых местах. Только на фронте они вежливо пропускают румын вперед. Немцы идут позади и расстреливают непослушных. Называется это «военным союзом».

Румынские фашисты в душе обижены: они предпочли бы первые места в Бухаресте. Чтобы как-нибудь утешиться, они занялись литературой. Они решили отомстить заносчивым немцам. Для этого был избран некто Александру Ранду, по всей видимости тоже неудачливый скрипач.

Как известно, гитлеровцы считают немцев высшей расой — все народы должны повиноваться немцам. Но Александру Ранду тоже не дурак. Он с научной точностью установил, что высшая раса — румыны. Он пишет в «Универсуле»: «Необходимо утвердить румынизм в международном плане. Румыния колыбель арийской расы. Румыны не просто народ, это единственный народ, унаследовавший дух Римской империи».

Каково Гитлеру это читать! Он ведь думал, что колыбель арийской расы — мюнхенские пивнушки. Не тут-то было! Я уж не говорю о возмущении Муссолини — этот давно заявил, что его битые дивизии — «наследники Римской империи». А выходит, что «наследники» — румыны.

Итак румынские скрипачи не хотят больше играть вальсы. Им приспичило управлять всей Европой — от норвежских фиордов до Арарата.

А пока что румын гонят на убой — командуют ими немцы. И немецкий генерал Лист, набивший руку на истреблении балканских народов, разносит генерала Антонеску, как будто перед ним не «наследник Римской империи», но музыкант в ночном кабаке: «Послушайте, если ваши солдаты еще раз побегут, я вас выгоню. » Бедные музыканты! // Илья Эренбург.

РУМЫНСКИЙ НАРОД НЕ ХОЧЕТ ВОЙНЫ С СССР

СТАМБУЛ, 8 июля. (ТАСС). Из Бухареста сообщают, что в течение последних 2-х дней в Румынии в пограничной полосе расстреляно два крестьянина за выступления против войны с СССР. Один расстрелян за то, что пытался перерезать телефонный провод.

НЬЮ-ЙОРК, 8 июля. (ТАСС). По сообщению корреспондента газеты «Нью-Йорк таймс» из Бухареста, румынские власти эвакуировали население в возрасте от 15 до 55 лет из деревень, расположенных вдоль реки Прут, в связи с тем, что они якобы являются «советскими шпионами». Корреспондент заявляет, что, как это было установлено, много солдат и служащих таможен содействовали Красной армии. Они были схвачены и казнены. Тот же корреспондент сообщает, что военный трибунал в Констанце приговорил к смертной казни рабочего Арбу, который пытался зажечь свет в городе во время налета советской авиации. Ему помогали 4 рабочих электростанции в Констанце, которым вынесены каторжные приговоры.

Аресты, обыски и другие репрессии, проводимые бухарестской полицией, приняли такой массовый характер, что румынское правительство с целью успокоения населения вынуждено было опубликовать 7 июля официальное извещение, в котором все румынские граждане, пострадавшие от эксцессов полиции или вследствие других злоупотреблений властей, приглашаются изложить свои претензии в министерстве внутренних дел. Массовые эксцессы, совершаемые полицией, как вынуждено признать даже германское агентство Трансоцеан, об’ясняются «главным образом ее нервозностью». Во время недавних ночных налетов на Бухарест многие лица были арестованы, квартиры их подвергнуты обыску по подозрению в подаче световых сигналов неприятелю.

ЛОНДОН, 8 июля. (ТАСС). Лиссабонский корреспондент газеты «Таймс» передает, что в Лиссабоне получено много сообщений о продолжающихся актах саботажа в Югославии. Германские оккупанты жестоко расправляются с лицами, заподозренными в саботаже. Среди расстрелянных бывший начальник протокольной части министерства иностранных дел Веснич.

АКТЫ САБОТАЖА В ВЕНГРИИ

ЛОНДОН, 6 июля. (ТАСС). После введения затемнения в Будапеште участились случаи порчи телефонных и телеграфных проводов, а также другие акты саботажа. Нарушения правил затемнения приняли массовый характер. В связи с этим власти об’явили о введении смертной казни «за преступления, совершенные во время затемнения в Будапеште».

СТРАНА, ПРЕВРАЩЕННАЯ В ВОЕННУЮ КАТОРГУ

НЬЮ-ЙОРК, 8 июля. (ТАСС). Американский еженедельник «Юнайтед Стэйтс уик», выходящий в Милвоки (штат Висконсин), поместил серию статей о положении в Германии. Бывший корреспондент газеты «Пост меридиэм» Ричард Бойер описывает условия в Германии следующими словами: «Я никогда не видел народа в таком угнетенном состоянии духа. Когда кто-нибудь засмеется в Германии, то это так необычно, что люди на улицах оборачиваются и смотрят на этого человека».

Покидая Германию, думаешь, что ты покидаешь тюрьму. Служащие гостиницы, в которой я остановился, вымаливали у меня неиспользованные талоны на получение продовольствия. Я дал некоторым из них денег, но они просили у меня талоны на получение нескольких унций мяса и масла. Одна женщина ухватилась за мой рукав и с плачем просила меня: «Возьмите меня с собой, возьмите меня с собой, спрячьте меня в вашем сундуке».

СТОКГОЛЬМ, 8 июля. (ТАСС). Хельсинкский корреспондент газеты «Дагенс нюхетер» пишет о тяжелом продовольственном положении в Финляндии. Корреспондент указывает, что в связи с войной и реквизицией всех остатков продовольствия для армии продовольственное положение в стране стало катастрофическим. Финляндская газета «Хувудстадсбладет» требует отобрать у крестьян «последние зерна», так как речь идет о спасении от голода городского населения. Другая финляндская газета — «Хельсингин саномат» — предупреждает население, что надежд на улучшение экономического положения в стране нет. Одновременно газета указывает на «реальную возможность инфляции», так как налоговые поступления по всем каналам чрезвычайно сократились, а займы не дали ожидаемых результатов.

Мир против «коричневой чумы». Как судили побеждённый нацизм

20 ноября 1945 года начался Нюрнбергский процесс над высшими руководителями Третьего рейха.

Кайзер Вильгельм как первый военный преступник

В ноябре 1945 года в немецком Нюрнберге начался судебный процесс, на котором впервые в истории человечества рассматривались преступные деяния политического режима, развязавшего мировую войну, жертвами которой стали десятки миллионов человек. Суд над высшими руководителями нацистской Германии не только поставил точку в истории гитлеровской агрессии против стран Европы, но и стал основой для формирования новых норм международного права, призванных предотвратить новую мировую войну.

Впервые вопрос о наказании главы государства за военные преступления возник после Первой мировой войны, когда обвинение в развязывании войны предъявлялось германскому императору Вильгельму II. Однако кайзер нашёл убежище на территории Нидерландов, и власти этой страны отказались выдавать императора. В итоге, несмотря на обвинения «в высшем оскорблении международной морали и священной силы договоров», Вильгельм II благополучно дожил свои дни на свободе, успев узнать о взятии Парижа гитлеровскими войсками во время Второй мировой войны и менее трёх недель не дожив до нападения на Советский Союз.

Два взгляда на возмездие

Впервые вопрос о суде над лидерами нацистской Германии был поднят в заявлении правительства СССР от 14 октября 1942 года «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы». Именно в этом документе содержалась идея о создании Международного трибунала для суда на главарями Третьего рейха.

В ноябре 1943 года был подписан протокол Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании, одним из пунктов которого была «Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства». Предполагалось, что виновники преступлений будут нести ответственность в соответствии с законами государства, в котором были совершены злодеяния. При этом особо оговаривалось, что «декларация не затрагивает вопроса о главных преступниках, преступления которых не связаны с определённым географическим местом и которые будут наказаны совместным решением правительств союзников».

Совместного решения союзников не было выработано вплоть до 1945 года. Если советская сторона настаивала на открытом процессе, то союзники всячески этому противились. Уинстон Черчилль полагал необходимым расстрелять лидеров Третьего рейха без суда и следствия. Схожей позиции придерживался и президент США Франклин Рузвельт.

Судить или расстрелять на месте?

В 1944 году лидеры США и Великобритании предложили Сталину ещё один вариант внесудебного решения проблемы — составление списка из 100 главных военных преступников, которых предполагалось расстрелять в течение часа после задержания и установления их личности. Советский лидер отверг такой вариант.

Желание западных лидеров решить вопрос с главными нацистами без суда объяснялось двумя причинами — отсутствием достаточной юридической базы для процесса и опасениями, что в его ходе всплывут факты, выставляющие в неприглядном свете самих представителей антигитлеровской коалиции.

Советский Союз настаивал на процессе не только для наказания лидеров Третьего рейха, но и для признания преступными в судебном порядке организаций и управленческих структур нацистского государства, что открывало возможности для уголовного преследования всех лиц, состоявших в них.

В феврале 1945 года на Ялтинской конференции вновь был поднят вопрос о наказании для первых лиц гитлеровской Германии. Сталин заявил — главные военные преступники должны быть судимы. К такой точке зрения стал склоняться и Рузвельт. Черчилль, пусть и с явной неохотой, но вынужден был согласиться с общим решением. При этом британский премьер уточнил, что суд над главными преступниками должен быть политическим, а не юридическим актом. Никакой информации о договорённостях трёх лидеров не публиковалось, дабы главные преступники, зная, что их ждёт, не стали заранее мстить союзным военнопленным.

Процесс мирового значения

Невольными союзниками Сталина в вопросе о суде над нацистскими лидерами стали ведущие американские юристы, высказавшиеся за открытый и гласный процесс. Именно точка зрения профессионалов заставила Рузвельта поддержать идею о проведении суда.

Окончательная договорённость об организации международного суда была достигнута 3 мая 1945 года на встрече министров иностранных дел в Сан-Франциско.

На Лондонской конференции, которая работала с 26 июня по 8 августа 1945 года, юристы СССР, США, Великобритании и Франции выработали Соглашение и Устав Международного военного трибунала. Устав наряду с преступлениями против мира и военными преступлениями выделил и преступления против человечности, отнеся к ним уничтожение любой оппозиции нацистскому курсу в самой Германии, преследования по политическим, расовым и религиозным мотивам, злодеяния с целью физического и нравственного уничтожения целых народов.

Перед юристами стояла сложнейшая задача — в кратчайшие сроки создать юридическую базу для процесса, согласовать две процессуальные системы права, континентальную, действовавшую в СССР и Франции, и англосаксонскую, принятую в Великобритании и США.

Устав Международного военного трибунала опирался на Гаагские и Женевские конвенции, решения и договоры Лиги наций, предшественника ООН. В уставе МВТ были и особенности, неизвестные ранее практике судопроизводства. В параграфах 6 и 9 устава трибунала было установлено, что субъектами обвинения могут также стать определённые группы и организации. В статье 13 суд признавался полномочным самостоятельно определять ход процесса.

Другие публикации:  Лабораторные синдромы при гепатитах

В дальнейшем устав трибунала был признан ещё 19 государствами, после чего за Нюрнбергским трибуналом закрепилось неофициальное название «суда народов».

Обвиняемые и «запрещённые темы»

8 августа 1945 года был согласован список лиц, которые должны будут предстать перед Международным трибуналом. В него не были включены Гитлер, Гиммлер и Геббельс, чья смерть была к тому времени достоверно установлена, зато заочно был внесён Мартин Борман, гибель которого будет достоверно подтверждена лишь спустя десятилетия.

Помимо Бормана, ещё два человека из согласованного списка не оказались на скамье подсудимых. Немецкий промышленник Густав Крупп избежал суда из-за разбившего его паралича, а руководитель Германского трудового фронта Роберт Лей повесился в тюрьме Нюрнберга за несколько дней до начала процесса.

В итоге на скамье подсудимых оказался 21 представитель политического и военного руководства Третьего рейха — Г. Геринг, Р. Гесс, И. фон Риббентроп, В. Кейтель, Э. Кальтенбруннер, А. Розенберг, Г. Франк, В. Фрик, Ю. Штрейхер, Г. Шахт, В. Функ, К. Дёниц, Э. Редер, Ф. Заукель, Б. фон Ширах, А. Йодль, Ф. фон Папен, А. Зейсс-Инкварт, А. Шпеер, К. фон Нейрат, Г. Фриче.

Подсудимым было предъявлено обвинение в организации и осуществлении заговора против мира и человечности (убийства военнопленных, убийства и жестокое обращение с гражданским населением, разграбление общественной и частной собственности, установление системы рабского труда и др.), совершении тягчайших военных преступлений. Был также поставлен вопрос о признании преступными охранных отрядов (СС), включая службу безопасности (СД), государственной тайной полиции (гестапо), штурмовых отрядов (СА), высшего командования германских вооружённых сил и руководства нацистской партии.

Опасения Черчилля относительно неудобных вопросов и тем, которые могут «всплыть» в ходе процесса, вылились в предложение к союзникам сформировать список вопросов, обсуждение которых считается недопустимым. В частности, в эту категорию попали вопросы о «мюнхенском сговоре» и «пакте Молотова-Риббентропа» — любая попытка подсудимых и защиты поднять их должна была немедленно пресекаться. Подобное соглашение между США, Великобританией, Францией и СССР было согласовано.

Символичный Нюрнберг

Местом проведения процесса был избран Нюрнберг. Причин для такого решения было несколько. Во-первых, находившийся в американской зоне оккупации Нюрнберг не очень серьёзно пострадал во время войны.

Во-вторых, здесь размещался Дворец правосудия, отлично подходивший для проведения масштабного процесса и к тому же соединённый переходом с Нюрнбергской тюрьмой, где содержались подсудимые.

В-третьих, Нюрнберг имел большое идеологическое значение для нацистов, так как он стал постоянным местом для проведения съездов НСДАП после прихода Гитлера к власти. В 1935 году в городе были приняты «Нюрнбергские расовые законы», которые стали причиной страданий и гибели миллионов людей.

Подсудимые в период процесса содержались в тюрьме под охраной американских военных. Американцы же осуществляли конвоирование и охрану подсудимых в зале суда. Внешний периметр Дворца правосудия контролировался советскими военными.

Четыре судьи и четыре обвинителя

В соответствии с соглашением держав-победительниц, Международный военный трибунал был сформирован на паритетных началах из представителей четырёх стран. Председательствующим на процессе являлся представитель Великобритании Джеффри Лоуренс, СССР представлял заместитель председателя Верховного суда СССР генерал-майор юстиции Иона Никитченко, США — бывший генпрокурор страны Фрэнсис Биддл, Францию — профессор уголовного права Анри Доннедье де Вабр. Для предотвращения ситуации, когда голоса могли бы разделиться поровну, Джеффри Лоуренс был наделён правом решающего голоса.

Сторону обвинения представляли четыре обвинителя, обязанности между которыми были разделены. Обвинитель от США Роберт Джексон, один из идеологов и организаторов процесса, отвечал за первый раздел обвинения — «общий план или заговор» со стороны Германии. Обвинитель от Великобритании Хартли Шоукросс поддерживал обвинение в преступлениях против мира, обвинитель от Франции Франсуа де Ментон — обвинение в военных преступлениях и преступлениях против человечности, совершённых в Западной Европе, обвинитель от СССР Роман Руденко — обвинение в военных преступлениях и преступлениях против человечности, совершённых на территории СССР, Польши, Чехословакии, Югославии.

Первое заседание трибунала началось в 10 часов утра 20 ноября 1945 года.

Услуги адвокатов оплачивали союзники

Организаторы процесса были заинтересованы в том, чтобы его вердикт был признан всем мировым сообществом, поэтому подсудимым были предоставлены максимальные возможности для защиты. Защищали вождей Третьего рейха лучшие немецкие адвокаты, внушительные гонорары которых оплачивались СССР и союзниками. Также на плечи представителей антигитлеровской коалиции легли и другие расходы защиты, например, обеспечение доставки свидетелей в суд для дачи показаний.

Все подсудимые получили возможность ознакомиться с представленными документами на немецком языке. Слушания синхронно переводились на английский, французский, русский и немецкий. Разбирательство шло по принципу состязательности. Защита и обвинение имели равные возможности предъявлять доказательства, ходатайствовать о вызове свидетелей, производить перекрёстные допросы, выступать с речами.

Непосредственно на заседаниях трибунала выступили 33 свидетеля со стороны обвинения и 61 свидетель со стороны защиты. Кроме того, в суде были представлены письменные показания почти двух тысяч свидетелей, а также 6 отчётов, резюмирующих 38 тысяч письменных показаний по делу СС, 10 тысяч — по делу СА, 7 тысяч — по делу СД и так далее.

На заседаниях трибунала были представлены документы, обнаруженные советскими и американскими военными, изобличающие преступления вождей Третьего рейха. Общее число таких документов составило около 4500.

«Провокатор» Геринг и Паулюс в качестве сенсации

Кроме того, в рамках Нюрнбергского процесса были показаны киноматериалы о разрушении городов, уничтожении памятников культуры и других злодеяниях фашистов. Особенно глубокое впечатление на всех присутствующих в Нюрнберге произвели представленные советской стороной киноматериалы о нацистских «лагерях смерти».

Максимальная гласность процесса, на которой настаивал Сталин, была в итоге обеспечена. Их 350 мест в зале заседаний 250 были предоставлены представителям прессы. Кроме того, за время процесса было выдано более 60 тысяч пропусков на заседания суда, многие из которых выдавались немцам.

Одной из главных сенсаций в ходе процесса стало появление в Нюрнберге в качестве свидетеля фельдмаршала Фридриха Паулюса, пленённого под Сталинградом. В Германии, да и на Западе бытовало мнение, что бывшего командующего 6-й армией давно уже нет в живых. Показания Паулюса, непосредственно участвовавшего в создании плана «Барбаросса», предполагавшего осуществление агрессии и «молниеносной войны» против СССР, серьёзно ударили по позиции защиты.

Герман Геринг, блестящий нацистский оратор, безоговорочно уступивший лишь Георгию Димитрову во время процесса о поджоге Рейхстага, доставил немало проблем обвинению. Он умело использовал слабые стороны обвинения, такие как изъяны в юридической обоснованности трибунала, политические недостатки в государственных системах стран-союзниц (сегрегация в США, насильственное подавление выступлений в колониях Великобритании, политические репрессии в СССР), а также пытался поднять те самые темы, которые союзники предварительно договорились пресекать.

Тем не менее в ходе процесса становилось ясно, что доказательств вины нацистского руководства более чем достаточно.

Тогда подсудимые и их адвокаты сделали ставку на затягивание процесса. Их расчёт был связан со стремительным ухудшением отношений между СССР и западными союзниками. А после того, как в марте 1946 года Уинстон Черчилль произнёс свою знаменитую речь в Фултоне, которая ныне считается началом холодной войны, среди подсудимых царило ликование. Геринг выражал уверенность в том, что процесс развалится, а он сам не просто выйдет на свободу, но и займёт высокий пост в Германии.

Однако у бывших союзников по антигитлеровской коалиции хватило политической воли довести процесс до конца.

После 10 с половиной месяцев разбирательства, вместивших 403 судебных заседания, 1 октября 1946 года был оглашён приговор.

Герман Геринг, Иоахим фон Риббентроп, Вильгельм Кейтель, Эрнст Кальтенбруннер, Альфред Розенберг, Ганс Франк, Вильгельм Фрик, Юлиус Штрейхер, Фриц Заукель, Артур Зейсс-Инкварт и Альфред Йодль были приговорены к смертной казни через повешенье. К такому же наказанию был приговорён Мартин Борман.

Рудольф Гесс, Вальтер Функ и Эрих Редер были приговорены к пожизненному заключению, Бальдур фон Ширах и Альберт Шпеер — к 20 годам тюрьмы, Константин фон Нейрат — к 15 годам заключения, Карл Дениц — к 10 годам. Ганс Фриче, Франц фон Папен и Ялмар Шахт были оправданы.

Трибунал признал преступными организации СС, СД, гестапо и руководящий состав нацистской партии. Нацистский кабинет министров, генеральный штаб и верховное командование вермахта преступными организациями признаны не были.

Советский судья Иона Никитченко подал особое мнение, где возражал против оправдания Фриче, Папена и Шахта, непризнания германского кабинета министров, генштаба и ОКВ преступными организациями, а также пожизненного заключения (а не смертной казни) для Рудольфа Гесса. При этом в целом советская сторона осталась удовлетворена вынесенным приговором.

«Клиенты» сержанта Вудса

Ряд осуждённых подали прошения в Контрольную комиссию союзников по Германии. Так, Геринг, Гесс, Риббентроп, Заукель, Йодль, Кейтель, Зейсс-Инкварт, Функ, Дениц и фон Нейрат просили о помиловании. Геринг, Йодль и Кейтель одновременно подали прошения о замене повешения расстрелом, в случае если помилование будет отклонено. Эрих Редер, бывший командующий ВМФ Третьего рейха, наоборот, просил не помилования, а замены пожизненного заключения смертной казнью. Однако все прошения были отклонены.

Американская охрана Нюрнбергской тюрьмы подвела ещё раз — незадолго до казни выяснилось, что Герман Геринг покончил с собой при помощи ампулы с ядом. О том, кто и как избавил нациста от заслуженной петли, спорят до сих пор.

В ночь на 16 октября 1945 года в спортзале Нюрнбергской тюрьмы состоялась казнь. Были специально построены три виселицы, из которых были задействованы две. В качестве главного палача выступил американский сержант Джон Вудс, до войны выполнявший функции палача в США.

Чтобы не затягивать процесс, очередного приговорённого вводили в зал в тот момент, когда с соседней виселицы ещё не было снято тело предыдущего казнённого. Всего процесс казни занял чуть более полутора часов. Затем рядом с повешенными положили тело Геринга. После того как тела были сфотографированы, трупы под охраной вывезли в крематорий. Затем перемешанный пепел казнённых был развеян над одной их местных рек.