Методы лечения туберкулеза у человека

«Главное — здоровый образ жизни»

Камю, Ахматова, Чехов, Белинский, Кафка — эти имена объединяет не только вечная слава. Всю жизнь каждого из этих деятелей искусства сопровождала страшная болезнь — туберкулез. К концу XX века в России сформировалось четкое представление о туберкулезе, как болезни социальной, «постыдной». Чтобы развеять мифы об этом заболевании, корреспондент «МП» встретилась с директором Московского городского научно-практического центра борьбы с туберкулезом Департамента здравоохранения города Москвы, главным внештатным специалистом фтизиатром Департамента здравоохранения города Москвы, доктором медицинских наук, профессором кафедры фтизиатрии РМАПО Еленой Михайловной Богородской.

— Елена Михайловна, расскажите, что нужно знать о туберкулезе?

— Прежде всего необходимо знать, что такая болезнь есть. Туберкулез передается воздушно-капельным путем от человека к человеку. Заболевает туберкулезом только тот, кто инфицирован микобактерией туберкулеза. Но сам факт заражения микобактерией туберкулеза не означает, что человек заболеет туберкулезом. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) туберкулезом заболевает всего лишь около 10 процентов инфицированных лиц на протяжении всей жизни. Клинические симптомы болезни — длительный кашель, потеря веса, повышенная температура тела, слабость, ночная потливость, кровохарканье — появляются не сразу, а только если болезнь уже запущена. Важно понимать, что без должного лечения пациент становится бактериовыделителем — то есть может заражать окружающих микобактерией туберкулеза.

— Считается, что треть населения Земли заражены микобактерией туберкулеза. Кто заболевает, из, так сказать, носителей?

— К сожалению, туберкулез поражает тех пациентов, у которых есть какой-либо иммунодефицит. То есть болеют люди, чей организм не может дать адекватную ответную реакцию на туберкулез из-за их неправильного образа жизни, сопутствующих заболеваний, либо в результате внешних факторов, например, стрессов, недоедания, или ситуаций, связанных со сменой места жительства.

— О чем важно помнить, чтобы туберкулезом не заболеть?

— Главное — здоровый образ жизни. Солнце, воздух и вода — всегда были приятелями здорового образа жизни. Люди должны хорошо питаться, правильно и сбалансированно, заниматься физическими упражнениями. Нужно стараться поддерживать хорошее настроение. Потому что упаднический настрой, уныние способствуют прогрессированию заболевания. Психологи, кстати, рассматривают туберкулез как психосоматическое заболевание.

— Вспоминается выражение: счастливые люди туберкулезом не болеют.

— Это так, но случается всякое. В медицине нет однозначных догм — мы можем лишь говорить о вероятности, например, в 90 процентов, что этот человек конкретной болезнью не заболеет.

— Какие способы выявления туберкулеза существуют на сегодня?

— Ввиду того, что это заболевание долгое время может не давать никаких клинических проявлений, были разработаны методы скринингового(профилактического) обследования населения — ежегодное или же один раз в два года проведение флюорографического обследования легких для взрослых. Для детей уже на протяжении почти ста лет существует метод выявления заболевания с помощью туберкулина, известная проба Манту. Проба долгое время не только помогала врачам фтизиопедиатрам выявлять туберкулез у детей, но и отбирать детей для профилактических мероприятий, в частности для ревакцинации. Сейчас у нас в арсенале появился еще один метод иммунологической диагностики туберкулеза — постановка пробы с аллергеном туберкулезным рекомбинантным.

— Но это не вакцины и не прививки. Это способы, которые позволяют выявить носителей микобактерии.

— Конечно. У родителей в сознании происходит некий диссонанс, когда их детей вызывают на пробу Манту в прививочный кабинет. Зачастую молодые мамы вместе с отказом от вакцинации пишут отказы от пробы Манту, что совершенно неправильно. Проба абсолютно нетоксичная, совершенно безвредная, проверенная десятилетиями, иммунный ответ развивается на локальном кожном участке, размер которого и определит присутствие микобактерии.

— Это всем знакомое: «не мыться три дня».

— Это — миф. В фейсбуке я видела смешную картинку, где написано «боритесь с системой — мочите Манту». Со всей ответственностью заявляю: Манту можно мочить! Главное ее не тереть и не чесать.

— Для многих людей открытие, что туберкулез может поражать все, кроме волос и ногтей.

— Некоторые добавляют «и зубов».

— Как передается внелегочный, можно сказать, экзотический туберкулез и как его выявляют?

— Главный путь передачи туберкулеза — воздушно-капельный. Если в дальнейшем при прогрессировании заболевания происходит рассеивание микобактерий через кровь по организму и в каком-то органе имеется «слабое место», то может быть отсев микобактерий, например, в почки, глаза, суставы.

— Мы знаем о случаях, когда клинических симптомов заболевания легких не было годами. Скажите, внелегочный туберкулез может протекать так же бессимптомно?

— Действительно, специфических симптомов туберкулеза нет. Они все похожи на симптомы, встречающиеся при других болезнях. Если у человека имеется длительное воспалительное заболевание, врачи затрудняются с постановлением диагноза или говорят, что заболевание течет нетипично, то в этом случае стоит пройти обследование на туберкулез.

— Какая ситуация по туберкулезу сейчас сложилась в Москве?

В Москве сейчас показатель заболеваемости ниже эпидемического порога. Если сравнивать субъекты РФ, то мы находимся на третьем ранговом месте с начала — показатели смертности от туберкулеза ниже Москвы только в Белгородской области и республике Карачаево-Черкессия. Показатель смертности у нас в 3,4 раза ниже, чем в России. По показателю заболеваемости туберкулезом столица стоит на первом ранговом месте. То есть москвичи заболевают туберкулезом реже, чем в других регионах. Наши показатели по заболеваемости туберкулезом в два раза ниже, чем в целом по России. За последние два года у нас число заболевших уменьшилось на 1361 человек, больных туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью стало меньше на 146 человек и на 96 — больных ВИЧ и туберкулезом.

— Как ни странно, ведь это мегаполис..

— Вы правы, в столицах европейских государств ситуация обратная: показатели по стране как правило в два раза ниже, чем по столице. А у нас наоборот — в два раза ниже, чем в стране. Но, если честно, эпидемии в Москве не было никогда. Был подъем заболеваемости в стране и в столице в начале 1990-х, пиковые показатели были достигнуты на рубеже веков, а с середины нулевых годов сначала начали снижаться показатели смертности, а затем и заболеваемости в целом по стране.

На сегодня успех относительного эпидемического благополучия в городе при высоких миграционных процессах обусловлен централизацией учреждений, сохранением за ними статуса казенных и созданием вертикали управления всеми противотуберкулезными мероприятиями. Ключевое значение имеет постоянная поддержка Департамента здравоохранения города Москвы, Правительства Москвы, межведомственное взаимодействие в противотуберкулезной работе и др. В 2012 году были объединены все противотуберкулезные диспансеры и присоединены к Центру борьбы с туберкулезом. Мы каждую неделю проводим обязательный медицинский совет для фтизиатров всего города, где фактически отрабатываем все тактические действия, непрерывно работает центральная врачебная комиссия, которая подтверждает диагноз у каждого больного туберкулезом. Для этого были привлечены лучшие профессоры. Возглавил комиссию профессор С. Е. Борисов, который известен в России как большой клиницист, к его мнению прислушиваются все.

Другие публикации:  Лечиться ли гонорея у мужчин

— Таким образом, вы знаете о каждом случае заболевания в Москве?

— Мы не просто знаем, у нас есть обратная связь — при выявлении туберкулезного больного филиал сразу начинает работать в очаге инфекции, чтобы предупредить возможные последующие случаи заболевания.

— Тем не менее, насколько мне известно, в Москве порядка 30 человек уклоняются от лечения.

— Лечение туберкулеза достаточно длительное, и не каждый человек готов с этим справиться. Часть пациентов может получать амбулаторное лечение, но для этого нужно каждый день приходить в диспансер за таблетками, в условиях дневного стационара также нужно ежедневно приходить к врачу. Но вы представляете, два года приходить за таблетками — это может выдержать только человек с высоким уровнем культуры, который понимает необходимость и значимость этих мероприятий.

— Есть ли рычаги на законодательном уровне для привлечения людей к ответственности, ведь они небезопасны для общества?

— У нас есть 77 федеральный закон «О предупреждении распространения туберкулеза в РФ», в нем есть 10 статья, которая приписывает обязательное лечение больных туберкулезом и обязательное обследование при подозрении на туберкулез. Закон вынуждает нас обращаться в прокуратуру, чтобы через суд обязать пациентов лечиться, если пациенты с бактериовыделением злостно отказываются от лечения. Но наше законодательство, к сожалению, в этом плане еще несовершенно. Суд может присудить им обязательное лечение, и полиция доставляет пациентов в стационар, но поскольку противотуберкулезные учреждения — это учреждения открытого типа, они не режимные, мы не имеем полномочий удерживать людей в стационаре против их желания. Люди приходят к нам добровольно, и уходят тоже добровольно.

— На ваш взгляд это недоработка законодательства?

— Я, как врач фтизиатр, как гражданин считаю, что любые меры принуждения неэффективны. Врач не является полицейским, у него другие функции. Если мы будем принуждать больных туберкулезом лечиться, то можем настроить против себя массу людей. Население будет отказываться проходить флюорографию, ставить пробу Манту. В результате чего ситуация по туберкулезу выйдет из-под контроля и может возникнуть подъем заболеваемости и смертности. Принуждение в отношении лечения туберкулеза, с моей точки зрения, недопустимо. У нас на весь многомиллионный город только несколько человек отказываются от лечения, но это не значит, что мы им не оказываем помощь. Пациент может сегодня отказываться от лечения, а завтра мы его уже госпитализируем. Со всеми пациентами работают врачи, медсестры, психологи, которые способствуют повышению мотивации наших больных к лечению, и мы создаем пациентам комфортные условия пребывания в наших учреждениях.

— Интересную инициативу предложили в Воронеже — был выделен транспорт для медсестер, которые вместе с набором продуктов питания доставляют «сложным» пациентам медикаменты и проверяют, чтобы таблетки были выпиты. Как вы относитесь к подобным инициативам?

— Такая инициатива хороша для субъекта РФ с низкой плотностью населения, для сельской местности. В условиях мегаполиса с высокой плотностью населения лечение на дому мы не можем себе позволить, потому что это очаг инфекции, который нам не нужен. Мы стараемся всех своих пациентов с бактериовыделением госпитализировать.

— Поговорим о лечении. Какие методы лечения туберкулеза существуют в России и за рубежом?

— В нашей стране лечение туберкулеза обходится бесплатно для всех и финансируется из средств бюджетов субъектов РФ и средств федерального бюджета. Методы в России и за рубежом примерно одинаковые. Основа лечения — назначение больным противотуберкулезных препаратов на длительный срок — от шести месяцев и более. Существует коллапсотерапия и хирургические методы лечения, которые мы, кстати, применяем гораздо чаще, чем в других регионах, за счет сильной команды торакальных хирургов. Применяем патогенетическую терапию, санаторно-курортное лечение.

— Это человеческий фактор — не везде есть специалисты. А чем Москва отличается от других регионов в плане доступности медикаментов? Неужели во всех субъектах одни и те же возможности и спектр лекарств?

— Действительно, Департамент здравоохранения и Правительство города Москвы противотуберкулезную службу хорошо финансируют. Дефицита лекарств нет. Москва в этом плане отличается тем, что у нас есть и обязательные лекарства, без которых в принципе нельзя вылечить больного, и те лекарства, которые рекомендуют наши фтизиатрические сообщества, ВОЗ.

— Скажите, чем опасна лекарственная устойчивость?

— Любой микроорганизм начинает бороться со средствами, которыми пытаются его убить. Устойчивость формируется, когда в организме человека снижается концентрация противотуберкулезных препаратов. Это может быть связано с недостаточной дозировкой лекарств, с перерывами в лечении, частично может быть связано с производством некачественных препаратов, с особенностями пищеварительной системы пациентов и др., но это уже вопрос риторический. Например, у нас есть один препарат — стрептомицин, к которому почти стопроцентная устойчивость в Москве, поэтому мы его не закупаем. Сама лекарственная устойчивость опасна тем, что при ее появлении на микобактерию невозможно воздействовать с помощью обычных недорогих лекарств. Поэтому приходится применять более дорогие и не всегда более эффективные противотуберкулезные лекарственные препараты второго и третьего ряда. То есть стоимость и продолжительность лечения многократно увеличивается. Если у человека с лекарственно-чувствительным туберкулезом продолжительность лечения в среднем составляет 9 месяцев, то при лекарственно-устойчивом — достигает двух и более лет.

— Развейте, пожалуйста, мифы о нетрадиционных способах лечения туберкулеза, в частности, медведках, которые активно продаются в интернете.

— Медведка — это насекомое, являющееся вредителем для картофеля. Живет под землей. Благодаря интернету приобрела славу народного средства от туберкулеза. Когда я работала в другой медицинской организации, отдельные наши пациенты принимали медведки. Естественно, врачам об этом они не сообщали, врачи узнавали обо всем только тогда, когда развивались побочные эффекты. Но об отрицательном действии какого-нибудь народного средства в интернете почему-то не пишут. Русский народ верит в чудо. Кажется, что есть средство, способное излечить от всего и сразу. Запомните: таких чудесных средств, способных сразу излечить туберкулез, на свете нет. И медведки к чудесным средствам не относятся. Туберкулез можно вылечить, только если вовремя обратиться к врачу-фтизиатру, который назначит правильное лечение противотуберкулезными лекарственными препаратами.

— Туберкулез — это болезнь социальная?

— Когда эпидситуация благоприятная, туберкулез локализуется преимущественно в социально-уязвимых слоях (лица БОМЖ, наркозависимые, злоупотребляющие алкоголем, неработающие, мигранты) и в группах медицинского риска (например, страдающие сахарным диабетом, ВИЧ-инфицированные, лица с иммуносупрессией и др.). Если эпидситуация не очень благоприятна, могут заболеть совершенно разные слои населения. Болеть может кто угодно — и врач, и ученый, и актер, и политик. И связано это лишь с тем, что передается туберкулез воздушно-капельным путем. Микобактерия туберкулеза существует много веков и будет существовать еще столько же. Туберкулез победить нельзя, его можно только контролировать с помощью хорошо отлаженной системы противотуберкулезных мероприятий. Например такой, какая сейчас существует в столице.

— Большое спасибо за интервью! Что бы вы хотели пожелать читателям?

Другие публикации:  Носовая кость при синдроме дауна

Ведите здоровый образ жизни, проходите ежегодные профилактические обследования на туберкулез (взрослые — флюорографию, дети — пробу Манту). При появлении первых подозрительных на туберкулез симптомов как можно раньше обращайтесь к фтизиатру. Чем раньше выявлен туберкулез, тем больше вероятность его излечения. И если кто-то переболел туберкулезом, поэтому поводу ни в коем случае нельзя переживать — вы прошли через испытания и победили. Будьте здоровы!

Все за сегодня

Война и ВПК

Мультимедиа

Война с туберкулезом

БЕРЛИН – Это было хорошее десятилетие в плане борьбы с туберкулезом. Вполне возможно, что мы выполним одну из Целей развития тысячелетия ООН по снижению распространения и смертности от туберкулеза в два раза, по сравнению с 1990 годом, к 2015 году. Как минимум дюжина новых вакцин и возможных лекарств проходят клинические испытания, а Всемирная организация здравоохранения одобрила новый диагностический тест, так называемый GeneXpert.

Прогресс в этой сфере становится все более значимым, учитывая излишнее спокойствие, которое привело к полной остановке исследований и разработок новых методов лечения туберкулеза вплоть до конца 20 века. Используемые в настоящее время препараты от туберкулеза были разработаны в 1950-1970 гг. Действительно, бацилле Кальметта-Герена (вакцине БЦЖ) уже почти 100 лет, а наиболее широко используемый диагностический тест ‑ обнаружение под микроскопом микобактерий в мокроте ‑ был разработан 130 лет назад.

Неудивительно, что эффективность этих методов снизилась. Используемая в настоящее время вакцина предотвращает тяжелые случаи туберкулеза у детей, но не наиболее распространенный легочный туберкулез у всех возрастных групп. Микроскопический тест дает ложные результаты практически в половине случаев.

Мы привыкли думать о туберкулезе как о болезни прошлого. На самом же деле, у 9 миллионов человек ежегодно обнаруживаются симптомы активного заболевания, и каждый пятый умирает. Это ставит туберкулезную палочку на второе место после вируса иммунодефицита человека (ВИЧ) в списке основных микробных убийц.

Одна треть населения земного шара заражена возбудителем заболевания, хотя только в одном случае из 10 развивается активная стадия. Плохие новости заключаются в том, что инфицированные лица остаются переносчиком возбудителя заболевания на всю жизнь. Когда иммунитет ослабевает, болезнь может вспыхнуть. С появлением в 1980-х годах ВИЧ, который ставит под угрозу иммунную систему, туберкулез возник снова и стал основной причиной смерти ВИЧ-инфицированных людей. Примерно 15 миллионов людей одновременно заражены ВИЧ и микобактериями туберкулеза, основными возбудителями в большинстве случаев заражения туберкулезом.

Более того, туберкулезная палочка ведет «окопную войну», вырабатывая устойчивость к обычным антибиотикам и традиционным методам вакцинации, тем самым отсрочивая диагностирование и определение чувствительности к лекарственным препаратам. Тогда как пандемии появляются внезапно, быстро распространяются и вызывают панический страх в связи с надвигающейся опасностью, туберкулез распространяется медленно, но верно, десятки тысяч лет, терпеливо выжидая новые возможности.

Для лечения туберкулеза требуется применение как минимум трех препаратов, по крайней мере, в течение шести месяцев. Сравните это с антибиотическим лечением, скажем, урогенитальной инфекции, которое длится максимум пару недель. В связи с этим чувствительность туберкулеза к медикаментозному лечению достаточно низкая, что приводит к появлению туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ), который больше не может быть вылечен традиционными терапевтическими методами. Около 50 миллионов человек заражено туберкулезной палочкой с МЛУ.

В то время как лечение МЛУ-ТБ остается возможным, сделать это непросто, когда срок лечения составляет около двух лет, а используемые препараты не отличаются ни эффективностью, ни мягким действием, как канонические препараты – и стоимость увеличивается в 10-100 раз. Тогда как эти дополнительные затраты могут быть покрыты системой здравоохранения в богатых странах, для бедных стран они оказываются чрезмерными, что приводит к отсутствию или недостаточности лечения.

Более того, в 85 странах был диагностирован туберкулез с широкой лекарственной устойчивостью (ШЛУ), который практически не поддается лечению. Действительно, во многих горячих точках заражения ШЛУ-ТБ стала применяться хирургическая резекция легких заболевшего. Добро пожаловать обратно в доантибиотическую эру!

Таким образом, вопрос не в том, нужны ли новые лекарства, вакцины и диагностические средства, а в том, когда они станут доступны. Новый тест GeneXpert диагностирует не только туберкулез, но и МЛУ-ТБ, что позволяет быстро назначить должное лечение и предотвратить контактное заражение – настоящий прорыв. К сожалению, этот тест очень дорогой и сложный в проведении, что делает его недоступным для многих бедных стран.

Ряд других препаратов – новых и уже использованных ранее в других сферах – в настоящее время находятся на последней стадии клинических испытаний, а одно лекарственное средство было одобрено органами США для лечения МЛУ-ТБ еще до того, как испытания были завершены. Но первая вакцина, которая должна была пройти проверку на эффективность, недавно с треском провалилась. Итак, хорошие новости последнего десятилетия – это просто проблеск надежды.

Нам еще предстоит пройти долгий путь, а ускорение научных исследований по разработке новых препаратов и вакцин возможно только при увеличении финансирования. К сожалению, у частного сектора мало стимулов для разработки новых методов лечения туберкулеза. Необходимы новые подходы, такие как партнерство между государственными научно-исследовательскими учреждениями и частными предприятиями. Тогда как клинические испытания наиболее перспективных препаратов и вакцин должны продолжаться, мы должны вернуться к чертежным доскам и выработать абсолютно новые стратегии.

Текущее ежегодное финансирование научных исследований, посвященных туберкулезу, оценивается в 500 миллионов долларов США. Но в год требуется более 2 миллиардов долларов. Эта сумма может показаться нереально высокой, но это лишь незначительная доля 160 миллиардов долларов, которые выделяются на научные исследования в области здравоохранения по всему миру. Что более важно, экономическое бремя туберкулеза исчисляется примерно 20 миллиардами долларов в год – и даже больше, если учесть потери человеческого капитала.

Если мы решим и дальше нести эти потери, мы, возможно, сэкономим немного денег в краткосрочной перспективе. Но более мудрым решением, тем не менее, было бы сделать необходимые инвестиции сегодня, предотвращая, таким образом, гораздо более высокие затраты завтра.

Стефан Кауфман – профессор иммунологии и микробиологии в университетской клинике Charité в Берлине, директор и основатель института инфекционной биологии имени Макса Планка.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Дэни Брун: «Победить туберкулез вполне реально»

Только по официальным данным в России каждый год туберкулезом заболевает более

Наша страна входит в число 22 стран мира с самым широким распространением этой болезни.

Накануне Всемирного дня борьбы с туберкулезом нам удалось поговорить о путях решения этой проблемы с исполнительным директором ЮНИТЭЙД, международной организации в системе ООН, которая финансирует проекты по борьбе с ВИЧ, туберкулезом и малярией в 94 странах мира, включая страны СНГ, Дэни Бруном.

Плоды сотрудничества

«АиФ. Здоровье»: – Господин Брун, каковы основные направления работы вашей организации и каким образом вы собираетесь сотрудничать с Россией?

Д.Б.: – ЮНИТЭЙД помогает обеспечить для населения развивающихся стран доступ к лекарствам и диагностическим тестам по таким заболеваниям, как ВИЧ, туберкулез, малярия и гепатит. Наши основные регионы – это Африка, Азия, некоторые страны СНГ. Мы существуем около 6 лет и получили за это время впечатляющие результаты. Я думаю, что в будущем у нас с вашей страной может сложиться плодотворное сотрудничество. У вас есть отличные фармацевтические разработки, новые лекарства от туберкулеза, но пока что в других странах о них не знают.

Другие публикации:  Во время лечения туберкулеза появился кашель

Взаимодействие с международными организациями могло бы пойти на пользу российским компаниям и положительно повлиять на российские научные исследования.

Мы ведем переговоры с Министерством здравоохранения о программе Всемирной организации здравоохранения по преквалификации медицинских препаратов, диагностики и лабораторий, которую мы финансируем. С ее помощью фармацевтические компании могут регистрировать свои лекарства во Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и с полученным сертификатом могут продавать их в других странах, вместо того чтобы регистрировать лекарство в каждой стране отдельно. Нам бы хотелось, чтобы российские компании могли присоединиться к этой системе. Это позволит новейшим российским технологиям выйти на международный рынок.

«АиФ. Здоровье»: – Каковы последние мировые достижения в области ранней диагностики тубер­кулеза?

Д.Б.: – Достижений много. Например, новый метод диагностики, который позволяет поставить диагноз за 2 часа (до сих пор этот процесс занимал около 6 недель, и все это время человек продолжал заражать окружающих). Новый тест за рекордно короткое время позволяет не только определить, болен ли человек туберкулезом, но и выявить устойчивость бактерий к антибактериальным препаратам. Эта разработка стала настоящим открытием в диагностике туберкулеза, а нашей организации удалось снизить стоимость этого теста для развивающихся стран с 60 до 10 долларов. Теперь этот метод получит действительно широкое распространение. И мы думаем, что нам удастся сделать тесты еще дешевле.

Российские реалии

«АиФ. Здоровье»: – Господин Брун, а чего удалось достичь в лечении этого заболевания?

Д.Б.: – Методы лечения туберкулеза не менялись много лет. Его лечат в течение 6 месяцев. Терапия туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ-ТБ) занимает 2 года. Поэтому главной задачей стала разработка новых методов лечения, которые позволили бы значительно уменьшить эти сроки. Если бы туберкулез можно было вылечить, как обычную инфекцию, в течение одного–двух месяцев, это кардинально изменило бы ситуацию.

За последние два года началось тестирование целых трех новых препаратов. В конце 2012 года один из них уже зарегистрирован в США, еще два готовятся к выходу на рынок. А приехав в Москву, мы обнаружили, что здесь появилось еще два новых лекарства, однако об этом не было известно международному сообществу. Теперь остается оценить все это и понять, как можно усовершенствовать лечение туберкулеза. И ЮНИТЭЙД, в свою очередь, готов инвестировать, чтобы помочь новым лекарствам выйти на рынок быстрее и стать дешевле. Так что возможно в ближайший год или два произойдет настоящий прорыв в лечении туберкулеза. Сейчас я вижу намного больше шансов для этого, чем, скажем, пару лет назад.

«АиФ. Здоровье»: – А как вы вообще оцениваете работу, которая ведется в России, по борьбе с ту­беркулезом?

Д.Б.: – Заболевание здесь все еще очень сильно распространено. Если вы посмотрите на цифры, вы увидите, что количество случаев туберкулеза не уменьшается и, что еще печальнее, растет среди женщин. Особое беспокойство вызывает распространение этого заболевания в местах заключения, то есть там, где люди вынуждены находиться вместе в одном помещении. К тому же среди них много наркоманов, многие больны и туберкулезом, и ВИЧ.

Кроме того, в России очень высок уровень заболеваемости МЛУ-ТБ. Это парадоксально: у вас есть качественное фармацевтическое производство, хорошая научная база, достаточное финансирование, много талантливых врачей… Возможно, проблема в недостаточном управлении процессом. России не нужна поддержка извне в этом вопросе, нужна только правильная организация борьбы с туберкулезом. Тогда она обязательно одержит победу в этой борьбе, ведь у нее для этого все карты на руках.

В плену стереотипов

«АиФ. Здоровье»: – Вы сказали, что в России очень распространен туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью. А чем он опасен?

Д.Б.: – Это действительно очень серьезное заболевание.От 10 до 30 % заболевших погибают. И эта форма туберкулеза – дело рук человеческих. Виноваты пациенты, которые не следуют указаниям врача и принимают неполный курс антибиотиков, врачи, которые назначают неправильное лечение. Процесс лечения МЛУ-ТБ занимает намного больше времени, чем лечение туберкулеза. При этом используются очень токсичные препараты. Вот почему здесь очень важна ранняя диагностика, потому что увеличение распространения МЛУ-ТБ очень опасно. Наибольшее количество случаев этого заболевания зарегистрировано в России, Украине, Белоруссии, Индии, Южной Африке, на Филиппинах.

Вообще люди должны знать, что если на ранней стадии туберкулез не продиагностировать и не начать лечение, это может привести к повреждению легких.

Однако, несмотря на то, что туберкулез – серьезное заболевание, важно помнить, что его можно полностью победить. Необходимо только вовремя обратиться к врачу и получить правильное лечение. А из-за сложившихся стереотипов человек часто боится узнать о своем заболевании и не спешит на диагностику, затем не лечится, чтобы в его семье не узнали, что у него туберкулез.

«АиФ. Здоровье»: – Есть ли примеры стран, победивших туберкулез?

Д.Б.: – Это вся Западная Европа, Чили – за последние два года в этой стране не зарегистрировано ни одного случая заболевания. Бразилия практически избавилась от МЛУ-ТБ. Успешные шаги сделаны в Китае, Индонезии. Так что победить туберкулез вполне реально.

Кроме инновационных методов лечения важно и улучшение качества жизни, и условия содержания в тюрьмах. Нужно улучшить циркуляцию воздуха в помещениях, в том числе в больницах. Конечно, такие вещи сложнее регулировать в странах с холодным климатом, где далеко не всегда можно просто открыть окно и проветрить помещение. Но основные усилия сейчас должны быть направлены на развитие ранней диагностики и лечения туберкулеза.