Мкб-10 синдром хронической усталости

Синдром хронической усталости: призрачная эпидемия

Диагноз «синдром хронической усталости» пару последних десятилетий постоянно находится в сфере внимания медицинской общественности. Нередко мне приходится слышать о нем от коллег или пациентов, при том что, строго говоря, такого диагноза формально не существует вообще.

Ситуация парадоксальная. В Международной классификации болезней — МКБ-10 — этого диагноза нет. В разделе «Болезни нервной системы» есть шифр G93.3: Синдром утомляемости после перенесенной вирусной болезни. Доброкачественный миалгический энцефаломиелит. Да-да, это и есть официальное обозначение нашего синдрома! И заниматься им, по сути дела, должны неврологи. Однако словосочетание СХУ прочно вошло в обиход, поэтому далее мы будем использовать именно его.

Подвержены СХУ, по разным оценкам, около 2 % общей популяции.

Немного истории

В 1984 году в курортном городке Инклайн-Виллидж на озере Тахо в штате Невада (США) за помощью врачей за короткий срок обратилось более двухсот пациентов. Они жаловались на постоянное чувство усталости. Болезненное состояние у всех сопровождалось схожими симптомами: сонливостью, депрессией, болями в мышцах и легкой лихорадкой. Причем эпидемия поражала не жителей города-курорта, а отдыхающих, что исключало болезнетворное влияние местных экологических факторов.

Возникло несколько предположений о происхождении недуга. Первая гипотеза — эпидемия — явилась результатом массовой истерии, однако ее сочли несостоятельной. Вторая — причина эпидемии кроется в вирусной инфекции. В крови всех пациентов находили вирус Эпштейна — Барр или антитела к нему и другим вирусам (герпеса, Коксаки). Однако уже тогда было известно, что в крови здоровых людей имеются те же вирусы.

Местному врачу-терапевту Полу Чейни (Paul Cheney) удалось систематизировать жалобы больных и выявить общие факторы анамнеза. Большинство пострадавших оказались горожанами, офисными работниками средних лет (25–45), склонными к карьеризму и уделявшими работе более 12 часов ежедневно.

Их труд чаще всего был рутинен, лишен творческой составляющей. Эти люди предъявляли к себе и своим обязанностям завышенные требования, болезненно воспринимали потери и неудачи, находились в состоянии перманентного стресса.

В итоге своих изысканий Чейни пришел к выводу, что обнаружено совершенно оригинальное, ранее неизвестное заболевание. В последующие годы возникали новые теории его происхождения и, соответственно, новые определения: «хронический вирус Эпштейна — Барр», «хронический мононуклеоз», «эпидемическая невромиастения», «миалгический энцефаломиелит».

Становление нозологии

Как самостоятельное заболевание «синдром хронической усталости» впервые был выделен в 1988 г. Центром по контролю заболеваний (The Centers for Disease Control — CDC, Атланта, США). В опубликованном CDC докладе в журнале Annals of Internal Medicine в марте 1988 г. были сформулированы диагностические критерии (большие и малые) CХУ. Критерии пересматривались в 1991, 1992 и 1994 гг. на рабочих совещаниях исследовательских групп.

В настоящее время большинство исследователей придерживается мнения, что СХУ — гетерогенный синдром, в основе которого лежат различные патофизиологические аномалии. Некоторые из них могут предрасполагать к развитию СХУ, другие — непосредственно вызвать заболевание или поддерживать его прогрессирование. Провоцирующий фактор — несбалансированная эмоционально-интеллектуальная нагрузка в ущерб физической деятельности.

Согласно определению Центра по контролю заболеваний от 1994 г., для постановки диагноза СХУ требуется как минимум 6 месяцев постоянной необъяснимой усталости, которая не облегчается после отдыха и значительно снижает уровень повседневной активности. Также в 6‑месячный период должны присутствовать четыре или более из восьми симптомов:

  • нарушение памяти или концентрации внимания;
  • фарингит;
  • болезненные при пальпации шейные или подмышечные лимфоузлы;
  • болезненность или скованность мышц;
  • болезненность суставов (без покраснения или опухания);
  • вновь возникшая головная боль или изменение ее характеристик (тип, тяжесть);
  • сон, не приносящий чувства восстановления (свежести, бодрости);
  • усугубление усталости вплоть до изнеможения после физического или умственного усилия, продолжающееся более 24 ч.

А как это происходит в жизни?

Вот весьма типичный пример из моей собственной практики. На прием обратилась женщина 44 лет. Для удобства и в целях сохранения тайны — назовем ее М. Наследственность М. была не отягощена, она проживала в полной благополучной семье (муж и ребенок). Имела высшее гуманитарное образование, много лет работала в государственном учреждении, успешно продвигаясь по карьерной лестнице; на момент обращения — занимала пост руководителя крупного подразделения.

Пациентка была очень довольна своей работой, рассказывала о ней активно и с удовольствием, отмечала, что ее труд связан с интенсивными психоэмоциональными нагрузками, строгой отчетностью, в т. ч. финансовой. Обычным являлся ненормированный рабочий день, работа в выходные дни, редкие отпуска, из которых ее также могли отозвать. Пациентка расценивала эти сложности как «неизбежное зло», которое «по крайней мере — окупается…». Иные психотравмирующие события в своей жизни — отрицала.

На протяжении последних двух лет больную беспокоило чувство постоянной усталости, «вымотанность, бессилие»; сонливость в дневные часы и неглубокий, тревожный сон ночью, не дающий чувства бодрости. Заметно снизились внимание к деталям и работоспособность, стали появляться сомнения в собственной деловой компетентности. Внезапно усиливалось чувство тревоги, когда становилось трудно усидеть на месте, появлялась потребность отвлечься, найти собеседника: «боюсь, что со мной случится что‑то плохое…».

Периодически возникала «ломота и подергивание» в мышцах ног и спины, чувство скованности, напряжения, порой — онемения. Отмечались частые головные боли, беспричинная потливость, «бегание мурашек», временами — сердцебиение. М. сообщала, что около полутора лет назад перенесла тяжелую «простуду», когда на фоне типичных проявлений острой респираторной инфекции, длительного сохранения субфебрильной температуры тела манифестировали описанные выше симптомы, которые сохраняются и по сей день. Пациентка рассказывала, что у нее бывают «светлые промежутки» продолжительностью до двух недель, но потом ситуация вновь ухудшается, выраженность симптоматики со временем нарастает.

Женщина длительно обследовалась у терапевтов, эндокринолога и невролога (существенных отклонений не выявлено) — и лишь спустя продолжительное время, по совету наблюдавших ее врачей, решилась на консультацию психиатра.

В соответствии с логикой специалистов Центра по контролю заболеваний — у меня было достаточно оснований установить пациентке диагноз «синдром хронической усталости». Что, собственно, и сделали двое из докторов, осматривавших пациентку до меня. Однако, забегая вперед, я должен сказать, что мой диагноз звучал совершенно иначе. При том что терапия больной вполне соответствовала современным рекомендациям по лечению СХУ.

Пациентке назначались в небольших количествах тимонейролептики (сульпирид, алимемазин), антидепрессант (циталопрам) и транквилизаторы (гидроксизин, этифоксин, буспирон). Для симптоматического обезболивания был использован миотропный спазмолитик (бенциклан). Для компенсации астении и восстановления когнитивной активности использовались ноотропы (гопантеновая кислота, ипидакрин). Прогрессивное улучшение в самочувствии было отмечено пациенткой уже с третьей недели лечения — и продолжало увеличиваться. Со второго месяца лечения М. стала посещать сеансы когнитивно-поведенческой терапии.

Через три месяца М. была клинически здорова, терапия психофармакологическими средствами прекращена. В дальнейшем женщине рекомендован курсовой профилактический прием ноотропов и транквилизаторов, выбор щадящего режима труда и полноценный активный отдых.

Может быть, это не СХУ, а…

С точки зрения практикующего врача-психиатра, в глаза бросается интересная вещь. Если открыть раздел «Психические расстройства…» той же МКБ — 10, мы найдем там шифр F48.0, который обозначает давно и хорошо известное расстройство — неврастению. А если вчитаться в развернутое описание неврастении, доступное в любом психиатрическом руководстве, — легко обнаружить большое количество совпадений по всем параметрам: этиология, патогенез, клиника, лечение! Только вот описана она едва ли не на сотню лет раньше… Именно этот диагноз и был установлен мной пациентке М.

Основные признаки неврастении по МКБ:

  1. Упорные и беспокоящие жалобы на чувство усталости после небольшой умственной нагрузки (например, после выполнения или попытки выполнения ежедневных задач, которые не требуют необычных психических усилий)
  2. Упорные и беспокоящие жалобы на чувство усталости и физической слабости после легких физических нагрузок.

В обоих случаях больной не может избавиться от этих симптомов посредством отдыха, расслабления или развлечения.

Присутствует как минимум один из дополнительных симптомов:

  • чувство тупой или острой мышечной боли;
  • головокружение;
  • головная боль напряжения;
  • неспособность расслабиться;
  • раздражительность.

Продолжительность расстройства составляет не менее 3 месяцев.

И эти совпадения — отнюдь не мое открытие. Многие представители врачебного сообщества давно указывают на вопиющее сходство двух нозологий. При этом диагноз «неврастения», по моему опыту, — выставляется нечасто, а вот «СХУ» обладает всеми чертами раскрученного бренда: по нему защищают диссертации, постоянно ведутся исследования, под которые выделяются щедрые гранты.

Невозможно не обратить внимания на колоссальное количество рекламы «всеисцеляющих» приборов, методик «очищения», составов и препаратов (в том числе давно известных), направленных на борьбу с «великим и ужасным» СХУ, который уже пафосно именуют «болезнью цивилизации». В то время как способы лечения неврастении разработаны давно и действуют весьма стабильно.

Так что же такое «синдром хронической усталости»? Новый, коварный и беспощадный недуг, очередной бич нашей цивилизации с неизвестной этиологией? Или СХУ — очередной бизнес-проект, удачно раскручиваемый дельцами от медицины и фармакологии, маскирующий давно известное болезненное расстройство психики?

Общие симптомы и признаки (R50-R69)

Исключены:

  • лихорадка неясного происхождения (во время) (у):
    • родов (O75.2)
    • новорожденного (P81.9)
  • лихорадка послеродового периода БДУ (O86.4)

Боль в области лица

Исключены:

  • атипичная боль в области лица (G50.1)
  • мигрень и другие синдромы головной боли (G43-G44)
  • невралгия тройничного нерва (G50.0)

Включена: боль, которая не может быть отнесена к какому-либо определенному органу или части тела

Исключены:

  • хронический болевой личностный синдром (F62.8)
  • головная боль (R51)
  • боль (в):
    • животе (R10.-)
    • спине (M54.9)
    • молочной железе (N64.4)
    • груди (R07.1-R07.4)
    • ухе (H92.0)
    • области таза (H57.1)
    • суставе (M25.5)
    • конечности (M79.6)
    • поясничном отделе (M54.5)
    • области таза и промежности (R10.2)
    • психогенная (F45.4)
    • плече (M25.5)
    • позвоночнике (M54.-)
    • горле (R07.0)
    • языке (K14.6)
    • зубная (K08.8)
  • почечная колика (N23)

Общее физическое истощение

Исключены:

  • слабость:
    • врожденная (P96.9)
    • старческая (R54)
  • истощение и усталость (вследствие) (при):
    • нервной демобилизации (F43.0)
    • чрезмерного напряжения (T73.3)
    • опасности (T73.2)
    • теплового воздействия (T67.-)
    • неврастении (F48.0)
    • беременности (O26.8)
    • старческой астении (R54)
  • синдром усталости (F48.0)
  • после перенесенного вирусного заболевания (G93.3)

Старческий возраст без упоминания о психозе

Старость без упоминания о психозе

Старческая:

  • астения
  • слабость

Исключен: старческий психоз (F03)

Кратковременная потеря сознания и зрения

Исключены:

  • нейроциркуляторная астения (F45.3)
  • ортостатическая гипотензия (I95.1)
  • неврогенная (G23.8)
  • шок:
    • БДУ (R57.9)
    • кардиогенный (R57.0)
    • осложняющий или сопровождающий:
      • аборт, внематочную или молярную беременность (O00-O07, O08.3)
      • роды и родоразрешение (O75.1)
    • послеоперационный (T81.1)
  • приступ Стокса-Адамса (I45.9)
  • обморок:
    • синокаротидный (G90.0)
    • тепловой (T67.1)
    • психогенный (F48.8)
  • бессознательное состояние БДУ (R40.2)

Исключены: судороги и пароксизмальные приступы (при):

  • диссоциативные (F44.5)
  • эпилепсии (G40-G41)
  • новорожденного (P90)

Исключены:

  • шок (вызванный):
    • анестезией (T88.2)
    • анафилактический (вследствие):
      • БДУ (T78.2)
      • неблагоприятной реакции на пищевые продукты (T78.0)
      • сывороточный (T80.5)
    • осложняющий или сопровождающий аборт, внематочную или молярную беременность (O00-O07, O08.3)
    • воздействием электрического тока (T75.4)
    • в результате поражения молнией (T75.0)
    • акушерский (O75.1)
    • послеоперационный (T81.1)
    • психический (F43.0)
    • травматический (T79.4)
  • синдром токсического шока (A48.3)

Включены: опухшие железы

Исключены: лимфаденит:

  • БДУ (I88.9)
  • острый (L04.-)
  • хронический (I88.1)
  • мезентериальный (острый) (хронический) (I88.0)

Исключены:

  • асцит (R18)
  • водянка плода БДУ (P83.2)
  • гидроторакс (J94.8)
  • отек:
    • ангионевротический (T78.3)
    • церебральный (G93.6)
    • связанный с родовой травмой (P11.0)
    • во время беременности (O12.0)
    • наследственный (Q82.0)
    • гортани (J38.4)
    • при недостаточности питания (E40-E46)
    • носоглотки (J39.2)
    • новорожденного (P83.3)
    • глотки (J39.2)
    • легочный (J81)

Исключена: задержка полового созревания (E30.0)

Исключены:

  • булимия БДУ (F50.2)
  • расстройства приема пищи неорганического происхождения (F50.-)
  • недостаточность питания (E40-E46)

Исключены:

  • синдром истощения как результат заболевания, вызванного ВИЧ (B22.2)
  • злокачественная кахексия (C80.-)
  • алиментарный маразм (E41)

Эта категория не должна использоваться в первичном кодировании. Категория предназначена для использования в множественном кодировании, чтобы определить данный синдром, возникший по любой причине. Первым должен быть присвоен код из другой главы, чтобы указать причину или основное заболевание.

Другие публикации:  Симптомы рассеянного синдрома

Мкб-10 синдром хронической усталости

О.В.Воробьева
ГОУ ВПО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова, ФППОВ, Кафедра нервных болезней, Москва

Каждому человеку знакомо чувство усталости, которое обычно воспринимается как вполне нормальная реакция организма. Но если усталость не проходит неделями, а, наоборот, с каждым днем усиливается, велика вероятность, что это не просто переутомление, а патологическое состояние. Приблизительно каждый пятый пациент (10-25%), прибегающий к медицинской помощи, жалуется на продолжительную усталость. Что такое патологическая усталость – симптом дремлющего заболевания или нозологическая категория, например, синдром хронической усталости? Когда усталость не может быть объяснена каким-либо заболеванием, предполагают, что это может быть синдром хронической усталости (СХУ). Синдром хронической усталости – сравнительно новая нозологическая категория. Год рождения синдрома – 1984. Именно тогда в штате Невада (США) к доктору Поль Чейни практически одновременно обратились более двухсот пациентов, все они жаловались на непроходящую усталость. Более детальное обследование показало, что неизвестное состояние у всех сопровождается одними и теми же симптомами: сонливостью, сопутствующей депрессией, болями в мышцах и лихорадкой. Впервые термин и дефиниция СХУ были представлены американскими учеными в 1988 г.
Синдром хронической усталости – заболевание, характеризующееся чрезмерной, инвалидизирующей усталостью, длящейся как минимум 6 мес, и сопровождающееся многочисленными суставными, инфекционными и нейропсихическими симптомами. СХУ – гетерогенное заболевание, реализующееся по различным патофизиологическим механизмам, но манифестирующее похожими симптомами. Независимо от патогенеза у лиц с СХУ, как и у людей, страдающих от других хронических заболеваний, в значительной степени нарушается повседневное функционирование. Распространенность СХУ во взрослой популяции составляет 0,006-3%, но приблизительно 80% всех случаев СХУ остаются не диагностируемыми.
В 1994 была проведена ревизия дефиниции СХУ, и в обновленном виде она приобрела статус интернациональной. Согласно дефиниции 1994 г. требуется как минимум 6 мес персистирования необъяснимой усталости, которая не облегчается после отдыха и в значительной степени редуцирует уровень повседневной активности. В дополнение к усталости в 6-месячный период должны присутствовать четыре или больше из 8 следующих симптомов:

Клиническая картина
Пик заболеваемости СХУ приходится на активный возраст 40-59 лет. Женщины во всех возрастных категориях более подвержены этому заболеванию. Женщины составляют 60-85% от всех заболевших. Дети и подростки заболевают СХУ значительно реже, чем взрослые люди. Явные признаки СХУ – резкая патологическая утомляемость даже при выполнении элементарных нагрузок и повседневных обязанностей, очень часто полное бессилие. Сон и отдых не приносят облегчения и не дают желаемой бодрости. Субъективно больные могут по-разному формулировать основную жалобу: «Я чувствую себя совершенно измочаленным», «У меня постоянно не хватает энергии», «Я полностью истощен», «Я обессилил», «Обычные нагрузки доводят меня до изнурения». Однако активный расспрос позволяет понять, что пациенты отделяют свои ощущения от мышечной слабости или чувства уныния.
Большинство пациентов оценивают свое физическое состояние перед заболеванием как превосходное или хорошее. Чувство чрезвычайной усталости появляется внезапно и обычно сочетается с гриппоподобными симптомами. Заболеванию могут предшествовать респираторные инфекции, например, бронхит или вакцинация, иногда трансфузия крови. Реже заболевание имеет градуированное начало, а иногда начинается исподволь в течение многих месяцев. После начала заболевания пациенты замечают, что физические или умственные усилия приводят к усугублению чувства усталости. Многие пациенты считают, что даже минимальное физическое усилие приводит к значительной утомляемости и усилению других симптомов. Лабораторно документированная физическая активность этой категории пациентов показывает, что большинство пациентов при выполнении физической нагрузки не достигают возрастного максимального предела ЧСС. Кроме того, концентрация лактата в ответ на проделанное усилие не отличается от нормы.
Болевой синдром характеризуется диффузностью, неопределенностью, тенденцией к миграции болевых ощущений. Помимо боли в мышцах и суставах, пациенты жалуются на головную боль, боль в горле, болезненность лимфатических узлов, боли в животе. Иммунные изменения включают болезненные лимфатические узлы, повторяющуюся боль в горле, рекуррентные гриппоподобные симптомы, общее недомогание, избыточную сенситивность к пищевым продуктам и/или медикаментам, которые ранее переносились нормально.
В дополнение к восьми основным симптомам, обладающих статусом диагностических критериев, пациенты могут испытывать и другие симптомы (табл. 1), частота встречаемости которых широко варьирует среди пациентов. Чаще других симптомов описываются ортостатическая гипотензия и тахикардия, эпизоды потливости, бледность, вялые зрачковые реакции, запоры, учащенное мочеиспускание (микроуритация), дыхательные нарушения (ощущение нехватки воздуха, ощущение препятствия в дыхательных путях или боль при дыхании). У многих пациентов нарушен температурный контроль. Обычно температура тела субфебрильная с суточными флуктуациями, может сопровождаться эпизодами потения, рекуррентным ознобом. Эта категория пациентов обычно плохо переносит экстремальные изменения температурного режима окружающей среды (холод, жара).
Приблизительно 85% пациентов жалуются на нарушение концентрации внимания, ослабление памяти, но рутинное нейропсихологическое обследование не выявляет дефицита мнестической функции. Нарушения сна представлены различными симптомами: трудности засыпания, прерывистый ночной сон, дневная сонливость, в тоже время полисомнография дает вариабельные результаты. В целом клинически следует различать утомляемость от сонливости и учитывать, что сонливость может как сопровождать синдром хронической усталости, так и быть симптомом различных заболеваний, например, синдрома сонных апноэ, исключающих диагноз хронической усталости.
Почти у всех пациентов с СХУ развивается социальная дезадаптация. Приблизительно треть пациентов не может работать и еще треть предпочитает частичную профессиональную занятость. Средняя продолжительность заболевания составляет 5-7 лет, но может персистировать более 20 лет. Часто заболевание протекает волнообразно, периоды обострения (ухудшения) заболевания чередуются с периодами относительно хорошего самочувствия. У большинства пациентов наблюдаются частичные или полные ремиссии, но заболевание часто возвращается.
Чувство чрезмерной усталости, также как собственно СХУ, часто коморбидны так называемым функциональным заболеваниям, таким как фибромиалгия, синдром раздраженной кишки, интерстициальный цистит, посттравматическое стрессорное расстройство, дисфункция нижнечелюстного сустава, хронические тазовые боли, эндометриоз.
Диагноз СХУ может быть поставлен только после исключения альтернативных соматических и психических причин. Состояния, исключающие диагноз СХУ:

Согласно МКБ-10 (1992), СХУ рассматривается в ряду неврологических заболеваний (G93). Наряду с СХУ выделяют его вторичные формы при ряде неврологических заболеваний. Хроническая утомляемость сопровождает такие заболевания как рассеянный склероз, болезнь Паркинсона, заболевание моторного нейрона, хроническая ишемия мозга, инсульт, постполио-синдром и другие. Причем весьма часто утомляемость предъявляется пациентами как основная жалоба. В основе вторичных форм хронической утомляемости лежит непосредственное повреждение центральной нервной системы и воздействие других факторов, косвенно связанных с основным заболеванием, например, депрессии, возникшей как реакция на неврологическое заболевание.

Диагностика
Для подтверждения клинического диагноза СХУ не существует каких-либо специфических параклинических тестов. Но обязательно проводится обследование для исключения заболеваний, одним из проявлений которых может быть хроническая усталость. Клиническая оценка пациентов с ведущей жалобой на хроническую усталость требует:

Рекомендуемые тесты включают: общий анализ крови, СОЭ, биохимический анализ крови, гормоны щитовидной железы. Дополнительное обследование обычно включает: С-реактивный белок (маркер воспаления), ревматоидный фактор, креатинфосфокиназу (мышечный фермент). Определение ферритина может быть целесообразно у детей и подростков, а также у взрослых в случае, если другие тесты подтверждают дефицит железа. Специфические тесты, подтверждающие инфекционные заболевания (болезнь Лайма, вирусный гепатит, ВИЧ, мононуклеоз, токсиплазмоз или цитомегаловирусное инфицирование), а также серологическая панель тестов на вирусы. Напротив, нейровизуализация (МРТ головного мозга), исследование кардиоваскулярной системы становятся рутинными методами исследования при подозрении на СХУ. При подозрении на синдром апноэ во сне проводится полисомнография.

Этиология и патогенез
Ранние патогенетические теории фокусировались на вирусной или психической природе СХУ. Более поздние исследования обнаружили изменения в неожиданных сферах, включая структуру и функцию мозга, нейроэндокринный ответ, структуру сна, иммунную функцию, дивергентный психологический профиль. Наиболее устойчивой гипотезой является стресс-зависимая модель СХУ, но данная гипотеза может объяснить далеко не все патологические изменения, характерные для лиц, страдающих СХУ. Поэтому большинство исследователей постулирует, что СХУ – гетерогенный синдром, в основе которого лежат различные патофизиологические аномалии. Некоторые из них могут предрасполагать к развитию СХУ, другие непосредственно вызвать заболевание и, наконец, третьи поддерживать прогрессирование заболевания.

Вегетативная дисфункция
D.H.Streeten, G.H.Anderson (1992) первыми высказали предположение, что одной из причин хронической усталости может быть нарушение поддержания артериального давления в вертикальном положении. Возможно, отдельная подгруппа пациентов с СХУ имеет ортостатическую интолерантность. Постуральная тахикардия, ассоциированная с ортостатической интолерантностью – вегетативный маркер, который достаточно часто наблюдается у индивидуумов с СХУ. Когортные исследования пациентов с СХУ и пациентов с постуральной тахикардией показывают, что оба эти синдрома имеют похожие симптомы. По крайней мере, у части пациентов СХУ патогенетически может быть обусловлен вегетативной дисфункцией, манифестирующей ортостатической интолерантностью.

Инфекционные агенты
Эпштейн-Барр вирус, человеческий вирус герпеса 6, вирус коксаки группы В, человеческий Т-клеточный лимфотрофический вирус II, вирус гепатита С, энтеровирусы и ретровирусы ранее рассматривались как этиологические агенты СХУ. Но исследования, сфокусированные на поиск потенциальных маркеров вирусной инфекции, не обнаружили надежных доказательств инфекционной природы СХУ. Кроме того, терапия, направленная на подавление вирусной инфекции (ацикловир, интерферон-a), не улучшает течения заболевания. Поэтому вирусная природа СХУ подвергается значительной критике, но гетерогенная группа инфекционных агентов продолжает рассматриваться как возможные триггеры или как поддерживающие факторы СХУ.

Нарушения со стороны иммунной системы
Несмотря на многочисленные исследования иммуной системы у пациентов, страдающих СХУ, стабильно выявляются лишь незначительные отклонения в иммунном статусе. Обобщая эти результаты можно констатировать, что пациенты с СХУ имеют хроническую мягкой степени выраженную активацию иммунной системы, но имеют ли эти находки какое-либо отношение к СХУ остается неясным. Исследования зависимости тяжести симптомов СХУ от степени нарушения иммунного статуса оказались противоречивыми. Клиническое улучшение может не сопровождаться изменениями клеточного звена иммунитета.

Психические расстройства
Поскольку пока не обнаружено устойчивых патофизиологических соматических маркеров СХУ, некоторые исследователи постулируют, что СХУ – первичное психическое заболевание. Другие полагают, что СХУ представляет собой манифестацию психического заболевания, например, соматизированного расстройства, ипохондрии, большой депрессии или атипичной депрессии. Действительно, пациенты с СХУ имеют большую заболеваемость аффективными расстройствами по сравнению со здоровой популяцией и популяцией лиц, страдающих хроническими соматическими заболеваниями. В большинстве, но не во всех случаях расстройства настроения или тревога предшествуют появлению СХУ. С другой стороны, высокое превалирование аффективных нарушений у пациентов, страдающих СХУ, может быть результатом «перекрывания» симптомов за счет эмоционального ответа на инвалидизирующую утомляемость. Кроме того, имеются и другие возражения против отождествления СХУ с психическими заболеваниями. Во-первых, некоторые симптомы СХУ близки неспецифическим психическим симптомам, но многие другие – такие как фарингит, лимфоаденопатия, арталгии – не типичны для психических расстройств. Во-вторых, антидепрессанты не приводят к драматическому улучшению СХУ.

Фармакологическое лечение
Так как природа происхождения СХУ до сих пор не выяснена, приоритет отдается симптоматическому лечению. Попытки воздействовать на иммунную систему этих больных пока оказались тщетными. Многие иммунологические (иммуноглобулин G, кортикостероидные гормоны, интерфероны) и антивирусные (ацикловир) препараты оказались неэффективны в отношении как собственно чувства утомляемости, так и в отношении других симптомов СХУ.
Несмотря на отсутствие преимущественной эффективности антидепрессантов в контролируемых исследованиях, в клинической практике антидепрессанты оказались более успешными в купировании некоторых симптомов СХУ по сравнению с препаратами, воздействующими на иммунный статус. Антидепрессанты – наиболее часто назначаемые препараты пациентам с СХУ. Антидепрессанты улучшают сон и уменьшают боль у пациентов с СХУ, позитивно влияют на коморбидные состояния, в частности на фибромиалгию. Отдельные открытые исследования демонстрируют возможный эффект обратимых ингибиторов моноаминоксидазы, особенно в популяции больных с клинически значимыми вегетативными симптомами. Большинство пациентов с СХУ плохо переносят медикаменты, особенно воздействующие на ЦНС. Поэтому следует начинать лечение антидепрессантами с низких доз и градуированно повышать дозу в процессе лечения. Предпочтение должно отдаваться антидепрессантам с благоприятным спектром переносимости.
Предпринимались попытки лекарственно стимулировать вегетативную нервную систему. Показано, что амфетамин и его аналоги могут помочь некоторым пациентам. Новый препарат модафинил показал позитивный эффект у ряда пациентов, но длительное лечение не выявило его преимуществ.
Симптоматическое обезболивание используется у пациентов с ведущими мышечноскелетными жалобами (болезненность или скованность мышц). Применяют парацетамол или другие нестероидные противовоспалительные препараты, а также миорелаксанты. Нарушение сна у пациентов с СХУ иногда может потребовать дополнительного назначения снотворных. Как правило, начинают с антигистаминных снотворных (доксиламин), и только в случае их неуспеха назначаются рецептурные снотворные по возможности в минимальных дозах.
Но основной стратегией лечения СХУ является применение препаратов, способствующих улучшению общего состояния, восстановлению умственной активности и физической формы. Наиболее часто используют витамины в больших дозах, антиоксиданты, ноотропы, фитотерапию. Весьма полезными могут быть ингибиторы свободно-радикальных процессов. Свободные радикалы – высокореактивный побочный продукт всех клеток организма, возникающий в результате нормального метаболизма. Свободные радикалы повреждают протеины, липиды и нарушают функции мембран. Продукция свободных радикалов увеличивается при некоторых хронических заболеваниях и при физической нагрузке у здоровых лиц. Нивелирование свободных радикалов повышает толерантность к физической нагрузке. Среди ингибиторов свободно-радикальных процессов наиболее часто используется этилметилгидроксипиридина сукцинат (Нейрокс™). Доказанные стрессопротекторные эффекты Нейрокса™, такие как воздействие на соматовегетативные нарушения, восстановление циклов «сон-бодрствование», повышение работоспособности, могут быть полезны при лечении СХУ. Кроме того, Нейрокс™ потенцирует действие нейротропных препаратов, что позволяет рассматривать препарат как основу рациональной политерапии. Таким образом, эффекты Нейрокса™ свидетельствуют о целесообразности его применения у больных, страдающих хронической усталостью. Желательно проведение нескольких курсов лечения для стабилизации эффекта.

Другие публикации:  Виды вируса простого герпеса

Немедикаментозное лечение
Широко применяется когнитивная поведенческая терапия, цель которой помочь больному изменить патологическую перцепцию и интерпретацию болезненных ощущений, поскольку эти факторы играют значительную роль в поддержании симптомов СХУ. Когнитивная поведенческая терапия также может быть полезна для обучения больного более эффективным копинг-стратегиям, что в свою очередь может привести к повышению адаптивных возможностей. Строго контролируемые исследования показывают, что у 70% пациентов с СХУ под влиянием 13-16 сессий улучшается физическое функционирование и только у 20-27%, получающих медикаментозную терапию. Полезным может быть сочетание программы ступенчатых физических упражнений с когнитивной поведенческой терапией.
Техника глубокого дыхания, техники мышечной релаксации, массаж, кинезиотерапия, йога рассматриваются как дополнительные воздействия на коморбидную тревогу. Эти техники также могут способствовать появлению у пациента позитивных ощущений.

R53 Недомогание и утомляемость

Синдром хронической усталости — постоянная слабость, сопровождающаяся широким спектром других симптомов, которая длится до 6 месяцев. Чаше всего наблюдается у женщин в возрастной группе от 25 до 45 лет. Генетика и образ жизни значения не имеют. Синдром хронической усталости является сложным заболеванием, которое приводит к сильной слабости в течение продолжительного периода времени. Это нарушение также называют синдромом послевирусной слабости, миалгическим энцефаломиелитом (ME), хронической усталостью или синдромом иммунной дисфункции. Это заболевание полностью лишает сил и может продолжаться от нескольких месяцев до лет. Из-за широкой вариабельности симптомов синдрома хронической усталости часто даже не распознают или неправильно диагностируют.

Причина синдрома хронической усталости остается неизвестной, хотя есть мнение, что в его развитие вовлечено несколько различных факторов. В некоторых случаях синдром хронической усталости появляется после выздоровления от вирусной инфекции или после тяжелой эмоциональной травмы, например развода. В других случаях не было отмечено каких-либо предшествующих болезней или значительных событий.

Синдром хронической усталости характеризуется следующими основными симптомами:

— сильная слабость, которая может продолжаться до 6 месяцев;

— нарушение краткосрочной памяти и концентрации;

— болезненные лимфатические узлы;

— боли в суставах и мышцах без опухания и покраснения;

— сон, не приносящий отдыха;

— сильная усталость и недомогание после минимального напряжения.

У большинства людей с синдромом хронической усталости также развивается депрессия, которая проявляется в отсутствии интереса к своей работе, хобби или в постоянном беспокойстве. При синдроме хронической усталости обостряются такие аллергические заболевания, как экзема и астма.

Врач может диагностировать синдром хронической усталости, если слабость сохраняется более 6 месяцев без очевидных причин и сопровождается минимум четырьмя симптомами из приведенных выше. Это диагностические критерии данного состояния. Однако постоянная слабость является распространенным симптомом многих болезней, включая и гипофункцию щитовидной железы и анемию, ни врач в первую очередь должен исключить именно эти нарушения. Если при обследовании не найдено причин слабости, то ставят диагноз синдрома хронической усталости только при соблюдении диагностических критериев. На врачебном приеме будет выполнен общий осмотр, заданы вопросы о том, нет ли у пациента психологических проблем, таких как депрессия. Также могут бвть сделаны анализы крови. Поскольку нет специфических диагностических тестов, то на диагностику требуется значительное время.

Несмотря на то что не разработано специфического лечения синдрома хронической усталости, существует ряд мер самопомощи, которые помогают справиться с этим состоянием.

При этом можно предпринять следующие действия:

— постараться разделить периоды отдыха и работы;

— постепенно наращивать физическую и умственную нагрузку, принуждать себя быть активным каждую неделю;

— ставить себе реальные цели;

— внести изменения в режим питания, пить меньше спиртных напитков и полностью отказаться от кофеина;

— постараться снизить уровень стресса в своей жизни;

— присоединиться к группе поддержки, если пациент чувствует себя одиноким.

Врач может назначить лекарства для снятия некоторых симптомов. Например для облегчения головной, суставной и мышечной боли назначают анальгетики, такие как аспирин и нестероидные противовоспалительные лекарственные средства. Улучшить состояние пациента могут и антидепрессанты (даже при отсутствии симптомов депрессии). Врач назначит пациенту консультацию психолога, чтобы справиться с болезнью и получить поддержку, также будут полезны когнитивная и поведенческая терапия.

Синдром хронической усталости является очень продолжительным заболеванием. У некоторых людей в первые 1–2 года происходит ухудшение симптомов. Примерно в половине случаев болезнь проходит полностью через несколько лет. У ряда людей симптомы синдрома хронической усталости появляются исчезают в течение многих лет.

Полный медицинский справочник/Пер. с англ. Е. Махияновой и И. Древаль.- М.: АСТ, Астрель, 2006.- 1104 с

Синдром хронической усталости

в Международной классификации болезней — МКБ-10 — такого диагноза нет в принципе. Синдром есть, диагноза нет. Парадокс!

этот термин часто используется в общемедицинской практике, несмотря на то обстоятельство, что критерии его выделения на 97% совпадают с характеристикой неврастении в МКБ-10 (A.Farmer и соавт., 1995).

Введение (актуальность темы). Считают, что синдром хронической усталости может проявляться в любом возрасте, в том числе и у детей. По данным австралийских ученых, синдром хронической усталости встречается с частотой 37 случаев на 100 000 человек (Vollmer-Conna V., Lloid A., Hickie I., Wakefield D., 1998). При синдроме хронической усталости не отмечается изменений в составе крови и мочи, нет рентгенологических изменений, не выявляется органических или функциональных отклонений УЗИ. Нормальными оказываются показатели клинических биохимических исследований, не выявляется изменений в эндокринном и иммунном статусе. Таким больным ставят обычно диагноз «нейро-вегетативной дистонии» и неврозов. В то же время, назначаемые обычные для таких случаев курсы лечения не дают, как правило, вообще никакого эффекта. Заболевание типично течет с ухудшением и в далеко зашедших случаях выявляются резкие расстройства памяти и психики, подтверждающиеся изменениями на ЭЭГ.

Синдром хронической усталости — это заболевание неизвестной этиологии, основным проявлением которого является немотивированная выраженная общая слабость, на длительное время лишающая больного активного участия в повседневной жизни.

( ! ) В связи с тем, что развитие синдрома хронической усталости тесно связано с существенными нарушениями функционирования иммунной системы, это заболевание получило новое название – «синдром хронической усталости и иммунной дисфункции», хотя по-прежнему при его характеристике как нозологической формы широко используют и старый термин – «синдром хронической усталости».

Этиология и патогенез. Несмотря на активную дискуссию, единой точки зрения об этиологии и патогенезе синдрома хронической усталости до сих пор нет. Отдельные авторы придают значение различным вирусам (Эпштейна-Барр, цитомегаловирусы, вируса герпеса I и II типа, энтеровирусы, вирус герпеса 6 типа и др.), неспецифической активации иммунных реакций и психическим факторам. При этом большинство указывает на связь заболевания с экологически неблагоприятными условиями и на то, что это «болезнь среднего класса», придавая, таким образом, важную роль социальным факторам (впрочем, без детализации последних). Исследования последних лет свидетельствуют о повышенной серотониновой активности мозга у пациентов с синдромом хронической усталости, что, возможно, играет роль в развитии этого патологического состояния. Однако существуют также работы, в которых подобной закономерности выявить не удалось. Причиной этого, вероятно, явились гетерогенность групп обследуемых и использование различных стимуляторов серотонинового обмена. Таким образом, усиленный обмен серотонина может лежать в основе развития синдромома хронической усталости. Повышение секреции пролактина, стимулируемое серотонином при синдромоме хронической усталости, может быть вторичным по отношению к различным особенностям поведения (например, таким, как продолжительная бездеятельность и нарушения засыпания и просыпания).

В настоящее время в патогенезе синдрома хронической усталости большая роль отводится нарушениям в системе цитокинов. Последние, являясь медиаторами иммунной системы, не только оказывают иммунотропное действие, но и влияют на многие функции организма, участвуя в процессах кроветворения, репарации, гемостаза, деятельности эндокринной и центральной нервной системы. Следует подчеркнуть, что наиболее убедительной остается инфекционная или вирусная теория (дебют синдрома хронической усталости нередко связан с острым гриппоподобным заболеванием).

Клинические проявления. Одним из ведущих симптомов при синдроме хронической усталости является истощаемость, особенно явно обнаруживаемая при исследовании специальными методами изучения работоспособности (таблицы Шульте, корректурная проба и пр.), проявляющаяся как гипостенический или гиперстенический синдромы. С явлениями истощения при синдроме хронической усталости связана непосредственно и недостаточность активного внимания, что проявляется как увеличение количества ошибок.

Синдром хронической усталости отличается от транзиторного состояния слабости у здоровых людей и у больных с различными заболеваниями в начальной стадии и в стадии реконвалесценции по длительности и выраженности психосоматических нарушений. Клинические проявления синдрома хронической усталости соизмеримы с классическими представлениями о болезни, как самостоятельной нозологической единице.

Типичными клиническими проявлениями для развивающегося синдрома хронической усталости на ранних стадиях являются: (1) слабость, быстрая утомляемость, нарастающие расстройства внимания, (2) повышенная раздражимость и неустойчивости эмоционально-психического состояния; (3) повторяющиеся и нарастающие головные боли, не связанные с какой-либо патологией; (4) расстройства сна и бодрствования в виде сонливости днем и бессонницы ночью; прогрессирующее на этом фоне снижение работоспособности, что заставляет больных использовать различные психостимуляторы с одной стороны и снотворные с другой; (5) типичны: частое и интенсивное курение с целью психической стимуляции днем, ежедневные вечерние приемы алкоголя для снятия нервно-психического возбуждения вечером, что приводит к широкому распространению бытового пьянства; (6) снижение веса (незначительное, но четко отмечаемое больными) или, для групп материально обеспеченных лиц, ведущих физически мало активный образ жизни, ожирение I-II стадий; (7) боли в суставах, обычно крупных и в позвоночнике; (8) апатия, безрадостное настроение, эмоциональная подавленность. (!) Весьма важным является то, что данная симптоматика течет прогрессивно и не может быть объяснена никакими соматическими заболеваниями. Более того, при тщательном клиническом обследовании не удается выявить никаких объективных изменений состояния организма — лабораторные исследования показывают отсутствие отклонений от нормы.

Клиническая диагностика. Для диагностики «Синдрома хронической усталости» используются критерии, опубликованные в 1988, 1991, 1992 и 1994 гг. Центром контроля за заболеваниями (США), которые включают в себя комплекс больших (1 -длительная усталость по неизвестной причине, не проходящая после отдыха и снижение более чем на 50% двигательного режима наблюдающиеся не менее 6 месяцев; 2 — отсутствие заболеваний или других причин, которые могут вызвать такое состояние.), и малых объективных критериев. К малым симптоматическим критериям заболевания следует отнести следующие: заболевание начинается внезапно, как и при гриппе, с (1) повышения температуры до 38°С; (2) болей в горле, першения; (3) небольшого увеличения (до 0,3-0,5 см) и болезненности шейных, затылочных и подмышечных лимфатических узлов; (4) необъяснимой генерализованной мышечной слабости; (5) болезненности отдельных групп мышц (миалгии); (6) мигрирующих болей в суставах (артралгии); (7) периодических головных болей; (8) быстрой физической утомляемости с последующей продолжительной (более 24 часов) усталостью; (9) расстройства сна (гипо- или гиперсомния); (10) нейропсихологических расстройств (фотофобия, снижение памяти, повышенная раздражительность, спутанность сознания, снижение интеллекта, невозможность концентрации внимания, депрессия); (11) быстрого развития (в течение часов или дней) всего симптомокомплекса.

Другие публикации:  Простой и опоясывающий лишай

Малые критерии можно объединить в несколько групп. (1) Первая группа включает в себя симптомы, отражающие наличие хронического инфекционного процесса (субфебрильная температура, хронический фарингит, увеличение лимфатических узлов, мышечные и суставные боли). (2) Вторая группа включает психические и психологические проблемы (нарушения сна, ухудшение памяти, депрессия и т.д.). (3) Третья группа малых критериев объединяет симптомы вегетативно-эндокринной дисфункции (быстрое изменение массы тела, нарушение функции желудочно-кишечного тракта, снижение аппетита, аритмии, дизурия и др.). (4) Четвертая группа малых критериев включает симптомы аллергии и повышенной чувствительности к лекарственным препаратам, инсоляции, алкоголю и некоторым другим факторам. Объективными (физикальными) критериями служат: (1) субфебрильная лихорадка; (2) неэкссудативный фарингит; (3) пальпируемые шейные или подмышечные лимфоузлы (менее 2 см в диаметре).

Для постановки диагноза «синдром хронической усталости» необходимо наличие 1 и 2 больших критериев, а также малых симптоматических критериев: (1) 6 или больше из 11 симптоматических критериев и 2 или больше из 3 физикальных критериев; или (2) 8 или больше из 11 симптоматических критериев.

Согласно схеме диагностики синдрома хронической усталости, принятой международной группой по изучению синдрома хронической усталости в 1994 году все случаи необъяснимой усталости клинически могут быть разделены на (1) синдром хронической усталости и (2) идиопатическую хроническую усталость.

Критериями синдрома хронической усталости являются: (1) наличие хронической усталости, которая определяется как клинически установленная, необъяснимая, постоянная или перемежающаяся хроническая усталость нового типа (ранее не встречавшаяся в течение жизни), не связанная с физическим или умственным напряжением, не проходящая при отдыхе и приводящая к существенному падению ранее достигнутых уровней профессиональной, образовательной или личной активности; (2) одновременное наличие четырех и более из нижеперечисленных симптомов (все симптомы могут наблюдаться постоянно или повторяться в течение 6 и более месяцев): 1 — головные боли, отличающиеся по характеру от ранее наблюдавшихся, 2 – боли в мышцах, 3 – боли в нескольких суставах при отсутствии зуда и покраснения, 4 – неосвежающий сон, 5 – дискомфорт после физических или нервно-психических нагрузок продолжительностью более 24 часов, 6 – нарушение кратковременной памяти или концентрации внимания, существенно снижающие уровень профессиональной, образовательной или другой социальной и личной активности. 7 – признаки воспаления слизистой оболочки горла. 8 – болезненность шейных или подмышечных лимфатических узлов.

Случаи идиопатической хронической усталости определяются как клинически установленная хроническая усталость, которая не соответствует критериям синдрома хронической усталости. Необходимо выяснить причины этого несоответствия. Хроническая усталость определяется как субъективно регистрируемая персистирующая или усиливающаяся усталость, продолжающаяся 6 и более месяцев. Продолжительной усталостью считается усталость, которая длится более 1 месяца. Наличие указаний в анамнезе на длительную или хроническую усталость требует клинического обследования для выявления основного и сопутствующего заболеваний и последующего лечения.

Дальнейшая диагностика и верификация клинического случая хронической усталости не могут осуществляться без дополнительного врачебного освидетельствования, включающего: (1) оценку состояния психики для выявления отклонений в настроении, характеристиках интеллекта и памяти; особое внимание следует обращать на текущие симптомы депрессии и тревожности, наличие суицидных мыслей, а также на данные объективного психофизиологического обследования; (2) обследование соматических систем; (3) лабораторные скрининговые тесты, включающие: развернутый общий анализ крови, СОЭ, определение уровня трансаминаз крови, оценка содержания в крови общего белка, альбумина, глобулинов, щелочной фосфатазы, кальция, фосфора, глюкозы, мочевины, электролитов и креатинина; определение уровня тиреотропного гормона и клинический анализ мочи. Дополнительные лабораторные тесты для всех пациентов не нужны. Более углубленное лабораторное обследование назначается индивидуально для подтверждения или исключения других заболеваний, например рассеянного склероза. В этих случаях необходимо использовать расширенную панель лабораторных методов анализа. При постановке диагноза для предупреждения диагностических ошибок следует обращать внимание на ряд симптомов, не характерные для синдрома хронической усталости, но значимых при других заболеваниях.

Заболевания с объяснимой хронической усталостью: (1) наиболее часто причиной жалоб на хроническую усталость являются гипотиреоз, нарколепсия и ятрогенные заболевания, включая побочное действие средств фармакотерапии; (2) хронической усталостью могут сопровождаться онкологические заболевания; (3) психические заболевания с симптомокомплексами психотического и меланхолического характера (биполярные аффективные нарушения, шизофрения любого типа, маниакально-депрессивнный психоз, нервная булимия, слабоумие любого генеза) одновременно вызывают снижение работоспособности и быструю утомляемость; (4) злоупотребление алкоголем и наркотиками более двух лет с формированием зависимости, предшествующее появлению жалоб на хроническую усталость, в действительности является ее непосредственной причиной; (5) избыточная полнота, определенная по индексу массы тела (вес (кг)/рост (м2)), когда значение индекса равно или выше 45, может быть причиной жалоб на повышенную усталость. Хронической усталостью может сопровождаться недиагностированная вирусная инфекция.

Заболевания, которые могут сочетаться с синдромом хронической усталости. Особой клинической ситуацией является сочетание синдрома хронической усталости с другими заболеваниями. В этом случае возможны следующие варианты: (1) заболевания с симптомами, которые не определяются диагностическими лабораторыми тестами (фибромиалгия, тревожность, соматические расстройства, непсихотическая или немеланхолическая депрессия, неврастения, повышенная чувствительность к химическим веществам); (2) заболевания резистентные к лечению; это прежде всего гипотиреоз, при лечении которого адекватность заместительной терапии была верифицировна только фатом достижения нормального уровня тиреотропного гормона в плазме крови, а другие варианты корректировки назначенной дозы не использовались; постоянная усталость возможна при бронхиальной астме, инфекционных заболеваниях, например при болезни Лайма или сифилисе; (3) отдельные необъяснимые симптомы, выявленные при врачебном осмотре или опросном тестировании, а также постоянные отклонения в значениях лабораторных показателей, которые клинически значимы, но недостаточны для постановки диагноза какого-то определенного заболевания, например, клинические случаи, при которых титр антиядерных антител в сыворотке крови пациентов увеличивается, но диагноз аутоиммунного поражения соединительной ткани не имеет других лабораторных или клинических подтверждений.

Факторы риска синдрома хронической усталости: (1) неблагоприятные экологические и гигиенические условия проживания, особенно с повышенной лучевой нагрузкой на организм; (2) воздействия, ослабляющие общую, иммунологическую и нервно-психическую сопротивляемость организма (наркоз, оперативные вмешательства, хронические заболевания, химиотерапия, лучевая терапия, а возможно, и иные типы неионизирующего облучения (компьютеры) и пр.; (3) частые и длительные стрессы как типичные условия работы и жизни в современном технически высоко развитом обществе; (4) односторонняя напряженная работа; (5) постоянная недостаточная физическая нагрузка и отсутствие физкультурных и спортивных занятий при достаточном благосостоянии и избыточном структурно нефизиологическом питании; (6) отсутствие жизненных перспектив и широкого интереса в жизни.

Сопутствующая патология и типичные вредные привычки, становящиеся патогенетически значимыми в развитии синдрома хронической усталости: (1) нерациональное и калорийно избыточное питание, приводящее к ожирению I-II стадий; (2) алкоголизм часто в форме бытового пьянства, обычно связанный с попыткой снять нервное возбуждение вечером; (3) интенсивное курение, являющееся попыткой стимулировать падающую работоспособность днем; (4) хронические заболевания половой сферы, в том числе для настоящего времени это хламидиоз; (5) гипертоническая болезнь I-II стадий, вегето-сосудистая дистония и другие.

Лабораторная диагностика. Среди объективных показателей синдрома хронической усталости описывают прежде всего изменения иммунного статуса: (1) снижение IgG за счет прежде всего G1 и G3 классов, (2) снижение числа лимфоцитов с фенотипом CD3 и CD4, (3) снижение естественных киллеров, (4) повышение уровня циркулирующих комплексов, (5) повышение уровня антивирусных антител разного типа, (6) повышение бэта-эндорфина, (7) повышение интерлейкина-1(бэта), интерферона, и фактора некроза опухолей. Все это, в совокупности с повышением в 5-8 раз частоты аллергических заболеваний у таких больных указывает на неспецифическое активирование, а также дисбалланс системы иммунитета, причины которого не ясны. Специальные исследования биохимии мышечной ткани и энергообмена никаких изменений не показали. ОАК (количество лейкоцитов, тромбоцитов и содержание Hb) — в норме; (!) типична низкая СОЭ (0–3 мм/ч). ОАМ без патологии. АЛТ, АСТ в норме. Уровень гормонов щитовидной железы, стероидных гормонов соответствует норме. Бактериологические посевы со слизистой носоглотки не информативны

( ! ) В настоящее время не существует лабораторных тестов, которые однозначно указывали бы на наличие или отсутствие у пациента синдрома хронической усталости. Более того, данные, приводимые различными исследователями, говорят о возможности изменения многих показателей, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения.

Дифференциальная диагностика. Поскольку синдром хронической усталости до сих пор считается заболеванием с неизвестной этиологией, то наиболее корректна диагностика с верификацией диагноза путем исключения других причин хронической усталости. При постановке окончательного диагноза «Синдром хронической усталости» по результатам изучения анамнеза, при оценке жалоб пациента, данных объективного и лабораторно-инструментального исследований необходимо исключить заболевания (1) эндокринной системы – гипотиреоз, гипертиреоз, гипокортицизм, нарушение углеводного обмена; (2) аутоиммунные заболевания – фибромиалгия, ревматическая полимиалгия, полимиозит, склеродермия, системная красная волчанка, реактивный артрит, ревматоидный артрит; (3) психоневрологические заболевания – хроническая депрессия, рассеянный склероз, болезнь Альцгеймера; (4) инфекционные заболевания – болезнь Лайма, мононуклеоз, СПИД, туберкулез, токсоплазмоз, вирусные и грибковые поражения; (5) болезни системы крови – анемии, злокачественные лимфомы, лейкозы; (6) хронические токсические отравления – лекарственные препараты, тяжелые металлы, ядохимикаты, вредные для здоровья промышленные химические вещества; (7) хроническое недосыпание и несбалансированное питание с нарушением обмена веществ; (8) наркотические и другие родственные зависимости (медикаментозная, алкогольная, никотиновая, кокаиновая, героиновая или опиоидная). Дифференциальный диагноз синдрома хронической усталости базируется на исключении симптомов этих заболеваний.

Принципы лечения. В настоящее время считается, что эффективной монотерапии синдрома хронической усталости не существует; (!) терапия должна быть комплексной и строго индивидуализированной. Одним из важных условий лечения являются также соблюдение охранительного режима и постоянный контакт больного с лечащим врачом. Из медикаментов хорошо зарекомендовали себя малые дозы психотропных средств: трициклические антидепрессанты, селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (флуоксетин, сертралин) и др. Назначают также витамины, микроэлементы. Описан заметный клинический эффект при использовании эссенциальных жирных кислот, обсуждается возможность применения ацетилкарнитина. Изучается эффективность иммунотропной терапии (введение иммуноглобулинов, стимуляторов иммунитета и т.д.), антимикробного и антивирусного лечения. У больных с синдромом хронической усталости наблюдается выраженная иммунная дисфункция по клеточному и гуморальному звеньям иммунитета и в системе интерферона, что требует соответствующей коррекции и длительной иммунореабилитации. Ряд авторов также рекомендуют проводить коррекцию состояния иммунной системы: малые дозы глюкокортикоидов, короткие курсы L-ДОФА и др.). Применяют симптоматическую терапию: нестероидные противовоспалительные средства (НПВС), обезболивающие, Н2-блокаторы и т.д. Существенную помощь оказывают методы психологической, а также функциональной реабилитации, в том числе методы: физиотерапевтические, иглорефлексотерапия, лечебная физкультура и т.д. Определенные надежды возлагаются на использование полипептидных ноотропных препаратов, так как они эффективно восстанавливают нарушенный метаболизм и интегративные функции мозга. Одним из наиболее востребованных препаратов данной группы является Кортексин.