Метаболический синдром динамика

Распространённость клинических вариантов метаболического синдрома и их динамика в неорганизованной популяции Исаева Елена Николаевна

Данная диссертационная работа должна поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация, — 480 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Исаева Елена Николаевна. Распространённость клинических вариантов метаболического синдрома и их динамика в неорганизованной популяции: автореферат дис. . кандидата медицинских наук: 14.01.05 / Исаева Елена Николаевна;[Место защиты: Оренбургская государственная медицинская академия].- Оренбург, 2013

Введение к работе

Актуальность. Эксперты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) охарактеризовали метаболический синдром (МС), как «пандемию ХХI века». За последние годы критерии МС пересматривались несколько раз. Экспертные комиссии ВОЗ (1998), National Cholesterol Education Program Adult Treatment Panel III (NCEP ATP III, 2001-2004), International Diabetes Federation (IDF, 2005) и Всероссийского научного общества кардиологов (ВНОК, 2009) предложили различные варианты критериев. В этих определениях рассматриваются одни и те же компоненты, однако есть расхождения по выделению главного фактора, а также их комбинации, достаточной для диагностики МС.

В Российской Федерации проводились лишь единичные эпидемиологические исследования в ряде регионов, посвященные распространенности данного синдрома и практически отсутствуют какие-либо прогностические данные, касающиеся преимуществ выделения различных клинических вариантов МС. Однако, с практической точки зрения, выделение пациентов с различными вариантами данного синдрома крайне важно, поскольку в зависимости от комбинации компонентов МС будет различной тактика ведения таких больных (Шляхто Е.В., Конради А.О., Ротарь О.П., 2009).

Повышенный интерес врачей различных специальностей (эндокринологов, кардиологов, врачей общей практики) к МС обусловлен в первую очередь более высоким риском развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) при выявлении у пациента комплекса компонентов, объединенных в МС по сравнению с риском, обусловленным отдельными его компонентами (Мамедов М.Н., Оганов Р.Г., 2011; Marchesini G., Forlani G., Cerrelli F. et al., 2004).

Немаловажным фактором является также обратимость МС в целом и его отдельных факторов. Выводы многих исследований свидетельствуют, что влияя только на один из компонентов МС, можно добиться заметного улучшения общего состояния за счет компенсации изменений в других звеньях его патогенеза (Grundy S.M., 2004).

Таким образом, изучение распространенности отдельных компонентов и различных вариантов МС, динамики этих компонентов позволит своевременно оценивать риск развития сердечно-сосудистых событий у этой группы населения, планировать проведение и контролировать эффективность профилактических и лечебных мероприятий.

Цель работы – установить распространенность метаболического синдрома, его отдельных компонентов и клинических вариантов, оценить их динамику, а также влияние на частоту развития сердечно-сосудистых событий.

Для реализации этой цели поставлены следующие задачи:

Сформировать репрезентативную выборку из неорганизованной популяции жителей города Оренбурга.

Выявить распространенность абдоминального ожирения, артериальной гипертонии, дислипидемии, нарушений углеводного обмена в сформированной выборке.

Определить частоту встречаемости разных сочетаний компонентов (вариантов) метаболического синдрома с учетом разных диагностических критериев: IDF (2005), NCEP ATP III (2004), ВНОК (2009).

Оценить динамику распространенности как метаболического синдрома в целом, так и его отдельных компонентов и вариантов, а также частоту развития сердечно-сосудистых событий в ходе проспективного наблюдения в течение 12 месяцев.

Выявить уровень и связь адипонектина с компонентами метаболического синдрома в обследованной выборке.

Научная новизна работы. Впервые установлена распространенность метаболического синдрома, его отдельных компонентов и клинических вариантов в неорганизованной популяции жителей города Оренбурга. Выявлено, что наиболее частым клиническим вариантом метаболического синдрома по версиям IDF и NCEP ATP III является трехкомпонентное сочетание абдоминального ожирения, артериальной гипертонии и сниженного уровня липопротеидов высокой плотности, а также четырехкомпонентный вариант метаболического синдрома по версии ВНОК, при котором абдоминальное ожирение сочетается с артериальной гипертонией, гипоальфахолестеринемией и высоким уровнем липопротеидов низкой плотности.

Впервые получены данные о частоте встречаемости метаболического синдрома с учетом различных критериев его диагностики, проведена оценка влияния выраженности метаболических расстройств на частоту развития сердечно-сосудистых событий и прогноз пациентов. Показано, что наиболее значимыми факторами, определяющими разницу в распространенности метаболического синдрома, являются рамки нормальных значений для уровня артериального давления и абдоминального ожирения, принятые в разных диагностических версиях метаболического синдрома.

Показано, что при естественном течении в неорганизованной популяции в целом происходит быстрое нарастание выраженности и частоты метаболических расстройств уже через 12 месяцев наблюдения. Данные изменения приводят к развитию сердечно-сосудистых заболеваний и их осложнений. Однако в ходе проспективного наблюдения также доказана принципиальная возможность обратного развития метаболического синдрома.

Выявлена обратная зависимость между уровнем адипонектина и количеством компонентов метаболического синдрома, имеющихся у пациента.

Практическая значимость. Практическая значимость настоящего исследования заключается в обосновании необходимости выделять лиц с метаболическим синдромом как группу высокого риска развития ССЗ и их осложнений, а также проводить учет и диспансеризацию данной категории пациентов.

Обоснована необходимость и возможность использования в рутинной практике врача терапевта и кардиолога простого скринингового метода определения абдоминального ожирения с помощью измерения окружности талии обязательно с учетом индекса массы тела, а также перорального теста толерантности к глюкозе для диагностики нарушений углеводного обмена у лиц в возрасте 45 – 54 лет, имеющих наибольшую распространенность метаболического синдрома.

Показано, что в повседневной практике врачу важно выделять лиц с метаболическими расстройствами, имеющих высокое нормальное артериальное давление, с последующим лечением до достижения целевых цифр.

Основные положения, выносимые на защиту.

Распространенность как отдельных компонентов метаболического синдрома, так и его клинических вариантов варьирует в зависимости от избранных критериев диагностики. Выделение абдоминального ожирения в качестве единственного основного критерия метаболического синдрома не всегда целесообразно, так как приводит к недооценке высокого риска развития сердечно-сосудистых катастроф у большого числа пациентов.

Для естественного течения метаболического синдрома характерно как быстрое увеличение его распространенности в неорганизованной популяции в целом, так и нарастание степени выраженности его отдельных компонентов.

Уровень адипонектина плазмы связан с выраженностью отдельных компонентов метаболического синдрома; имеется обратная зависимость между количеством компонентов метаболического синдрома и уровнем адипонектина плазмы.

Апробация. Материалы диссертации представлены и обсуждены на Российском национальном конгрессе кардиологов, Москва, 2010, 2011, 2012; Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Высокотехнологичные методы диагностики и лечения заболеваний сердца, крови и эндокринных органов, Санкт-Петербург, 2010 и 2011; региональной научно-практической конференции молодых ученых и специалистов, Оренбург, 2011; на II международном конгрессе «Кардиология на перекрестке наук», Тюмень, 2011; на 21-й Международной научной конференции Европейского общества по Артериальной гипертензии, Милан, 2011; на международной научной конференции Европейского общества по Артериальной гипертензии, Лондон, 2011; на сателлитном симпозиуме Европейского общества по Артериальной гипертензии, Санкт-Петербург, 2012; на II Всероссийской конференции с международном участием студентов и молодых ученых ОрГМА, Оренбург, 2013.

Публикации. По материалам исследования опубликовано 15 работ, из них 7 публикаций в журналах, рекомендованных ВАК, в том числе 3 статьи.

Внедрение результатов работы. Полученные данные используются в практической работе врачей терапевтов и кардиологов в поликлиниках ГБУЗ «Оренбургская областная клиническая больница №2» и МБУЗ «Городская клиническая больница №1», на кафедре госпитальной терапии им. Р.Г. Межебовского Оренбургской государственной медицинской академии. Подготовлено информационное письмо для распространения полученных результатов в ЛПУ Оренбургской области.

Структура и объем диссертации. Работа состоит из введения, обзора литературы, главы с описанием обследуемого контингента больных и методов исследования, трех глав собственных исследований, обсуждения результатов, выводов, практических рекомендаций, списка литературы.

Рукопись изложена на 148 страницах машинописи, включая 39 таблиц, 26 рисунков и указатель литературы, состоящий из 69 работ отечественных и 194 иностранных авторов.

Работа выполнена на кафедре госпитальной терапии им. Р. Г. Межебовского Оренбургской государственной медицинской академии.

Динамика проявлений метаболического синдрома у пациентов с артериальной гипертензией на фоне комплексного использования низкоинтенсивной микроволновой терапии

Полный текст:

Актуальность. Являясь фоном для таких заболеваний, как инфаркт миокарда и церебральный инсульт, артериальная гипертензия (АГ), протекающая на фоне метаболического синдрома, является важным модифицируемым фактором риска, управление которым представляет актуальную задачу современной профилактической медицины. Возможным решением данной задачи может являться модуляция биохимической активности иммунокомпетентных клеток, играющих важную роль в прогрессировании атеросклероза и поддержании воспалительной реакции сосудистой стенки. Одним из факторов, оказывающих регулирующее воздействие на молекулярные процессы в клетках, в том числе определяющих активность сигнальных путей и чувствительность клеток к провоспалительным сигналам, является низкоинтенсивное электромагнитное излучение частотой 1 ГГц. Учитывая важность проблемы повышения эффективности коррекции дислипопротеинемии, инсулинорезистентности и субклинического воспалительного процесса сосудистой стенки у таких больных, целью настоящего исследования являлось изучение возможности использования в комплексном лечении больных АГ низкоинтенсивной микроволновой терапии для коррекции биохимических показателей метаболического синдрома. Материалы и методы. В ходе рандомизированного двойного слепого контролируемого клинического исследования обследовано 60 пациентов обоего пола с АГ в возрасте от 45 до 55 лет, поступивших в клинику на плановое лечение. Пациенты группы сравнения (n = 30) получали медикаментозное лечение согласно клиническим рекомендациям, пациенты основной группы (n = 30) дополнительно к медикаментозному лечению получали физиотерапию микроволновым излучением частотой 1 ГГц аппаратом «Акватон». Контрольную группу составили 15 практически здоровых лиц, сопоставимых по возрасту. В ходе исследования в сыворотке крови обследуемых лиц методом иммуноферментного анализа определяли уровень инсулина, глюкагона, апоА1 и апоВ100. Оценка выраженности воспалительной реакции проводилась посредством определения С‑реактивного белка (СРБ) высокочувствительным методом. Результаты. У пациентов с АГ, в сравнении с практически здоровыми лицами, отмечалось повышение уровня инсулина на 23,0% (p = 0,051), апоВ100 на 35,1% (p = 0,001), СРБ на 43,4% (p = 0,05), сопровождавшееся снижением уровня глюкагона на 5,0% (p = 0,8) и апоА1 на 32,8% (p = 0,000002). Проведенный анализ показал, что в группе больных, получавших медикаментозную терапию, имело место повышение уровня глюкагона в среднем на 2,2% (p = 0,018), апоА1 на 0,96% (p = 0,063), инсулина на 3,5% (p = 0,11) при снижении уровня апоВ100 в среднем на 2,7% (p = 0,083) и СРБ на 2,4% (p = 0,18). У пациентов, дополнительно получавших низкоинтенсивную микроволновую терапию, уровень глюкагона в сыворотке крови повышался в среднем на 1,3% (p = 0,028), апоА1 на 11,1% (p = 0,028), при снижении концентрации инсулина в плазме на 5,1% (p = 0,06), апоВ100 на 5,4% (p = 0,015) и СРБ на 5,3% (p = 0,05). Значимого влияния микроволн на показатели центральной гемодинамики выявлено не было. Выводы. У пациентов, получавших низкоинтенсивную микроволновую терапию, отмечено более выраженное повышение уровня апоА1, а также снижение уровня инсулина, апоВ100 и СРБ. Показатель числа больных, которых необходимо лечить, для достижения запланированного эффекта лечения в случае применения микроволновой терапии в отношении динамики апоА1 составило 2,0, инсулина — 3,7, апоВ100–5,5, СРБ — 5,8. Таким образом, у больных АГ, сочетающейся с метаболическим синдромом, микроволновая терапия оказывает благоприятное воздействие на метаболические процессы, не влияя на показатели центральной гемодинамики.

Другие публикации:  Хорхе луис борхес аргентинский писатель

Ключ. слова

Об авторах

Список литературы

1. Заболеваемость населения по основным классам, группам и отдельным болезням. Здравоохранение в России. 2015: стат. сб. Росстат. М., 2015. 176 с. URL: www.gks. ru/free_doc/doc_2015/zdrav15.pdf (дата обращения: 24.06.2017).

2. Rydén L, Grant P, Anker S, Berne C, Cosentino F, Danchin N. Рекомендации по диабету, предиабету и сердечно-сосудистым заболеваниям. EASD/ESC. Российский кардиологический журнал. 2014;(3):7–61. doi:10.15829/1560-4071-2014-3-7-61

3. Макишева Р. Т. Повреждение клеток при сахарном диабете вызвано избыточным действием инсулина. Вестник новых медицинских технологий. Электронное издание. 2016; 1: Публикация 2–4. URL: http://www.medtsu. tula.ru/VNMT/Bulletin/E2016–1/2–4.pdf (дата обращения: 09.02.2016).

4. Уметов М. А., Инарокова А. М., Хадзегова С. А., Вок Э. К., Кодзоев З. М. Метаболические и иммунные аспекты сердечно-сосудистых заболеваний у водителей автотранспорта. Российский кардиологический журнал. 2004;(1):24–27. doi:10. 15829/1560-4071-2004-1-24-27.

5. Узбекова Н. Р., Хужамбердиев М. А., Таштемирова И. М. К вопросу о взаимосвязи активности симпатико-адреналовой системы и медиаторов иммунных нарушений у больных метаболическим синдромом. Российский кардиологический журнал. 2014;(3):72–75. doi:10.15829/1560-4071-2014- 3-72-75.

6. Чумакова Г. А., Веселовская Н. Г., Гриценко О. В., Отт А. В. Метаболический синдром: сложные и нерешенные проблемы. Российский кардиологический журнал. 2014; (3):63–71. doi:10.15829/1560-4071-2014-3-63-71.

7. Ротарь О. П., Бояринова М. А., Могучая Е. В., Колесова Е. П., Ерина А. М., Солнцев В. Н. и др. Ассоциация компонентов метаболического синдрома с маркерами субклинического поражения органов-мишеней при динамическом наблюдении работников умственного труда. Российский кардиологический журнал. 2015;(9):38–43. doi:10.15829/1560-4071-2015-9-38-43

8. Арлеевский И. П., Чернова О. А., Ганеева Л. А. Микоплазменные инфекции и инфаркт миокарда. Российский кардиологический журнал. 2003;(4):17–23.

9. Хадарцев А. А., Морозов В. Н., Хрупачев А. Г. Депрессия антистрессовых механизмов как основа развития патологического процесса. Фундаментальные исследования. 2012; (4–2):371–375.

10. Хадарцева К. А., Беляева Е. А., Борисова О. Н., Атлас Е. Е. Возможности внешнего управления физиологическими и патологическими процессами в организме человека (краткий обзор литературы). Вестник новых медицинских технологий. Электронное издание. 2015;3:8–2. URL: http://www. medtsu.tula.ru/VNMT/Bulletin/E20153/5244.pdf (дата обращения: 28.09.2015). doi:10.12737/13371

11. Реабилитация при заболеваниях сердечно-сосудистой системы: под ред. И. Н. Макаровой. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2010. 304 с.

12. Zhukova GV, Shikhlyarova AI, Barteneva TA, Barsukova LP, Kostrovitskiy YuV, Petrosyan VI et al. Some strategies of activation therapy using radiations of microwave ranges in experiments on tumor-bearing animals. Cardiometry. 2015;7: 30–35.

13. Логаткина А. В., Бондарь С. С., Терехов И. В., Собченко А. А. Метаболические эффекты низкоинтенсивной дециметровой физиотерапии при артериальной гипертонии. Вестник новых медицинских технологий. 2015;22(2):71–77.

14. Логаткина А. В., Бондарь С. С., Аржников В. В., Терехов И. В. Продукция цитокинов, растворимых форм костимуляторных молекул и окиси азота у пациентов с ишемической болезнью сердца на фоне низкоинтенсивной микроволновой терапии. Вестник новых медицинских технологий. Электронное издание. 2016;1:2–5. URL: http://www. medtsu.tula.ru/VNMT/Bulletin/E2016–1/2–5.pdf (дата обращения: 10.02.2016).

15. Бондарь С. С., Логаткина А. В., Терехов И. В. Влияние низкоинтенсивного микроволнового излучения частотой 1 ГГц на состояние MAPK/SAPK-сигнального пути в мононуклеарных лейкоцитах. Биомедицинская радиоэлектроника. 2016;10:28–36.

16. Терехов И. В., Солодухин К. А., Ицкович В. О. Особенности биологического действия низкоинтенсивного СВЧ-излучения на продукцию цитокинов клетками цельной крови при внебольничной пневмонии. Цитокины и воспаление. 2012;11(4):67–72.

17. Терехов И. В., Хадарцев А. А., Бондарь С. С. Состояние рецепторзависимых сигнальных путей в агранулоцитах периферической крови реконвалесцентов внебольничной пневмонии под влиянием микроволнового излучения. Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2016;93(3):23–28. doi:10.17116/kurort2016323–28.

18. Терехов И. В., Солодухин К. А., Никифоров В. С. Влияние низкоинтенсивного СВЧ-облучения на внутриклеточные процессы в мононуклеарах при пневмонии. Медицинская иммунология. 2012;14(6):541–544.

19. Власов В. В., Реброва О. Ю. Доказательная медицина: оценка лечебных и профилактических вмешательств. Заместитель главного врача. 2010;(7):53–64.

20. Moreno PR, Falk E, Palacios IF, Newell JB, Fuster V, Fallon JT. Macrophage infiltration in acute coronary syndromes. Implications for plaque rupture. Circul. 1994;90(2):775–778.

21. De Paoli F, Staels B, Chinetti-Gbaguidi G. Macrophage phenotypes and their modulation in atherosclerosis. Circ J. 2014;78 (8):1775–1781.

22. Корякина Л. Б., Пивоваров Ю. И., Курильская Т. Е. Дисфункция сосудистого эндотелия при артериальной гипертонии и ишемической болезни сердца (обзор литературы). Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. 2013;2–1(90):165–170.

23. Deanfield JE, Halcox JP, Rabelink TJ. Endothelial function and dysfunction: testing and clinical relevance. Circulation. 2007;115(10):1285–1295.

24. Viollet B, Mounier R, Leclerc J, Yazigi A, Foretz M, Andreelli F. Targeting AMP-activated protein kinase as a novel therapeutic approach for the treatment of metabolic disorders. Diabetes Metab. 2007;33(6):395–402.

25. Логаткина А. В., Никифоров В. С., Бондарь С. С., Терехов И. В. Воспалительные цитокины и сигнальные системы мононуклеарных клеток периферической крови при ишемической болезни сердца. Клиническая медицина. 2017; 95(3):238–244.

Дополнительные файлы

Для цитирования: Хадарцев А.А., Логаткина А.В., Терехов И.В., Бондарь С.С. Динамика проявлений метаболического синдрома у пациентов с артериальной гипертензией на фоне комплексного использования низкоинтенсивной микроволновой терапии. Артериальная гипертензия. 2018;24(2):206-216. https://doi.org/10.18705/1607-419X-2018-24-2-206-216

For citation: Khadartcev A.A., Logatkina A.V., Terekhov I.V., Bondar S.S. Metabolic changes in hypertensive patients treated by low-intensity microwave therapy. «Arterial’naya Gipertenziya» («Arterial Hypertension»). 2018;24(2):206-216. (In Russ.) https://doi.org/10.18705/1607-419X-2018-24-2-206-216

Обратные ссылки

  • Обратные ссылки не определены.


Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.

Способ коррекции метаболического синдрома у больных шизофренией

Владельцы патента RU 2432162:

Изобретение относится к медицине, а именно психиатрии, и касается лечения метаболического синдрома у больных шизофренией. Для этого осуществляют комплексное лечение, включающее ритмические движения в течение часа 3 раза в неделю на протяжении 6 месяцев в сочетании с нейролептиками. При этом нейролептики второй генерации заменяют на нейролептики первой генерации по разработанной схеме, учитывающей преобладающую симптоматику у конкретного больного. Способ обеспечивает эффективное лечение метаболического синдрома в сочетании с коррекцией симптомов шизофрении у данной группы больных. 4 табл.

Изобретение относится к медицине, а именно психиатрии, и может быть использовано в схемах терапии пациентов с шизофренией.

Под метаболическим синдромом (МС) понимается сочетание трех и более из следующих признаков: нарушение толерантности к глюкозе, абдоминальное ожирение, гиперлипидемия, артериальная гипертензия, — ассоциированных с повышенным риском сердечно-сосудистых осложнений.

МС определяется на основании критериев, разработанных комитетом экспертов Национальной образовательной программы по холестерину (NCEP АТРIII, 2001 г.), при наличии у пациента трех и более из следующих признаков (Third report of the National Cholesterol Education Program (NCEP) expert panel on detection, evaluation, and treatment of high blood cholesterol in adults (Adult Treatment Panel III) NIH Publication. 2005, 5, N 01-3670).

Вероятной патогенетической основой метаболического синдрома является инсулинорезистентность. Распространенность метаболического синдрома у больных шизофренией значительно выше, чем в общей популяции, и может достигать 40%, что связано с рядом факторов — побочными эффектами психотропных средств, в особенности, атипичных нейролептиков, влиянием самого заболевания на нейроэндокринную регуляцию, обусловленным заболеванием нездоровым образом жизни: нерациональное питание, курение, низкая физическая активность (Ястребов Д.В. Метаболические нарушения при терапии антипсихотическими препаратами: рекомендации по диагностике и подбору терапии / Русский Медицинский Журнал, 2005 г., том 13, №22). Современные представления по этой проблеме предполагают, что ведущую роль в развитии интолерантности к глюкозе играют внутренние механизмы шизофренического процесса в сочетании со специфическим образом жизни больных щизофренией (малоподвижный образ жизни, курение, несоблюдение диеты — Brown с соавт., 1999; P.M.Haddad, 2004).

Другие публикации:  Играть куры ферма бесплатно

В качестве основных методов коррекции метаболического синдрома рекомендуют замену нейролептика второй генерации на нейролептик первой генерации и предоставление больным рекомендаций по рациональному питанию. Однако лечение нейролептиками первой генерации сопряжено с риском утяжеления негативных симптомов шизофрении, а рекомендации по рациональному питанию чаще всего пациенты не усваивают и не исполняют (L.F. van Gaal. Долгосрочные последствия шизофрении для здоровья: метаболические осложнения и роль абдоминального ожирения / Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. Бехтерева. Том 03/N 4/2006).

Мартынихин И.А. (Метаболический синдром у больных шизофренией: распространенность, факторы риска, меры профилактики: автореф. дисс. к.м.н., С-Пб, 2008) предложил для профилактики обменных нарушений у больных шизофренией своевременно выявлять расстройства обмена веществ и уменьшить неблагоприятное воздействие факторов риска (ограничение в применении антипсихотиков с высоким риском обменных побочных эффектов и формирование здорового образа жизни).

Недостатки способа — нет обоснованных рекомендаций по позиции «формирование здорового образа жизни».

Технический результат изобретения — разработка способа коррекции метаболического синдрома у пациентов с шизофренией, отличающегося доступностью, легко воспроизводимого в условиях любого лечебного учреждения, имеющего высокой клинический эффект.

Технический результат достигается путем оптимизации психофармакотерапии для пациента с шизофренией, имеющего признаки метаболического синдрома: нарушение толерантности к глюкозе, абдоминальное ожирение, гиперлипидемия, артериальная гипертензия. Оптимизация психофармакотерапии подразумевает замену нейролептиков второй генерации, являющихся препаратами с высоким риском метаболических расстройств, на нейролептики первой генерации — метаболически нейтральные препараты в минимальных терапевтических дозах, не вызывающих усиления негативных симптомов или появления экстрапирамидных расстройств, по алгоритму, приведенному в таблице 1.

Кроме замены препарата пациенту назначают немедикаментозный метод реабилитации — терапию ритмическими движениями, представляющую собой выполнение несложных элементов классических танцев в медленном темпе в музыкальном сопровождении под руководством инструктора-хореографа в течение часа 3 раза в неделю на протяжении 6 месяцев. Допускается перерыв в занятиях, не превышающий 2 недель.

Метаболический синдром

Метаболический синдром — комплекс патогенетически связанных гормональных и обменных нарушений, каждое и которых как в отдельности, так и в комплексе, многократно повышают риск возникновения болезней сердца и сосудов и, как следствие, сердечно-сосудистых катастроф.

Главными составляющими метаболического синдрома являются:

  • инсулинорезистентность или сахарный диабет 2 типа;
  • абдоминальный тип ожирения;
  • артериальная гипертензия;
  • дислипидемия.

Метаболический синдром – очень распространенное явление, особенно в развитых странах. Им страдает около 25-35% взрослого населения. И если 25 лет назад МС встречался преимущественно у людей среднего возраста, то в последнее время растет заболеваемость среди детей и подростков.

Заболевание развивается под влиянием множества причин. Определенная роль в его формировании отводится наследственным факторам. Выделен особый ген в 19-й хромосоме, который детерминирует предрасположенность к инсулинорезистентности. Однако наибольшая роль в развитии заболевания принадлежит средовым факторам, важнейшими из которых являются переедание, в особенности пристрастие к углеводистой пище и животным жирам, а также гиподинамия.

Клиническая картина сочетает в себе симптомы всех заболеваний, составляющих метаболический синдром, включая возникшие осложнения.

Для данного синдрома характерен абдоминальный тип ожирения, когда жировая ткань распределяется преимущественно в верхней половине туловища – в районе живота и груди. Фигура при этом приобретает форму яблока. Жир также окутывает внутренние органы, особенно много его в большом сальнике и брыжейке кишечника. Поэтому всем людям с подозрением на МС необходимо измерять окружность талии даже если индекс массы тела нормален.

АГ, как правило, формируется уже в молодом возрасте. При этом типичные жалобы могут отсутствовать даже при высоких цифрах АД. Характерной особенностью артериальной гипертензии при метаболическом синдроме является отсутствие ночного снижения давления, а в некоторых случаях оно, наоборот, в это время повышается. АГ быстро приводит к гипертрофии левого желудочка, изменениям глазного дна. Она сложнее поддается лечению и требует назначения нескольких антигипертензивных препаратов. Сочетание гипертонии с сахарным диабетом неблагоприятно сказывается на течении атеросклероза, ИБС, цереброваскулярных заболеваний.

Нарушения углеводного обмена, особенно на ранних стадиях, определяются лишь в результате лабораторных исследований. И даже при развитии сахарного диабета, его симптомы при МС редко выходят на первый план. Как правило, в клинической картине доминируют сосудистые осложнения.

Диагностика

Главным диагностическим критерием метаболического синдрома является абдоминальный тип ожирения – окружность талии более 88 см у женщин, и более 94 см у мужчин. Для определения степени ожирения рассчитывают ИМТ. Визуализировать висцеральный жир также можно с помощью КТ и МРТ.

К дополнительным критериям относятся:

Артериальная гипертензия. Для ее подтверждения необходимо проведение суточного мониторирование АД. Диагностически значимым считается повышение АД выше 130/85.

Дислипидемия. Наиболее важными показателями, определяющими риск сердечно-сосудистой патологии, являются ТГ и ХС ЛПВП, при этом важна их оценка в динамике. О развитии МС свидетельствует следующие значения: ТГ > 1,7 ммоль/ли/или ХС ЛПВП

Метаболический синдром динамика

Сосудистая система является одной из мишеней воздействия артериальной гипертонии (АГ), сочетающейся с метаболическим синдромом (МС) [1], что обуславливает необходимость применения комплексного лечения [1, 2]. Цель работы – оценить динамику антикоагулянтной активности сосудистой стенки у больных АГ при МС, получающих верапамил, пиоглитазон и немедикаментозное лечение. Под наблюдением находились 22 больных АГ 1-2 степени, риск 4, с МС, получавших верапамил 240 мг в сутки, пиоглитазон 30 мг в сутки, гипокалорийную диету и физические тренировки. Контроль составили 25 здоровых людей.

Активность антитромбина III (АТ-III) у больных в исходе была снижена после временной венозной окклюзии до 96,6±0,8 % при уровне индекса антикоагуляционной активности сосудистой стенки (ИАКАСС) 1,18±0,01. К 4 мес. лечения активность АТ III после пробы с венозной окклюзией возросла на 24,4 %, приблизившись к нижней границе нормы, при увеличении ИАКАСС до 1,29±0,04 %. Дальнейшее нестрогое соблюдение немедикаментозной коррекции значимо не отразилось на исследуемых показателях. Таким образом, применённое лечение значимо улучшает у больных АГ при МС антикоагулянтную функцию сосудов к 4 мес. с сохранением достигнутых результатов при последующем нестрогой немедикаментозной коррекции.

Метаболический синдром динамика

В последние годы метаболический синдром (МС) в России и во всем мире приобретает особую актуальность в связи с высокой заболеваемостью, временной и длительной нетрудоспособностью, инвалидизацией и смертностью. Так, согласно данным эпидемиологических исследований, около 300 миллионов людей в мире имеют МС. По прогнозу ученых, через 10 лет ожидается увеличение числа больных МС на 50%. Мировая цивилизация сталкивается с новой неинфекционной пандемией, которая выступает одной из главных причин развития сердечно-сосудистых осложнений (инфаркт миокарда и инсульт), приводящих к высокой смертности и снижению качества жизни, в том числе ограничению трудоспособности лиц в возрасте 40-60 лет [8]. Таким образом, МС представляет собой серьезную медико-социальную проблему, требующую дальнейшего изучения с целью разработки методов раннего выявления, прогнозирования, лечения и реабилитации пациентов.

По современным представлениям о МС говорят при наличии сочетания трех и более из пяти ниже перечисленных признаков: абдоминальное ожирение, артериальная гипертензия (АГ), высокий уровень триглицеридов, низкий уровень холестерина липопротеидов высокой плотности, уровень глюкозы в плазме крови натощак > 6,1 мМоль/л (110 мг/дл) [8]. МС может протекать в разных вариантах, отличаясь как по количеству симптомов, так и по степени их выраженности [3]. Тяжесть МС определяется количеством компонентов и увеличивается по мере увеличения их числа. В исследовании West of Skotland clinicae trial [6] обнаружено, что риск ишемической болезни сердца (ИБС) у мужчин с четырьмя и пятью компонентами МС достоверно увеличивается в 3,7 раза, а риск сахарного диабета 2 типа – в 24,5 раза.

Целью настоящей работы явилось изучение вариабельности МС у амбулаторных пациентов при его выявлении в клинически значимой фазе.

Для достижения цели решались следующие задачи:

1. Изучить клинические проявления различных вариантов МС в зависимости от пола, возраста, коморбидных состояний у пациентов, обратившихся за первичной медико-социальной помощью в клинически значимой фазе заболевания.

2. Выявить особенности течения отдельных компонентов МС: повышения массы тела, гиперхолестеринемии, гипертриглицеридемии, гиперурикемии, нарушений углеводного обмена.

3. Определить место синдрома апное и храпа во сне в структуре компонентов МС.

Материалы и методы

Для реализации поставленной цели обследовано 72 пациента, наблюдавшихся в амбулаторно-поликлинических учреждениях г. Белгорода. Из них 40 мужчин и 31 женщина в возрасте от 18 до 75 лет. Средний возраст пациентов составил 50,9 ±0,3 года.

Отбор пациентов для включения в данную группу осуществлялся методом случайной выборки из числа регулярно посещающих поликлинику и состоящих на диспансерном учете с артериальной гипертензией, ишемической болезнью сердца, сахарным диабетом II типа.

Кроме метаболического синдрома у обследованных пациентов имелись коморбидные заболевания: хронический бронхит, калькулезный холецистит, гастрит, хронический панкреатит, остеохондроз позвоночника, деформирующий остеоартроз, хронический пиелонефрит и др. Таким образом в среднем у каждого пациента имелось в зависимости от возраста 4-5 нозологических форм.

Половина пациентов, из них женщин – 19 чел., мужчин – 16 чел., являются инвалидами II-III групп. В рамках диспансерного наблюдения больные систематически получают обследование и лечение.

Для диагностики МС применялись следующие методы:

Другие публикации:  Синдром окислительного стресса

1. Определение индекса массы тела (ИМТ) осуществлялось по формуле: вес (кг)/рост (м) 2 Согласно классификации ВОЗ, массу тела считают избыточной, если ИМТ превышает 24,9.

2. Абдоминальное ожирение определяли путем измерения окружности талии (ОТ) между краем нижнего ребра и крылом подвздошной кости. За физиологический показатель принимали: для мужчин менее 102 см, для женщин менее 88 см.

3. Для определения метаболических расстройств у пациентов изучали уровень общего холестерина (унифицированная методика определения холестерина фотометрическим колорометрическим методом), триглицеридов, холестерина липопротеидов очень низкой плотности (ХС ЛПОНП), холестерина липопротеидов низкой плотности (ХС ЛПНП), холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС ЛПВП) (унифицированная методика определения липопротеидов фотометрическим колорометрическим методом с вычислением коэффициента атерогенности), мочевой кислоты (энзиматический колорометрический метод без депротеинизации), глюкозы крови (глюкозооксидазный метод). Лабораторная диагностика выполнялась реактивами фирмы «Виталдиагностика» (г. С.-Петербург).

4. Общеклиническое обследование проводилось по общепринятым программам (клинический анализ крови, мочи, ЭКГ, рентгеновское исследование органов грудной клетки и др., консультации смежных специалистов).

5. Для диагностики храпа и эпизодов апноэ во сне применяли специальный опросник.

Для уточнения анамнеза изучались амбулаторные карты пациентов (наличие сопутствующих заболеваний, получаемого лечения, имеющихся осложнений и др.). Диагнозы устанавливались в соответствии с отраслевыми стандартами «Протоколы ведения больных» (приказ МЗ РФ№303 от 03.08.99 г.) и МКБ-10.

Результаты исследования и их обсуждение

По разным литературным данным, частота выявления МС в развитых странах составляет 15-25%. Причем у мужчин чаще, чем у женщин, и вероятно его развитие увеличивается с возрастом [4].

Признаки МС определялись у всех обследованных больных. Более чем у половины пациентов (в 53,5% случаев), не зависимо от возраста, встречался вариант МС без нарушения толерантности к глюкозе (НТГ), причем у мужчин он выявлялся в 2,4 раза чаще, чем у женщин. При этом в клинике имели место АГ, абдоминальное ожирение и дислипидемия.

Классический вариант МС включающий артериальную гипертензию, абдоминальное ожирение, нарушение толерантности к глюкозе / инсулиннезависимый сахарный диабет (НТГ / ИНСД) и дислипидемию определялся у 24 больных (33,3%), из них – 10 женщин и 14 мужчин.

Вариант без абдоминального ожирения встречался в 9,8% случаев МС, при этом отмечалась АГ, дислипидемии и нарушение углеводного обмена.

Обращает на себя внимание отсутствие у трех пациентов молодого возраста (средний возраст – 23+0,5 лет) нарушений липидного обмена при наличии трех обязательных компонентов: АГ, НТГ, абдоминального ожирения. Этот факт позволяет предположить, что дислипидемия не всегда является дебютным признаком МС.

По данным ВОЗ избыточную массу тела имеют около 30% жителей планеты [7]. Многие эпидемиологи полагают, что сама по себе избыточная масса тела определяется не только количеством жировой, но и мышечной ткани и является более существенным фактором риска АГ, чем ожирение [10].

Подавляющее большинство пациен-тов из обследованной группы имели избыточную массу тела. Лишь у 7 из 72 пациентов ИМТ был равен или менее 24,9. У 16 человек регистрировалась 1 степень избыточного веса – из них 9 мужчин в возрастном диапазоне 56-67 лет и 7 женщин 44-68 лет. У 33 пациентов наблюдалось ожирение 2 степени (20 женщин и 13 мужчин). У 16 человек зарегистрирована 3 степень избыточного веса (5 женщин и 11 мужчин). В большинстве случаев (85,9%) имело место отложение жировой ткани в области живота. При сопоставлении антропометрических данных обращало на себя внимание то, что абдоминальное ожирение встречалось как у лиц с ИМТ до 24,9, так и при ИМТ более 30. Таким образом, наличие жировых отложений в области живота по андроидному типу не всегда свидетельствует о наличии избыточной массы тела. В связи с этим диагностика МС должна базироваться на комплексном использовании показателей ИМТ и ОТ.

Среди биохимических показателей, отражающих состояние метаболизма, чаще других обнаруживаются гиперхолестеринемия и гипертриглицеридемия, а также гиперурикемия как независимый фактор риска развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) и смертности в общей популяции [2]. Наиболее частой лабораторной находкой у обследованных пациентов была дислипидемия (94,4%). В основном обнаруживалась гипер-β-липопротеидемия (IIА тип дислипидемий). Гиперхолестеринемия наблюдалась почти у трети пациентов и превышала аналогичный показатель у здоровых в 1,5 раза. Однако гипертриглицеридемия встречалась лишь в 16,6% случаев. Тем не менее согласно исследованию Prospektive Cardiovaskular Münster Study [1], повышение уровня триглицеридов в крови на 1 ммоль/л соответствует увеличению риска развития ИБС на протяжении 8 лет на 76% у женщин и на 31% у мужчин [9].

Гиперурикемия отмечена у 9 обследованных (из них 7 мужчин). В среднем у них уровень мочевой кислоты составлял 600,5+67,3 мМоль/л, почти в 2 раза превышая физиологическую норму (р

Некоторые итоги популяционных и клинических исследований метаболического синдрома

Некоторые итоги популяционных и клинических исследований метаболического синдрома

Ташкентский институт усовершенствования врачей МЗ РУз. Каландарова Умида Арслановна: старший научный сотрудник – соискатель. Каюмов Улугбек Каримович, д.м.н., профессор, член корреспондент РАЕ prof.kayumov@gmail.com

Актуальность. Исследования последних десятилетий позволяют считать, что метаболический синдром (МС) является важным фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) и высокой смертности населения. В связи с этим, особую значимость имеет раннее выявление МС и его компонентов, что даёт возможность проводить первичную и вторичную профилактику ССЗ. Эффективность этой работы во многом зависит от адекватности применяемых методов обследования и критериев диагностики как МС и его компонентов, так и вызываемых ими заболеваний.

Цель. Разработать доступные и объективные методы выявления и адекватные критерии диагностики МС и его компонентов.

Материал и методы. В настоящем сообщении приведены результаты исследований выполненных с 1977 по 2005 годы. В анализ включены данные трёх популяционных и одного проспективного исследования, а также результаты клинических исследований. Работа проводилась согласно рекомендациям ВОЗ. Из компонентов МС изучались: артериальная гипертония (АГ), избыточная масса тела, гиперлипидемия и нарушенная толерантность к глюкозе (НТГ), причём, НТГ выявлялась на основании гликемии натощак, а также через 1 и 2 часа после нагрузки глюкозой.

Результаты исследования. Согласно полученным данным, среди мужчин г.Ташкента в возрасте 20-69 лет каждый третий имеет НТГ. С возрастом наблюдается снижение частоты нарушения симпатоадреналовой и увеличение частоты вагоинсулярной фаз гликемической кривой. Выявлена положительная динамика распространённости таких компонентов МС как АГ и гиперлипидемия. Наблюдение за «сквозным» контингентом свидетельствует о достоверном увеличении как частоты, так и средних значений компонентов МС. В работе были проанализированы различные критерии выявления и оценки компонентов МС. Согласно данных процентильного распределения установлено, что в изученной популяции имеются определённые особенности. Показатели систолического АД, Индекса Кетле и холестерина в верхних квинтилях изучаемых показателей в целом соответствуют критериям последних классификаций ВОЗ. Однако, показатели диастолического АД, гликемии натощак и через 2 часа после нагрузки глюкозой оказались существенно ниже, чем общепринятые критерии. Дальнейшее изучение распространённости и формирования новых случаев ИБС подтвердило адекватность разработанных критериев выявления компонентов МС. Данные одномоментного обследования и последующего проспективного наблюдения за обследованным контингентом показали, что ведущими компонентами МС являются НТГ и АГ. Причём, на формирование ИБС оказывает влияние как нарушение вагоинсулярной, так и симпатоадреналовой фазы гликемической кривой. Показано, что в ряде случаев нарушение симпатоадреналовой фазы переходит в нарушение вагоинсулярной фазы, а нарушение вагоинсулярной фазы в явный сахарный диабет. Аналогичные тенденции отмечены и в отношении смертности от ССЗ. Важным аспектом ранней диагностики ИБС является адекватная оценка болевого синдрома при этом заболевании. Показано, что наличие НТГ ассоциируется с изменениями частоты, длительности и других характеристик болевого синдрома. Применение полученных данных в лечебно-профилактических программах даёт возможность ранней и адекватной диагностики как МС и его компонентов, так и различных проявлений ИБС, в том числе и её малосимптомных и безболевых вариантов.

  1. Среди мужского населения Ташкента имеет место широкая распространённость различных компонентов МС. Частота МС и его компонентов быстро увеличивается.
  2. Популяционные критерии компонентов МС среди изученного контингента несколько отличаются от критериев ВОЗ. Для адекватного выявления, мониторинга и коррекции компонентов МС следует придерживаться чётких и выполнимых в практике технологий диагностики и критериев их оценки.
  3. Эффективная профилактика и лечение ИБС могут быть осуществлены при условии использования адекватных методов выявления и коррекции МС и его компонентов.