Количество эозинофилов в крови при лямблиозе

Содержание:

Эозинофилы в крови повышены

Эозинофилы – это вид лейкоцитов (группа клеток крови), которые обнаруживаются в крови и тканях у здоровых людей в небольших количествах. Функции этих клеток до конца пока еще не изучены. Известно только, что они принимают участие в воспалительных процессах и аллергических реакциях, очищая организм от чужеродных веществ и бактерий.

Для эозинофилов характерно колебание концентрации в крови в течение суток, причем наивысшие показатели отмечаются ночью, а самые низкие — в дневное время. Также их количество зависит от возраста человека. Норма содержания этих клеток в периферической крови взрослого человека составляет 1-5 % от общего числа лейкоцитов Определение количества эозинофилов производится при помощи общего анализа крови.

На какие патологии может указывать повышенное количество эозинофилов в крови, а также что делать, если повышены эозинофилы, рассмотрим далее.

Причины повышенных эозинофилов в крови

Если расшифровка анализа крови показывает, что эозинофилы повышены, как правило, это является реакцией на активное поступление в кровь инородного белка. Увеличение эозинофилов (эозинофилия) может наблюдаться при таких заболеваниях и патологических состояниях:

  1. Болезни, сопровождающиеся аллергическими процессами в организме (поллиноз, бронхиальная астма, крапивница, отек Квинке, сывороточная болезнь, лекарственная болезнь и др.).
  2. Паразитарные заболевания (аскаридоз, лямблиоз, токсокароз, трихинеллез, описторхоз, эхинококкоз, малярия и др.).
  3. Заболевания соединительной ткани и системные васкулиты (ревматоидный артрит, узелковый периартериит, склеродермия, системная красная волчанка и др.).
  4. Дерматологические заболевания (дерматиты, экземы, кожный лишай, пузырчатка и т.д.).
  5. Некоторые инфекционные заболевания (туберкулез, скарлатина, сифилис).
  6. Болезни крови, сопровождающиеся пролиферацией одного или нескольких ростков кроветворения (хронический миелолейкоз, эритремия, лимфогранулематоз).
  7. Также повышенный уровень эозинофилов в крови может отмечаться при лечении сульфаниламидами, антибиотиками, адренокортикотропным гормоном.
  8. Длительная (более полугода) высокая эозинофилия неизвестной этиологии называется гиперэозинофильным синдромом. Уровень эозинофилов в крови при этом – более 15 %. Эта патология очень опасна, вызывает поражение внутренних органов – сердца, почек, костного мозга, легких и др.

Если в крови повышены моноциты и эозинофилы, это может свидетельствовать об инфекционном процессе в организме, о заболеваниях крови или начальной стадии рака. Иногда повышенное количество моноцитов обнаруживается при выздоровлении после различных заболеваний.

Эозинофилы в крови повышены – лечение

При выяснении причины эозинофилии, помимо осмотра и сбора анамнеза, могут потребоваться специфические исследования, например:

  • рентгенография легких;
  • анализы мочи и кала;
  • функциональные тесты печени и почек;
  • аллергодиагностика;
  • серологические исследования на наличие паразитарных инфекций и заболеваний соединительной ткани;
  • стернальная пункция и др.

К лечению эозинофилии приступают, выяснив истинную причину повышения количества эозинофилов. Успешное лечение основного провоцирующего патологического процесса и устранение аллергизирующего фактора приводят к нормализации уровня этих клеток в крови. При гиперэозинофильном синдроме в связи с риском поражения сердца и других жизненно важных органов назначаются специальные медикаментозные средства, подавляющие образование эозинофилов.

Повышенные эозинофилы в крови у женщин и детей: причины отклонений и норма

Лейкоциты в крови у человека разделяют на несколько подвидов, один из которых – это эозинофилы. Их характерными особенностями являются двудольчатое ядро, а также способность окрашиваться в красный цвет под действием вещества эозина, от которого эта группа лейкоцитов и получила свое название.

Измерение уровня эозинофилов проводится либо в абсолютной величине на миллилитр крови, либо же в процентном соотношении к общему количеству лейкоцитов. Второй способ является более распространенным и именно он повсеместно используется в лабораториях.

Нормы содержания эозинофилов в крови

Уровень эозинофилов в крови у взрослого человека не зависит ни от пола, ни от возраста. В процентном соотношении и у мужчин, и у женщин нормальным считается показатель 1-5 процента от общего числа лейкоцитов, что в переводе в абсолютные величины равно 120-350 эозинофилам на миллилитр крови. И вполне естественно, что вопрос «эозинофилы выше нормы, что это значит», возникает.

У детей же нормативное количество эозинофилов, а точнее верхняя грань нормы незначительно изменяются по возрасту, что наглядно показано в следующей таблице:

Абсолютное же измерение уровня эозинофилов в крови у ребенка существенно превышает показатели у взрослых, так как у детей содержание лейкоцитов значительно превышает показатели аналогичные показатели в анализе крови у взрослых.

При обработке анализа с повышенным уровнем эозинофилов необходимо также учесть суточные колебания этого показателя: утром и вечером наблюдается естественный рост эозинофилов на 15 процентов от нормы, а в первых фазах ночного сна уровень может расти сразу на 30 процентов. Если же у человека эозинофилы в естественном состоянии близки к верхней границе нормативов, то такие колебания могут повлечь рекомендации к дальнейшему обследованию, хотя реальных предпосылок к этому не будет.

Повышение нормального уровня эозинофилов

В гематологии состояние, при котором повышены эозинофилы у взрослого или у ребенка, обозначается понятием эозинофилии. Само по себе это состояние не является болезнью, а выступает своеобразным маркером патологических изменений в организме. Выделяют три формы эозинофилии:

  • легкая – показатель эозинофилов не превышает 10 процентов;
  • умеренная – до 15 процентов;
  • выраженная – больше 15 процентов.

При этом ряд гематологов границу умеренной эозинофилии раздвигают до 20 процентов, а выраженная, соответственно, согласно такой градации, начинается с 21 процента.
Также существует подтвержденная корреляция формы эозинофилии к сложности протекания патологического процесса, который привел к росту эозинофилов в крови: более высокая степень эозинофилии в большинстве случаев характеризирует сложное протекание патологического процесса.

Причинами повышенного уровня этого вида лейкоцитов могут выступать целый ряд предпосылок:

  • атопические болезни (бронхиальная астма, аллергический ринит, поллиноз);
  • паразитарные заболевания (малярия, аскаридоз, лямблиоз);
  • неатопические кожные болезни (пузырчатка, дерматит, эпидермолиз);
  • заболевания ЖКТ (гастрит, язва, цирроз печени);
  • ревматические заболевания;
  • гематологические болезни (лейкоз, анемия, полицитемия, лимфогрануломатоз, эозинофильный лейкоз);
  • заболевания легких (пневмония);
  • ослабленный иммунитет;
  • аллергические реакции всевозможного происхождения. Они считаются наиболее частой причиной повышения эозинофилов в крови;
  • побочные эффекты от приема лекарств (чаще всего эозинофилию провоцирует банальный аспирин и ряд антибиотиков в виде инъекций).

Вслед за обнаружением высокого показателя эозинофилов в крови, врачом назначается дополнительная диагностика, которая включает в себя биохимический анализ крови, ультразвуковое исследование органов брюшной полости и забор кала на определение наличия яиц глистов. Кроме того, выход эозинофилов за пределы нормы влечет за собой немедленную консультацию аллерголога, который должен подтвердить или исключить наличие аллергии – предпосылки к развитию эозинофилии.

Повышение уровня эозинофилов у детей

Причины развития эозинофилии у детей несколько отличаются от взрослых и имеют достаточно четкую возрастную классификацию.
У детей до полугода эозинофилы за пределами нормативных показателей в большинстве случаев провоцируются следующими причинами:

  • резус-конфликтом;
  • стафилококковым сепсисом;
  • атопическим дерматитом;
  • эозинофильным колитом;
  • гемолитической или сыровоточной болезнями.

В возрасте от полугода и до трех лет эозинофилия у детей развивается из-за следующих предпосылок:

  • атопического дерматита;
  • аллергии на прием лекарственных препаратов;
  • отека Квинке, который в большинстве случаев также имеет аллергическую природу.

В возрасте же от трех лет повышенная норма эозинофилов в крови у ребенка в большинстве своем является проявлением инфекционных заболеваний и аллергических проявлений:

  • скарлатины;
  • ветряной оспы;
  • аллергического ринита;
  • аллергий с проявлениями на коже.

Достаточно показательны эозинофилы в крови с превышением нормы в комбинации с повышением других показателей в анализе крови. В частности, высокие эозинофилы и моноциты характерны при наличии инфекционного процесса (такая комбинация является показательной для мононуклеоза), а также при вирусных и грибковых заболеваниях.
Если же эозинофилия зафиксирована на фоне высоких лейкоцитов, то это может указывать на наличие глистов, развитие вирусной инфекции на фоне аллергии и на начало скарлатины.

Причины низкого уровня эозинофилов в крови

Снижение уровня эозинофилов в крови ниже нормативного показателя обозначается термином эозинопения. При этом, встречается снижение этого показателя вплоть до нуля, что является очень опасным состоянием. Если же эозинофилы практически отсутствуют в крови, то это может свидетельствовать о развитии острого аппендицита, брюшного тифа или дифтерии, а также о развернутой форме лейкоза.

В случае же некритического падения этого показателя, эозинопения может быть следствием постоперационного состояния человека, последствием травм и ожогов, сепсиса или же свидетельством начала развития какого-либо инфекционного заболевания.

Также клинические исследования показывают, что стабильно низкий уровень эозинофилов характерен для людей с синдромом Дауна и для людей с синдромом хронической усталости.

Особенности диагностики и клинической картины атопического дерматита и крапивницы при лямблиозе у детей Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Асирян Е. Г.

Цель работы выявление особенностей диагностики, клинической картины атопического дерматита и крапивницы при лямблиозе у детей . Обследовано 148 детей с атопическим дерматитом и крапивницей , дети обследованы клинически и лабораторно. Для выявления лямблиоза использовалось исследование кала на цисты лямблий, а также выявление специфических антител класса M и G в сыворотке крови методом иммуноферментного анализа. В результате проведенного обследования были выявлены особенности клинической картины атопического дерматита и крапивницы при лямблиозе у детей . В данной статье показана необходимость обследования детей с аллергопатологией на лямблиоз .

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Асирян Е. Г.,

The aim of the present research work was to reveal the peculiarities of diagnosing and clinical picture of atopic dermatitis and nettle rash in children suffering from lambliosis. We examined 148 children with atopic dermatitis and nettle rash by means of clinical and laboratory methods. To reveal lambliosis we used the feces examination for cysts of lamblia and also immunofermental analysis for detection of specific antibodies of IgM and IgG in blood serum. As a result of the conducted examination we found some peculiarities of clinical manifestations of atopic dermatitis and nettle rash in children with lambliosis. The importance of examining the children with allergic diseases for lambliosis is shown in this article.

Текст научной работы на тему «Особенности диагностики и клинической картины атопического дерматита и крапивницы при лямблиозе у детей»

ОСОБЕННОСТИ ДИАГНОСТИКИ И КЛИНИЧЕСКОЙ КАРТИНЫ АТОПИЧЕСКОГО ДЕРМАТИТА И КРАПИВНИЦЫ ПРИ ЛЯМБЛИОЗЕ У ДЕТЕЙ

УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский

Другие публикации:  Чума свиней краснодарский край

Резюме. Цель работы — выявление особенностей диагностики, клинической картины атопического дерматита и крапивницы при лямблиозе у детей. Обследовано 148 детей с атопическим дерматитом и крапивницей, дети обследованы клинически и лабораторно.

Для выявления лямблиоза использовалось исследование кала на цисты лямблий, а также выявление специфических антител класса M и G в сыворотке крови методом иммуноферментного анализа. В результате проведенного обследования были выявлены особенности клинической картины атопического дерматита и крапивницы при лямблиозе у детей. В данной статье показана необходимость обследования детей с аллергопатологией на лямблиоз.

Ключевые слова: атопический дерматит, крапивница, дети, лямблиоз.

Abstract. The aim of the present research work was to reveal the peculiarities of diagnosing and clinical picture of atopic dermatitis and nettle rash in children suffering from lambliosis. We examined 148 children with atopic dermatitis and nettle rash by means of clinical and laboratory methods. To reveal lambliosis we used the feces examination for cysts of lamblia and also immunofermental analysis for detection of specific antibodies of IgM and IgG in blood serum. As a result of the conducted examination we found some peculiarities of clinical manifestations of atopic dermatitis and nettle rash in children with lambliosis. The importance of examining the children with allergic diseases for lambliosis is shown in this article.

Адрес для корреспонденции: Республика

Беларусь, 210023, г.Витебск, пр. Фрунзе, 27, УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский университет». -Асирян Е. Г.

Лямблиоз — это протозойная инвазия, которая протекает преимущественно с поражением тонкой кишки и сопровождается у части больных аллергическими и неврологическими и симптомами. Возбудитель лямблиоза, Lamblia intestinalis, является одним из самых распространенных в мире кишечных патогенов человека [1]. Чаще всего встречается бессимптомное и латентное течение лямблиоза, что при неспецифичности симптомов создает трудности в клинической диагностике [2].

Выделяют следующие варианты клинического течения лямблиоза:

Синдром интоксикации и вегетативных нарушений, который включает утомлямость, недомогание, раздражительность, плаксивость, головные боли, головокружение, боли в области сердца, субфебрилитет.

Симптом поражения желудочно-кишечного тракта. Этот симптом характеризуется частым жидким стулом, метеоризмом, болями в животе различной интенсивности, налетом на языке, снижением аппетита, тошнотой, рвотой, нередко может выявляться гепатомегалия.

Рецидивирующие проявления дерматита, которые сопровождаются в ряде случаев кожным зудом, упорным блефаритом, приступами бронхиальной астмы. В анализах крови нередко выявляется эозинофилия. Нарушение питания вследствие мальдигестии и мальабсорбции [3].

Среди аллергической патологии лямблиоз наиболее часто выявляется при атопическом дерматите (78,5%) [4].

Атопический дерматит в настоящее время рассматривается как мультифакториальное заболевание, в основе которого лежат различные типы и механизмы аллергии, которые приводят к вовлечению в процесс ряда органов и систем [5]. Его распространенность среди детского населения значительно увеличилась в течение последних десятилетий.

При развитии противогельминтозного иммунитета и аллергических реакций немедленного типа имеется ряд общих механизмов. Как при аллергических реакциях гиперчувствительности немедленного типа, так и при паразитарных инвазиях иммунный ответ развивается по ^2-типу. Образуемые ^2-лимфоцитами интерлейкины (ИЛ-3, 4, 5) вызывают активацию и

увеличение количества эозинофилов, тучных клеток и образование реагиновых антител — ^Е и IgG4 [6, 7].

По данным литературы, у детей АД имеет стадийное течение — от острых форм у детей раннего возраста до подострых и хронических у старших детей и подростков.

Особенностью клинического течения атопического дерматита в настоящее время является учащение перехода острых форм в хронические, нередко тяжелые формы [5].

Один из факторов, способствующих хронизации процесса — это сочетание атопического дерматита с различными паразитарными инвазиями, что также способствует затяжному течению данного заболевания.

Клиническая картина атопического дерматита при лямблиозе у детей имеет следующие особенности:

1. Бледность, особенно лица и носогубного треугольника.

2. Неравномерная окраска кожи в сочетании с ее субиктеричным оттенком.

3. Буровато-иктеричная окраска кожи шеи, груди и живота, особенно на переднебоковых поверхностях, подмышечных складках.

4. На передней поверхности живота выявляются параллельные буроватые линии, напоминающие стрии у беременных.

5. Фолликулярный точечный гиперкератоз, который является наиболее постоянным симптом при лямблиозе.

Он проявляется фолликулярными папулами и создает впечатление «гусиной кожи» или «терки», с преимущественной локализацией на разгибательной поверхности рук, ног, боковых поверхностях груди, живота.

6. Изменения на коже шеи у больных проявляются мельчайшей папулезной сыпью, которая располагается в виде прерывистых цепочек, слегка пигментированных, что создает впечатление «волнистой» пигментации.

7. В большинстве случаев у детей и подростков выявляются симптомы поражения красной каймы губ: сухость, шелушение, трещины («заеды») в углах рта [4].

Известно также, что частым симптомом паразитарной инфекции, в том числе и лямблиоза является крапивница. Крапивница — это гетерогенная группа заболеваний, характеризующаяся появлением кожной сыпи, первичным элементом которой является волдырь и/или реже — папула. Частота данной патологии у детей по данным разных авторов 15-22%.

По характеру течения крапивница подразделяется на острую, которая продолжается не более 6 недель, и хроническую, при которой уртикарные элементы многократно повторяются в течение длительного времени — более 6 недель. Выделяют также два клинико-патогенетических варианта крапивницы: аллергическая крапивница, псевдоаллергическая крапивница, которая может быть обусловлена различными факторами, среди которых и паразитарные заболевания [8].

Основную роль в патогенезе крапивницы играют медиаторы, выделяющиеся при дегрануляции тканевых базофилов и базофилов крови. Существует большое количество причин, способных вызвать этот процесс, в том числе и паразитарные инвазии. В ее основе лежит третий тип аллергических реакций по Джеллу и Кумбсу.

При данном типе реакций происходит формирование комплекса антиген-антитело с последующей активацией системы комплемента, образованием С3а и С5а, связыванием последних с тканевыми базофилами (тучными клетками) и их дегрануляцией [9].

Целью нашего исследования явилось выявление лямблиоза у детей при атопическом дерматите, крапивнице, а также изучение особенностей клинической картины и лечения атопического дерматита и крапивницы при лямблиозе у детей.

В течение 2008 года на базе аллергологического отделения Витебской детской областной клинической больницы были обследованы дети с атопическим дерматитом и крапивницей в возрасте от 1 года до 15 лет. Дети были обследованы клинически и лабораторно. Клиническое обследование включало анализ истории развития заболевания, истории развития ребенка, клиническое обследование по органам и системам.

Лабораторные методы включали общий анализ крови, мочи, биохимический анализ крови, кал на яйца гельминтов. Для диагностики лямблиоза использовали микроскопический метод выявления цист в мазках кала, а также иммунологические методы. ИФА использовали для выявления противолямблиозных антител различных классов в сыворотке крови. Интерпретация полученных результатов следующая: титр специфических антител класса M менее 1:20 — отрицательный, 1:20 — сомнительный, более 1:20

— положительный; титр специфических антител класса G менее 1:100 -отрицательный, 1:100 — сомнительный, более 1:100 — положительный. При обработке полученных данных мы использовали общепринятые методы статистики с использованием компьютерной программы (STATISTIKA 6.0).

Результаты и обсуждения

За весь период наблюдения было обследовано 148 детей с атопическим дерматитом и крапивницей. Из всей группы обследуемых у 53 (35,8%) детей были получены положительные результаты. 32 (60,4%) детей лечилось по поводу атопического дерматита, 21 (39,6%) находилось на лечении по поводу острой и хронической крапивницы.

Анализируя результаты обследования детей с атопическим дерматитом на лямблиоз, выявлены следующие особенности. У большинства детей, 19 (59,4%), наблюдалось выявление специфических антител класса G в сыворотке крови в титре 1:200 и более, у 4 (12,5%) пациентов одновременно выявлялись специфические антитела класса M и G в диагностических титрах. У 5 (15,6%)

детей выявлялись цисты лямблий в кале, однако одновременное выявление цист и специфических антител в диагностических титрах у детей с атопическим дерматитом не выявлялось.

При изучении клинических проявлений атопического дерматита у данной группы пациентов, следует отметить, что все дети поступили с выраженными клиническими проявлениями дерматита. У 11 (34,4%) детей наблюдалось тяжелое течение, у 14 (43,8%) средней степени тяжести, лишь 7 (21,8%) ребенка в данной группе имели легкое течение.

Все дети имели выраженные кожные проявления, у 13 (40,6%) пациентов наблюдалось поражение красной каймы губ: от легкой сухости и шелушения до выраженного хейлита с трещинами в углах рта. В общем анализе крови у 11 (34,4%) детей имелась эозинофилия. По

результатамфиброгастродуоденоскопии у 14 (43,8%) детей выявлялась

патология со стороны желудочно-кишечного тракта (таблица 1).

Выявление цист лямблий и специфических антител у детей с _______атопическим дерматитом и крапивницей.__________________

Аллергические реакции Количество пациентов Цисты I? м I? G I? м + I? G Цисты + антитела

Атопический дерматит 32/60,4% 5/15,6% 4/12,5% 19/59,4% 4/12,5% —

Острая и хроническая крапивница 21/39,6% 4/19% 2/9,5% 12/57% 1/4,8% 2/9,5%

Вторая группа детей с положительными результатами обследования на лямблиоз — это дети, лечившиеся по поводу острой и хронической крапивницы. У 12 (57%) детей в данной группе наблюдалась острая генерализованная крапивница, у 9 (43%) хроническая крапивница. Наиболее часто в этой группе, также как и при атопическом дерматите, наблюдалось выявление специфических антител класса G в диагностических титрах — 12 (57%) детей. Следует отметить, что у 4 (19%) детей выявлялись цисты лямблий в кале, у 2 (9,5%) пациентов сочетание цист лямблий в кале и специфических антител класса G.

Все пациенты, у которых были выявлены цисты лямблий в кале, лечились по поводу острой генерализованной крапивницы. При хронической крапивнице во всех случаях выявлялись специфические антитела класса G в

диагностических титрах. В общем анализе крови у детей данной группы эозинофилия выявлялась у 8 (38%) детей. У 6 (28,6%) детей, лечившихся по поводу крапивницы, при фиброгастродуоденоскопии была выявлена патология со стороны желудочно-кишечного тракта.

Известно, что антитела класса ^М выявляются в крови через 10-14 дней после инфицирования. Позже появляются антитела класса ^А и IgG, содержание которых снижается через 1-2 месяца после проведенного эффективного лечения. Антитела класса IgG практически полностью исчезают в течение 3- 6, реже через 9 месяцев. Из этого можно сделать вывод, что инфицирование большинства детей лямблиями в обеих группах произошло задолго до госпитализации детей.

Таким образом, при анализе полученных данных следует отметить, что при сочетании атопического дерматита и лямблиоза, у большинства пациентов наблюдалось тяжелое или средней степени тяжести течение дерматита, при объективном обследовании часто выявлялся хейлит. Паразитарные инфекции в частности лямблиоз в ряде случаев являются причиной острой генерализованной крапивницы, а также способствуют частому обострению хронической.

В комплекс лечения детей с атопическим дерматитом и крапивницей, с положительными результатами обследования на лямблиоз, был включен противогельминтный препарат немозол. Немозол — это противогельминтный препарат, основной механизм действия которого, деструкция цитоплазматических микроканальцев клеток кишечного тракта гельминтов. Препарат назначался внутрь в дозе 10мг/кг массы тела в течение 7 дней.

При назначении данного препарата наблюдалось более быстрое купирование симптомов обострения, угасание кожных проявлений, что вероятно свидетельствует о том, что лямблии способны вызывать обострение атопического дерматита, способствовать возникновению острой генерализованной крапивницы, обострению хронической крапивницы.

1. Дети с атопическим дерматитом, острой и хронической крапивницей должны быть обследованы на лямблиоз (ИФА, кал на цисты лямблий).

Другие публикации:  Инфильтративная форма туберкулеза это

2. При выявлении лямблиоза у детей с атопическим дерматитом, необходимо включать в комплекс лечения противогельминтный препарат, что способствует более быстрому угасанию клинических проявлений данной аллергической патологии и ускоряет ремиссию.

3. Детям с острой и генерализованной крапивницей с положительными результатами обследования на лямблиоз следует включать в схему лечения противогельминтный препарат.

1. Шабалов, Н.П. Лямблиоз у детей / Н.П. Шабалов, Ю.И. Староверов // Новый медицинский журнал. — 1998. — №3. — С.22-26.

2. Dutta, A.K. A randomised multicentre study to compare the safety and efficacy of albendazole and metronidazole in the treatment of giardiasis in children / A.K.Dutta, M.A. Phadke, A.C. Bagade [et al] // Indian J.Pediatr. — 1994. — Vol. 61(6). — P. 689-93.

3. Коровина, Н.А. Лямблиоз у детей: проблема диагностики и выбора терапии / Н.А. Коровина, И.Н. Захарова, Г.Е. Зайденварг [др.] // Русский медицинский журнал — 2008. — №8. — С.34-38.

4. Беляева, Л.М. Атопический дерматит и аллергический ринит у детей и подростков / Л.М. Беляева — Минск: ООО «В.И.З.А.ГРУПП», 2006. — 194 с.

5. Казначеева, Л.Ф. Атопический дерматит у подростков, особенности клинического течения, дифференциальная диагностика, терапия, профилактика / Л.Ф. Казначеева, А.В. Молокова // Materia Medica. 2002. — С.3-15.

6. Новиков Д.К. Клиническая аллергология / Д.К. Новиков — Мн. — 1991. -523 с.

Levy, F. of IL-13 in CD4 T Cell-Dependent IgE Production in Atopy / F. Levy, C. Kristofic, C. Heusser // Int Arch Allergy Immunol. — 1997. — Vol. 112. — P. 49-58.

Маслова, Л.В. Крапивница, отек Квинке: учебно-методическое пособие/ Л.В. Маслова; — Минск БелМАПО, 2006. — 36с.

Дранник, Г.Н. Клиническая иммунология и аллергология / Г.Н. Дранник.

— Москва: «Медицинское информационное агентство», 2003. — 603 с.

Изменения в анализах: аллергия или глисты?

Успешное лечение любого заболевания в первую очередь зависит от установления правильного диагноза. Но часто бывает так, что совершенно разные по своей природе патологии вызывают схожие изменения в анализах. Одним из таких ярких примеров является эозинофилия в клиническом анализе крови, которая может возникать как при аллергических заболеваниях, так и при заражении глистами.

Что такое эозинофилия?
Такое название носит состояние, при котором в крови резко возрастает количество эозинофилов. При этом также наблюдается инфильтрация, или пропитывание эозинофилами окружающих тканей. Эозинофилы – это подвид белых кровяных клеток, лейкоцитов. Они отвечают за многие функции иммунитета, например, обладают способностью поглощать чужеродные клетки и частицы. Кроме того, они активно участвуют в аллергических процессах, связывая или высвобождая гистамин. То есть они могут как стимулировать аллергию, так и выполнять антиаллергическую функцию. Также эозинофилы играют важную роль в защите организма от паразитов-гельминтов, разрушая их клетки.

Соответственно, и при аллергии, и при глистной инвазии продукция этих клеток в костном мозге увеличивается – и развивается состояние, называемое эозинофилией. Но эта же двойственность функций эозинофилов может приводить и к диагностическим ошибкам.

Эозинофилия – это симптом или заболевание?
Эозинофилия не является самостоятельным заболеванием. Она служит лишь признаком многих аллергических, инфекционных, аутоиммунных и других патологий. Список этих болезней довольно широк, но стойкая эозинофилия зачастую является симптомом глистных поражений или аллергических реакций.
Нормальное содержание эозинофилов в крови взрослого человека составляет от 120 до 350 клеток на микролитр, что равняется примерно 5-6% от общего числа лейкоцитов. Выделяют 3 степени эозинофилии:
1. Незначительная – эозинофилы составляют 6-10% от общего числа лейкоцитов.
2. Умеренная – эозинофилы составляют 10-20% от общего числа лейкоцитов.
3. Высокая – эозинофилы составляют более 20% от общего числа лейкоцитов.

Какие именно аллергические и паразитарные заболевания вызывают эозинофилию?
Аллергические патологии:
— бронхиальная астма (при ней эозинофилы можно обнаружить в мокроте пациента);
— атопический дерматит;
— сенная лихорадка;
— сывороточная болезнь;
— аллергический ринит (в этом случае эозинофилы обнаруживаются даже в носовом отделяемом);
— эозинофильный миозит и фасциит;
— поллинозы;
— крапивница;
— отек Квинке;
— эозинофильный колит новорожденных;
— эозинофильный цистит.

Паразитарные патологии:
— аскаридоз;
— шистосомозы;
— анкилостомоз;
— трихинеллез;
— стронгилоидоз;
— лямблиоз;
— филяриатозы;
— описторхоз;
— токсокароз;
— фасциолез;
— парагонимоз.

Симптоматика
Клинические признаки этого состояния будут зависеть от того заболевания, которое их вызвало.
Глистные и иные паразитарные поражения, кроме повышения содержания эозинофилов в крови, характеризуются:
— лимфаденопатией – увеличением и болезненностью лимфатических узлов;
— гепатоспленомегалией – увеличением печени и селезенки;
— симптомами общей интоксикации организма в виде тошноты, слабости, снижения аппетита, головных болей и головокружения, повышения температуры тела;
— болями в мышцах и суставах;
— при миграции личинок – синдромом Леффлера, который включает в себя одышку, боль в груди и кашель с астматическим компонентом;
— увеличением частоты сердечных сокращений;
— снижением артериального давления;
— отеками на веках и на лице;
— сыпью на кожных покровах.

Аллергические заболевания, при которых развивается эозинофилия, проявляются:
— отеком слизистой носа при аллергическом рините;
— покраснением конъюнктивы и болью в глазах при аллергическом конъюнктивите;
— спазмом бронхов, одышкой и свистящим дыханием при астмоподобной аллергии;
— иногда – истинными приступами астмы;
— болью в ушах и ухудшением слуха из-за плохого дренажа евстахиевой трубы, вследствие отека тканей;
— различными кожными высыпаниями, такими как крапивница, экзема или контактный дерматит (чаще всего симметрично на локтевых сгибах, на животе и в паху);
— головными болями.

Какие анализы позволят четко установить диагноз и отличить аллергию от глистных поражений?
Диагностика аллергических заболеваний
Наиболее простой метод диагностики аллергии – проведение кожных проб. Их также называют скарификационными пробами или пробами с накалыванием. В этом случае небольшое количество каждого из предполагаемых аллергенов вводят в толщу кожи на внутренней поверхности предплечья или на спине. Область введения предварительно размечают специальным гипоаллергенным фломастером или ручкой. Если у пациента есть аллергия на какое-либо из введенных веществ, то обычно в течение получаса на этом месте развивается воспалительная реакция. Выраженность аллергического ответа может варьировать от небольшого покраснения кожи до появления крапивницы.

Исследование уровня иммуноглобулина Е в сыворотке крови пациента – еще один метод для выявления аллергии. Обычно применяют колориметрический тест, радиометрический иммунологический анализ или радиоаллергосорбент-тест (RAST).

Диагностика гельминтозов
Методы диагностики гельминтозов чрезвычайно разнообразны и подразделяются на прямые и косвенные.

К прямым методам диагностики гельминтоза относятся те, которые основаны на непосредственном обнаружении самих гельминтов и их фрагментов, а также их личинок или яиц. Эти методы в свою очередь делятся на макро- и микрогельминтоскопические.
При макрогельмитоскопии ищут тела гельминтов либо их фрагменты в фекалиях. Сначала фекалии разжижают в чашке Петри, а затем рассматривают на темном фоне невооруженным глазом. Если при этом обнаруживаются подозрительные частицы, то их исследуют при помощи мощной лупы в капле глицерина. Микрогельминтоскопия позволяет обнаруживать личинки и яйца гельминтов. Этот метод исследования проводится при помощи лабораторного микроскопа.

Косвенные методы диагностики гельминтозов основаны на выявлении вторичных изменений, то есть изменений, произошедших в организме пациента при воздействии на него гельминтов. Наиболее современными на сегодняшний день считаются иммунологические методики. Из них применяют накожные и внутрикожные пробы, реакцию непрямой гемагглютинации, кольцепреципитации и т. д.

В заключение
Выявление повышенного количества эозинофилов в клиническом анализе крови может быть свидетельством не только аллергии или глистного поражения. Эозинофилия может развиваться и при множестве других заболеваний. Ведь клиническая практика и лабораторные исследования доказывают, что увеличение этого показателя не является специфичным ни для одной патологии. Его выявление должно только насторожить врача, заставить его назначить пациенту дополнительные, более тщательные и узкоспециализированные обследования. Поэтому прежде чем начинать лечение от гельминтоза, аллергического или любого другого заболевания, необходимо в обязательном порядке точно определиться с причиной увеличения количества эозинофилов.

ЛЯМБЛИОЗ У ДЕТЕЙ

Лямблиоз распространен повсеместно, причем зараженность детей лямблиями, особенно в раннем и школьном возрасте, в несколько раз превышает соответствующие показатели у взрослых. Среди детей, посещающих детские коллективы (ясли, сады, школы), пораженность

Лямблиоз распространен повсеместно, причем зараженность детей лямблиями, особенно в раннем и школьном возрасте, в несколько раз превышает соответствующие показатели у взрослых. Среди детей, посещающих детские коллективы (ясли, сады, школы), пораженность лямблиями составляет, по данным различных авторов, до 33%.

Клиническая симптоматика лямблиоза складывается из нескольких симптомокомплексов: синдрома поражения желудочно-кишечного тракта и нарушений питания, синдрома интоксикации, в том числе поражение центральной нервной и вегетативной нервной системы, аллергического синдрома (поражение кожи и респираторных органов).

Гастроинтестинальный синдром. Основные клинические симптомы лямблиоза диагностируются со стороны желудочно-кишечного тракта, так как лямблии паразитируют в кишечнике человека. В клинической картине заболевания преобладают энтеральные расстройства, проявления которых в значительной степени зависят от возраста ребенка. Так как местом локализации лямблий является тонкая кишка, где происходит всасывание питательных веществ, у некоторых детей развивается синдром мальабсорбции в виде белково-энергетической и полигиповитаминозной недостаточности.

Симптомы интоксикации имеют прямую зависимость от массивности инвазии, тяжести заболевания, его продолжительности. Интоксикация при лямблиозе может проявляться гепатолиенальным синдромом и увеличением периферических лимфатических узлов, миндалин и аденоидов. Длительная интоксикация при лямблиозе может также привести к появлению таких неврологических симптомов, как скрип зубами (бруксизм), тики. Действие продуктов жизнедеятельности лямблий может оказывать угнетающее действие на центральную нервную систему и служить причиной быстрой утомляемости, снижения работоспособности, эмоционального тонуса. Недаром первооткрыватель этого патогенного простейшего Д. Ф. Лямбль назвал его «паразит тоски и печали».

Аллергические проявления на коже, а также со стороны респираторного, желудочно-кишечного тракта и крови могут проявляться при любой форме лямблиоза вне зависимости от тяжести и остроты процесса. Давно известно, что в ответ на внедрение паразита повышается уровень IgE и уровень эозинофилов в периферической крови [3, 4, 7] — гиперпродукция IgE и эозинофилия являются древнейшими филогенетическими способами антипаразитарной защиты. Именно этим можно объяснить хорошо известный клиницистам факт, что паразитозы усиливают аллергические признаки у детей с атопией и другими формами аллергических проявлений.

Следует отметить, что диагностика лямблиоза затруднена в связи с отсутствием патогномоничной симптоматики, а сам лямблиоз либо наслаивается на другие заболевания, либо все клинические проявления этой паразитарной инфекции объясняются прочими разными причинами [4].

Обследование на лямблиоз показано при следующих состояниях (Н. П. Шабалов, Ю. И. Староверов, 1998) [5]: наличие заболеваний пищеварительного тракта, тенденция к их хроническому течению с частыми, но умеренно выраженными обострениями; нейроциркуляторная дисфункция, особенно в сочетании с желудочно-кишечными нарушениями; стойкая эозинофилия крови; аллергические проявления.

По данным литературы, иммунологические методы, например определение антител к лямблиям в сыворотке крови, обладают высокой чувствительностью и специфичностью.

Выявление специфических IgM и IgG к антигенам лямблий методом иммунофлюоресцентного анализа (ИФА) возможно с 12–14-го дня заболевания.

После санации IgM быстро исчезают. Их выявление свидетельствует о заболевании лямблиозом, IgG сохраняются до 2 мес после санации.

Другие публикации:  Симптомы чесотки и чем лечить

Однако пока патогенные свойства паразита недостаточно изучены, в частности не идентифицированы лямблиозные токсины, представляется преждевременным полагаться в диагностике лямблиоза только на результаты иммунологического исследования.

По нашим наблюдениям, у детей с упорным, длительно текущим лямблиозом антитела к лямблиям в сыворотке крови могут не определяться. И. В. Куимова и Т. Н. Ткаченко (2002) также обнаружили антитела менее чем у половины инфицированных лямблиями детей [2], что, по нашему мнению, может свидетельствовать о неэффективности механизмов гуморальной защиты.

Поэтому отсутствие специфических иммуноглобулинов у детей с повторным обнаружением цист лямблий является плохим прогностическим признаком и требует от врача применения индивидуальных схем лечения. Достаточно часто антитела к лямблиям не обнаруживаются у детей с лимфатико-гипопластическим диатезом.

В современных условиях диагностика лямблиоза осуществляется рутинным методом микроскопии фекалий, однако этот метод в значительной степени субъективен, многое зависит от правильности проведения всех этапов исследования.

Не всегда образцы кала доставляются в лабораторию «теплыми», что объясняется особенностями работы с детским контингентом: ребенок не может опорожнять кишечник по приказу. Это препятствие может быть преодолено благодаря использованию консервирующих растворов, таких, как феноло-формалиновая смесь — реактив Борроуза.

Также большое значение имеет правильное приготовление препарата для микроскопии. Материал должен наноситься на стекло тонким, прозрачным слоем, иначе цисты лямблий очень трудно рассмотреть в толще детрита. Микроскопию следует осуществлять сразу же после приготовления препарата.

В условиях in vitro цисты могут изменить свою форму — «съежиться», оболочка их становится неровной, сливается с детритом, что значительно затрудняет идентификацию.

Существует еще одно «естественное» препятствие, затрудняющее диагностику лямблиоза, — «феномен прерывистого цистовыделения». Ребенок, зараженный лямблиозом, выделяет цисты не каждый день — интервал в выделении цист составляет 8–14 дней, для лабораторного подтверждения диагноза следует проявить определенную настойчивость. Рекомендуется повторная многократная микроскопия фекалий.

Известно, что создание неблагоприятных условий способствует цистированию и выделению цист. Было отмечено, что при назначении желчегонных и противолямблиозных препаратов цисты обнаруживаются значительно чаще.

В качестве средств «провокации» используются различные препараты с учетом возраста ребенка, выраженности клинических проявлений и наличия сопутствующих показаний: настой кукурузных рыльцев, гомеопатический препарат холевит, макмирор, фуразолидон, метронидазол. При однократном обследовании цисты лямблий были обнаружены у 92,5% детей, у которых клинически был заподозрен лямблиоз. Таким образом, выполнение простых правил позволяет улучшить диагностику лямблиоза.

Еще большей настойчивости требуется при лечении лямблиоза. При назначении антипротозойных препаратов следует помнить, что терапия этой инфекции преследует цель не столько полной эрадикации лямблий из кишечника, сколько уменьшения клинических проявлений интоксикационного, гастроинтестинального и аллергического синдромов.

Эффективность применения противолямблиозных препаратов для уменьшения клинических проявлений аллергического синдрома достаточно выражена. Используя в качестве стартовой терапии макмирор или метронидазол, мы отмечали клиническое улучшение в течение первых 7–10 дней. У 85% детей с атопическим дерматитом отмечалось ослабление кожных проявлений; явления бронхиальной обструкции исчезли или сократились у 86% детей: исчезли одышка и удлинение выдоха, смягчился кашель; явления аллергического конъюнктивита уменьшились у всех детей.

Положительный эффект наблюдался как при назначении макмирора, так и при назначении метронидазола. В отличие от метронидазола и фуразолидона, в элиминации которых участвует печень, макмирор практически полностью элиминируется почками, и при этом не затрагиваются дезинтоксикационные резервы печени.

Следует помнить, что при назначении медикаментозных препаратов, эффективных в отношении Lamblia intestinalis, таких, как метронидазол и фуразолидон, на второй-третий день лечения может наступить ухудшение самочувствия ребенка в виде тошноты, рвоты, зуда, высыпаний на коже. Под влиянием лечения продукты массивного распада паразита всасываются в кровь и становятся причиной усиления интоксикации и сенсибилизации организма. Накопление продуктов распада паразитов в кишечнике способствует изменению рН внутренней среды и развитию дисбактериоза. Эта реакция носит название реакции Яриш-Гейксгеймера, как правило, она, длится не дольше 5–7 дней. Для уменьшения ее проявлений в течение курса лечения 1-2 раза в неделю рекомендуется проводить тюбажи с осмотическими слабительными — 25–30% раствором сульфата магния, сорбитом, ксилитом у детей старше 5–7 лет. Осмотические слабительные препятствуют всасыванию продуктов распада паразитов и ослабляют реакцию Яриш-Гейксгеймера.

Из-за опасности усиления интоксикации в первые дни лечения нецелесообразно применять противолямблиозные препараты короткими курсами. Длительность приема противолямблиозных препаратов 5–7 дней не приводит к эрадикации паразита, после отмены препарата клинические проявления заболевания возобновляются, и в результате такой курс может не привести к клиническому улучшению.

Уменьшению проявлений реакции Яриш-Гейксгеймера также способствует назначение препаратов системной энзимотерапии, в частности вобэнзима, представляющего собой комплекс высокоактивных ферментов растительного и животного происхождения. Препарат обычно назначается по 3–5 драже 3 раза/сут за 40 мин до еды, начиная со второго 10-дневного курса лечения макмирором или метронидазолом, на весь период проведения основного и противорецидивного курсов.

Следует отметить, что, во-первых, в условиях углубляющегося микробиоценотического дисбаланса кишечника нарастающий эндо- и экзотоксикоз приводит к сенсибилизации организма и создает риск возникновения и развития пищевой аллергии (рис.). Прямое системное и местное участие полиферментных препаратов в метаболизме и всасывании токсинов и сенситинов существенно улучшает эту ситуацию.

Во-вторых, растительные компоненты препарата (папаин и бромелаин) активны в толстой кишке, где рН среды смещен в кислую сторону. Тем самым обеспечивается глубокий протеолиз белков и гликопротеидов, что, по-видимому, лишает условно-патогенные (и патогенные) микробы-ауксотрофы факторов роста и пищевых субстратов, в то время как неприхотливые компоненты нормальной, сбалансированной микробиоценотической системы кишечника (например, микробы-сахаролитики) не нуждаются в белках для своей жизнедеятельности.

В-третьих, иммуномодулирующие свойства полиферментного препарата, прежде всего стимуляция макрофагов, позволяют противостоять антигенной гиперстимуляции с последующим истощением местного иммунитета [8].

Обобщив опыт наблюдения более чем 400 больных с лямблиозом, мы считаем, что для получения максимального эффекта целесообразно назначать противолямблиозный препарат двумя 10-дневными курсами с 5-дневным перерывом между ними.

За это время мы наблюдали уменьшение клинических проявлений со стороны желудочно-кишечного тракта более чем у 95% детей и стойкое уменьшение аллергических проявлений (кожных, респираторных и т. д.) более чем у 80% детей.

Проведенный курс лечения не всегда приводит к эрадикации паразита, мы обнаруживали цисты лямблий в кале на 20–25-й день лечения макмирором и метронидазолом. В контрольных анализах цисты лямблий выявляются гораздо легче, чем до лечения, даже при полном клиническом благополучии. По всей видимости, этот феномен связан с тем, что в процессе лечения повышаются иммунологические свойства организма, что способствует «изгнанию» лямблий.

При излечении от лямблиоза сохраняется высокий риск повторного заражения, так как, во-первых, распространенность этой инфекции в популяции достаточно велика, во-вторых, все исследователи единодушно признают возможность повторного заражения. У многих пациентов мы наблюдали возврат клинических проявлений в течение ближайших недель и месяцев.

С другой стороны, отсутствие цист ляблий в кале не может служить критерием успешного лечения. Главный показатель выздоровления — исчезновение клинических симптомов: прекращение болей в животе, восстановление массы тела, очищение языка, ликвидация кожных проявлений, нормализация стула и размеров печени.

Увеличение размеров печени является одним из самых динамичных симптомов лямблиозной интоксикации. У подавляющего большинства больных безболезненный и эластичный край печени выступает из-под края реберной дуги на 1 — 4 см. На 5–7-й день от начала лечения размеры печени обычно нормализуются (т. е. край печени пальпируется по краю реберной дуги). Если в процессе лечения не удалось добиться эрадикации паразита, увеличение размеров печени происходит через 9–14 дней после окончания курса лечения. В этом случае показаны повторные противорецидивные курсы: однократный прием метронидазола в возрастной дозировке на ночь, утром тюбаж с осмотическим слабительным. Как правило, проводится не менее 4–6 противорецидивных курсов. За данный период времени удается добиться стойкого уменьшения аллергических проявлений более чем у 90% больных.

Дети, у которых методом копроскопии неоднократно обнаруживаются цисты лямблий, а иммунологическое исследование (ИФА) не выявляет антител к лямблиям (т. е. гуморальная защита против паразита неэффективна), составляют особую группу, нуждающуюся в проведении иммунокоррекции, которую мы осуществляли препаратом вобэнзим. Наш выбор был обусловлен еще и тем, что у многих больных лямблиозом — и детей, и взрослых — отмечались различные проявления синдрома мальдигестии — нарушения пищеварения в тонкой кишке.

Под нашим наблюдением находилось 27 детей в возрасте от 1 года. В клинической картине преобладали: синдром мальдигестии и мальабсорбции с отставанием в физическом развитии у всех детей, выраженный абдоминальный болевой синдром — у 23 детей. Все дети получили традиционные препараты макмирор и метронидазол двумя повторными курсами по 10 дней и противорецидивные курсы тинидазолом. Начиная со второго 10-дневного курса макмирора, 20 детям был назначен вобэнзим в течение 2-3 мес. Дети получали препарат из расчета 1 таблетка на 5 кг массы в сутки. В группе детей, получавших вобэнзим в течение 2-3 мес, восстановление массы тела произошло у 17 детей, абдоминальный болевой синдром уменьшился у 16 из 17. Количество противорецидивных курсов тинидазолом было сокращено до 2. В группе детей, получивших лечение только противолямблиозными препаратами за тот же период, болевой синдром уменьшился у 4 из 6, а полное восстановление массы тела произошло у 3 детей. В этой группе потребовалось провести 4 противорецидивных курса тинидазолом. Применение вобэнзима позволило быстрее достичь восстановления массы тела, уменьшения болевого синдрома и сократить количество противорецидивных курсов тинидазолом [1].

Для закрепления положительного эффекта лечения широко используются лекарственные травы с регенерирующим, эпителизирующим, противовоспалительным, желчегонным и обволакивающим действием. В летний период времени показана курортотерапия: морские купания, солнечные и воздушные ванны. При достижении клинической ремиссии заболевания дети продолжали находиться под наблюдением и при повторном появлении типичных симптомов заболевания получали противорецидивные курсы макмирора. Такой порядок ведения больных лямблиозом позволил удлинить клиническую ремиссию у детей до 6 лет с атопическим дерматитом и респираторными аллергозами.

По вопросам литературы обращайтесь в редакцию.

Т. Ю. Бандурина, кандидат медицинских наук, доцент
Г. Ю. Кнорринг, кандидат медицинских наук
МАПО, Санкт-Петербург