Картинки больной туберкулезом

Мой туберкулез: я готовилась к смерти

Я заболела туберкулезом в самый спокойный период своей жизни. Мне было 18, я весила 90 кг, не пила, не курила, жила с родителями и работала на любимой работе!

Я ж даже не кашляю!

Попав в больницу с обычной пневмонией, я не расстроилась. А чего переживать? Лежи с журналами, пей таблеточки… Через недельку домой. Настроение было хорошим. Но однажды я разговорилась с санитарочкой, и узнала, что некоторых из этой больницы отправляют на лечение в тубдиспансер. То, что на рентгене кажется пневмонией, иногда оказывается туберкулезом.

С того момента я потеряла покой. А вдруг «это» случится со мной? Туберкулез для меня тогда был чем-то далеким и ненастоящим. А через неделю папа забрал меня на машине — не домой. Мы ехали в тубдиспансер.

В пути я продумывала, как буду объяснять фтизиатру, что туберкулез — это не про меня. Я вешу 90 кг. Честно говоря, все время что-нибудь ем. И совсем не кашляю!

Озвучить свои аргументы я не успела. Фтизиатр посмотрела снимки и сказала, что если нет ни кашля, ни температуры, а изменения на снимках есть — это очень похоже на туберкулез.

Меня отправили в палату. И хотя до окончательного подтверждения диагноза еще надо было сдать кучу анализов, я себя уже «приговорила».

На следующее утро

На второй день я проснулась с тошнотой и головокружением. Было трудно сидеть, а тем более ходить. Переполняло чувство какого-то омерзения к себе, отстраненности от себя.

Меня вызвали сдавать кровь. Я с трудом вышла в коридор и пристроилась к небольшой очереди у процедурного кабинета. В глазах все крутилось, горло жгла подкатившая желчь.

Я решила, что скоро умру. Всерьез. То, что мне назначили обследования и лечение, посчитала пустой формальностью. Что это такой порядок — сначала лечат. Потом умираешь.

К кабинету подходили еще люди. Девушка с фиолетовыми волосами сразу подсела ко мне. Я отодвинулась подальше. Умирать я уже приготовилась, а вот бесстрастно сидеть рядом с «тубиками» еще не могла. Она это заметила, но спокойно спросила: «Ты новенькая?». Я кивнула.

Позже я сама научилась также «вычислять» новеньких в тубдиспансере. Даже когда уходила на процедуры в другие отделения, где никого не знала. Среди незнакомых людей всегда находила тех, кого только что оглушили такой новостью: по потерянному лицу, блестящим от слез глазам и болезненной брезгливости к окружающей обстановке.

Туберкулезные будни

И вот диагноз подтвержден. Меня ждет скорая смерть. Правда, до нее еще нужно дожить. Я стала искать, чем бы себя успокоить. Расспрашивала всех, сколько приходится лежать в диспансере.

Ответы были разные. Один лежит третий месяц, другой — третий год. Врач сказала, что стандартный срок — 60 дней. После этого делают снимок и либо переводят на амбулаторный этап, либо оставляют в больнице.

Первые дни тянулись страшно долго. Но через неделю стало полегче. Сначала физически. Лекарства работали! А их я принимала строго по назначению. В эффективность лечения я не верила, но действовала на автомате. Один за другим уходили симптомы: стало легко дышать, появились силы.

Но меня постоянно тошнило, а врачу я не жаловалась, на обходах говорила, что «все нормально». Умирание идет по плану. Так строптиво вела себя психика: недоверие, сопротивление, общая мрачность духа свойственны всем туберкулезным, особенно в первое время.

Ведь диагноз становится не просто известием о «страшной» болезни. Таких болезней много. Но туберкулез стигматизирован. Он воспринимается как «метка». Болеть стыдно, потому что им болеют «неприличные» люди. А страшно не только потому, что туберкулез трудно вылечить, но и потому, что многие не знают о его течении. Воображение рисует ужасы. Когда я начну кашлять кровью? Когда буду гнить заживо?

Про жизнь вне диспансера я в первые дни даже не думала. Считала, что все «за забором» больницы для меня потеряно. На работу меня больше не возьмут, замуж я не выйду.

Казалось, что даже если я выздоровею, все обязательно узнают о туберкулезе. И общаться со мной никто не будет.

О том, что меня постоянно рвет и я ничего не ем, врач узнала от моих соседок. Меня вызвали на осмотр, поставили какую-то капельницу. Со следующего дня изменили всю схему лечения. Я смогла есть, перестала шататься на ходу, а засыпая — слышать страшные гулкие звуки.

То, что я считала признаками агонии, оказалось не более чем побочкой от лекарств. Тошнота — спутник лечения туберкулеза, и она возвращалась еще не раз, но уже не с такой силой.

«Смотрите, у нас даже на лого кулак, дающий болезни в нос!»
Основатель и руководитель сообщества «Туберкулез: поддержка и ответы», член координационного совета TBpeople Ксения Щенина: «Туберкулез коварен тем, что незаметен. И поэтому часто для людей оказывается сюрпризом, особенно если болезнь обнаружили в начале. И первые недели это действительно сложно принять. Жизнь больше не кажется надежной, человек растерян и подавлен, его одолевают страхи. Все это и десятки других причин на первых этапах лечения превращают тебя не в самого приятного человека для общения, но который остро нуждается в поддержке.
Больному туберкулезом важно, особенно в первое время, обсудить свое состояние с тем, кто сможет понять его страхи, любые «закидоны». И если ему поговорить не с кем, он может обратиться к нам. Для этого мы и создали наше сообщество.
А если вы хотите бороться с туберкулезом в России и в мире, то присоединяйтесь к TBpeople — русскоговорящей сети людей, перенесших туберкулез. Смотрите, у нас даже на лого кулак, дающий болезни в нос. Вот с таким настроем и стоит лечиться».

Я попала «на зону!»

Еще один страх туберкулезника в диспансере — перед обстановкой. С советских времен «тубик» было синонимом «зэка».

«Новенькому» кажется, что он попал «на зону». Даже если вокруг нормальные люди, нужно время, чтобы это разглядеть.

Предвзятое сознание будет выделять то, с чем ожидает столкнуться — вот пациент, «синий» от наколок. А вот — хромая и чересчур худая женщина, все время с сигаретой. И пусть они ведут себя мирно, новичок их боится. Или боится стать похожим на них.

В нашем отделении были освободившиеся из МЛС. Чуть больше, чем в обычной больнице, но далеко не большинство. Были бездомные. Они выздоравливали быстрее всех, после голодной жизни оказавшись на усиленном «противотуберкулезном» питании.

Были в отделении единичные случаи драк, попоек, приездов полиции. Но все пьющие пациенты пили в своем кругу, буйные — дрались между собой. Почти не было и случаев воровства. Но это, согласитесь, бывает и в обычных больницах, и просто в плацкартных вагонах.

Другое дело, что такая «нормальность» в данном случае была обеспечена большими усилиями сотрудников. К примеру, медсестры по полночи уговаривали выпивающие компании разойтись по палатам, а в острых случаях проявляли строгость: вызывали милицию. В некоторых случаях достаточно было напомнить о такой возможности.

Евгений Барсучевский («Туберкулез: поддержка и ответы»): Во многих туберкулезные диспансерах есть практика, когда больных размещают по палатам, изучив их биографию. Со мной, например, не лежало ни единого человека с криминальной историей — большую часть периода, проведенного в больнице, моими соседями были водитель-дальнобойщик, инженер, офицер, маркетолог и учитель физики.

Со временем я поняла, что наше отделение в 60 человек можно сравнить с большой семьей. Люди находятся вместе несколько месяцев, круглосуточно, семь дней в неделю.

Среди нас были «родные» и «троюродные» — те, кто лежал в одной палате и в разных концах коридора. Кто вместе пил, и кто всей палатой учил английский.

Стоит ли говорить, что в чем-то отделение напоминало клуб знакомств: в закутке у туалета постоянно кто-нибудь целовался, а после выписки многие планировали свадьбу. Ну или развод — с «половиной», оставленной «на свободе».

«Анжелика, королева разбойников»
Ольга Литвинова
(«Туберкулез: поддержка и ответы):
Я — бывший сотрудник ГУ ФСИН по Волгоградской области. Долго работала в лечебном исправительном учреждении для туберкулезных больных. Поэтому, когда сама оказалась в больнице, меня узнали в лицо мои вчерашние «клиенты». Под палату мне выделили сестринскую, оставаться ночевать в больнице крайне не рекомендовали сами врачи. Было все: угрозы «пустить по кругу», убить, выкинуть со второго этажа.
Спустя два месяца медсестры стали в шутку называть меня Анжеликой, королевой разбойников. Я подружилась если не со всеми, то с большинством. Секретов тут никаких нет. Как и во время несения службы, так и вне, я оставалась человеком. В зоне я никому не делала зла, не наказывала, если того не требовал закон. Да, с бывшими осужденными необходимо сохранять бдительность. Как и на улице или в общественном транспорте.

Передумываю умирать

Умирать я передумала на третьей неделе лечения. К этому времени жизнь стала налаживаться. Все мои родные прошли обследование и оказались здоровы. Родители навещали меня каждый день. Пришел мой анализ мокроты, который показал, что уровень бактериовыделения у меня не опасен для окружающих (так называемая «закрытая», незаразная форма).

Другие публикации:  Рентген лёгких при туберкулёзе

Я стала ездить домой на выходные. Отвезла на работу первый больничный лист. Большинство коллег к моей болезни отнеслись безо всякого «интереса».

Наливали мне чай в свои кружки. Ни сочувствия, ни страха, ни любопытства видимо никто не проявил. Кроме нескольких человек, с которыми мы почти перестали общаться. К счастью, это были не те люди, от которых что-то зависело.

Почему я заболела

Туберкулез — болезнь переутомления, морального и физического. Я же заболела на фоне благополучия, но именно в это время у меня были большие нагрузки. Все было интересно, все в радость — работа, друзья, поездки. Везде надо успеть, и я часто не успевала выспаться и пообедать. Как ни буднично это звучит, но именно снижение иммунитета плюс контакт с заболевшим в открытой форме может привести к заражению туберкулезом.

Татьяна Пьянзова, врач-фтизиатр, кандидат медицинских наук:
С туберкулезом обычно связано несколько распространенных заблуждений, например: «Туберкулезом болеют только социально неблагополучные лица». Да, эти люди наиболее подвержены риску развития заболевания в связи с ослабленным иммунитетом, обусловленным их образом жизни. Однако туберкулез – это инфекционное заболевание, а инфекции, как известно, могут поражать людей независимо от социального положения. Стрессы, хроническое недосыпание, нерегулярное и несбалансированное питание, а также некоторые хронические заболевания (сахарный диабет и др.) могут приводить к снижению защитных сил организма и, при встрече с инфекцией, пусть 10 лет лет назад, — к заболеванию туберкулезом.
Второй миф: «Если общаться с больным туберкулезом — обязательно заболеешь». Практически все взрослое население нашей страны «инфицировано» туберкулезом. Это значит, что палочка Коха – возбудитель туберкулеза, попадая в организм в детском возрасте, живет в нашей лимфатической системе и поддерживает противотуберкулезный иммунитет, который помогает не заболеть. Но при ослаблении защитных сил организма под воздействием различных факторов, точнее, их совокупности, дремлющая инфекция может начать размножаться.

После моего выздоровления прошло десять лет. Шесть лет назад меня сняли с диспансерного учета. В моем постоянном окружении до сих пор не все знают, чем я тогда переболела. Я не сказала самым близким подругам и кое-кому из родни. Ведь они очень похожи на меня. Близость туберкулеза шокирует их так же, как меня когда-то.

То, что я болела «закрытой» (незаразной) формой, избавило меня от мук выбора — предупреждать или нет? В каждом случае я решала это сама.

Вам полагаются ограничения

Отчасти я все еще «в теме» — общаюсь с соседями по отделению и просто с коллегами по несчастью в интернете. И теперь понимаю, что мне в свое время во многом повезло. Повезло с контингентом и с дисциплиной в диспансере. Повезло с обеспечением больницы — питание у нас было действительно «высокобелковое», а лекарств всегда хватало.

Оказывается, так везет не всем. С лекарствами бывают перебои, а купить их самостоятельно трудно — они очень дорого стоят и продаются не везде.
Меня не выгнали из дома, мне оплатили больничный. А вот соседка по палате тайком бегала мыть полы в соседнем магазине — на основной работе тянули с пособием, нужно было платить за съемную комнату, чтобы куда-то вернуться из больницы. Кто-то лишился профессии.

Ольга Литвинова: Туберкулез и остаточные изменения после него накладывают ряд ограничений при дальнейшем трудоустройстве. Многое зависит от конкретной формы заболевания, сроков лечения, состояния больного, места работы, профессии. Это очень индивидуальный вопрос. Но, например, нельзя работать с детьми, с продуктами питания. В некоторых случаях можно получить инвалидность по социальным показаниям (утрате профессии), даже если в целом человек трудоспособен.

Страшный, но не самый страшный

Среди «страшных» болезней туберкулез — не самая страшная. У него даже есть свои «плюсы».

Классический легочный туберкулез, которым болеет большинство, практически не снижает качество жизни в физическом смысле. Даже когда человеку удаляют легкое, он по-прежнему может ходить, видит и слышит.

Обычная бытовая травма может привести к более серьезным последствиям. От туберкулеза умирают, но все реже и реже. В моем отделении за четыре месяца не умер никто, а вот собирались умирать практически все — бросали или не сразу начинали пить таблетки — не верили в возможность вылечиться, сбегали из больницы: приходили домой, или скрывались где-нибудь в подвале. Или, наоборот, считали себя здоровыми: продолжали обычную жизнь, ставя под угрозу окружающих и губя свое здоровье.

Получается, сам туберкулез не так уж страшен. Страшным делаем его мы. Своей брезгливостью к больным. К себе, когда заболеваем сами.

Попытками сделать «хорошее лицо» и не ограничивать свой круг общения даже на первые недели болезни (тубдиспансеры сейчас так же открыты, как и обычные больницы). Отказом от лекарств, который приводит к появлению лекарственноустойчивых форм. Отказом от плановых обследований с мыслью о том, что туберкулезом болеют только «другие».

Иногда о болезни становится известно, когда вылечить ее очень трудно, а больной успел заразить своих родных. Если вы боитесь туберкулеза — начните уже сегодня делать его менее страшным. Например, сходите на флюорографию, перестаньте нервничать по пустякам. И настройтесь на то, что это излечимо.

Картинки больной туберкулезом

Разговаривать о том, какие условия сейчас в большинстве наших больниц, можно долго и нудно. Там настоящий ад! Да и вообще, легко разговаривать на эти темы, когда сам здоров. Куда сложнее приходится тем людям, для которых эти больницы на время стали чем-то вроде тюрем. И кто знает, вернутся ли они к себе домой живыми.

Но есть ещё люди, которым не всё равно. Уже два года киевский фотограф-документалист Максим Дондюк работает с больными туберкулезом с целью уменьшить уровень отчуждения общества от этих людей. Делает он это радикальным и рискованным способом — осмысленно отказывается от защитной маски и живет в одинаковых условиях с героями своего проекта.

Его фото печатают иностранные издания. Работа » ТВ epidemic in Ukraine » побеждала в зарубежных фотоконкурсах. А в прошлом году Максим Дондюк стал участником и одним из победителей 13- го Всеукраинского фотоконкурса газеты » День» с серией работ » Туберкулез. 10000 ежегодно».

Ежедневно туберкулезом заболевают 90 украинцев, 27 — умирают. Каждый десятый больной туберкулезом в Европе — украинец, констатируют эксперты. О высоком уровне заболеваемости по сравнению с другими государствами мира, говорит представитель Украинского Общества Красного Креста Алла Хабарова.

«Уровень заболеваемости туберкулезом в Украине в 8-10 раз превышает показатели развитых стран. За последние годы все большей проблемой становятся устойчивые к туберкулезным препаратам формы заболевания, а также сочетание ВИЧ-туберкулез «, — рассказала представительница украинского Общества Красного Креста.

На диспансерном учете состоят полмиллиона украинцев, 90000 — с открытой формой болезни. Вместе с тем председатель правления фонда общественного движения «Украинцы против туберкулеза» Виталий Руденко утверждает, что официальное число больных туберкулезом занижено. По словам Руденко, в настоящее время в Украине, по неофициальным данным, лиц без определенного места жительства — около 800 тысяч, и более половины из них больны туберкулезом.

«По нашим предположениям, фактически никто из них не стоит на учете в больницах. Таким образом к официальным больным добавляется еще тысяч 400 или 500, которые являются носителями мультирезистентной формы туберкулеза «, — отметил Виталий Руденко.

«Туберкулез боится радости»: история человека, победившего болезнь

МОСКВА, 11 ноя — РИА Новости, Виктория Сальникова. РИА Новости начинает цикл публикаций о людях, которые излечились от тяжелых болезней. Первый материал посвящен туберкулезу. Он считается заболеванием заключенных, алкоголиков и маргиналов, призраком XIX века, но заболеть им может любой. Судебный медицинский эксперт на условиях анонимности рассказала РИА Новости о том, как лечилась в районном туберкулезном диспансере.

Симптомов туберкулеза у меня почти не было. Я лишь похудела, при этом все анализы были в норме, кашля тоже не было. Перед болезнью у меня был тяжелый период в жизни. Я пребывала в хроническом унынии, как и многие в моем отделении в диспансере. Мне кажется, жизнерадостные люди туберкулезом не болеют.

У меня был мудрый доктор, он сказал, что туберкулез боится радости и счастья, поэтому нам, например, запрещали носить одежду черного цвета.

Можно вспомнить о психосоматике: считается, что у каждой эмоции есть орган-мишень, например, на длительно подавляемый гнев реагирует печень, на недовольство окружением – поджелудочная, душевные обиды – сердце, а легкие — на обиду на судьбу. У меня так и было.

Я легла в дневной стационар, у меня была закрытая форма туберкулеза. Ходила в диспансер как на работу – с утра до вечера. Утром ждал сытный завтрак, питание – один из факторов успеха при лечении туберкулеза. Нас кормили кашами на молоке с большим количеством масла, йогуртами, яйцами, хлебом с сыром и маслом. Один этаж в диспансере был полностью мужским, второй – наполовину женским. Люди — разные.

Я отметила, что многие из больных принадлежали к типу тонко чувствующих, переживающих людей. «Веселых крестьян» не было. Но подавляющее большинство – те, кто вернулся из тюрем, алкоголики и наркоманы.

Некоторые во время лечения продолжали выпивать, но это категорически запрещено – антибиотики перестают действовать. Еще были «хронические больные», которые пытались сэкономить с помощью болезни. Они на лето выписывались на дачу, а потом возвращались на профилактику, а на деле – ели на халяву, лежали в больнице и не платили квартплату, делали какой-то там перерасчет.

Другие публикации:  Метронидазол лечение трихомониаза

В палате у нас умерла одна девушка. Она всегда была подавленной, в плохом настроении. Я пыталась ее растормошить, нашла ей компанию, заставила краситься. И вроде бы состояние начало улучшаться, но после одной из процедур у нее случились осложнения, она свалилась обратно в негатив. И все, организм перестал отвечать на лечение. Врачи постоянно меняли ей препараты, но ничто не помогало.

Еще я общалась с десятью мужчинами, девять из них умерли. Они были классическими алкоголиками, не прекращали пить во время лечения. Только один из них взялся за ум, он и поправился.

Есть люди, которые считают, что туберкулез – жуткая вещь, нужно бежать от тех, кто им болен, но среди моих друзей таких не было. На работе мне посочувствовали, но не удивились – у нас болела не одна я. Поддержка очень важна. В лечении огромную роль играет позитивный настрой»

Мнение врача

Туберкулезом может заболеть любой, и для этого не нужно попадать в экстремальные условия жизни. Если у человека понижен иммунитет, то достаточно одной поездки в метро. «Туберкулез – медленная инфекция. Иногда он развивается годами, и не слишком внимательный к себе человек долгое время не заметит симптомов. При этом он может быть заразным для окружающих и не знать об этом», — рассказала РИА Новости врач-пульмонолог Елена Архипова.

Течение болезни не всегда сопровождается явными симптомами. Мало кто обратит внимание на быструю утомляемость, потливость или общую слабость, а это первые признаки заболевания, но и они бывают не у всех. «Туберкулез очень хорошо выявляется с помощью рентгена. Рентген грудной клетки нужно делать раз в год. Это недолго и недорого, а миф о вреде – всего лишь миф. Экспресс-тест на заболевание – это скрининговый метод. Если он положителен, то, скорее всего туберкулез есть, а если отрицателен, то это не значит, что болезни нет», — добавила Елена Архипова.

Лица туберкулёза

Украина — самое неблагополучное с точки зрении туберкулезной статистики государство европейского региона после России: около 100 новых случаев на 100 000 населения в год. Ситуация отягощена многими факторами: высоким уровнем заболеваемости туберкулезом в тюрьмах, плохим контролем инфекции в тюрьмах и медицинских учреждениях, ошибочными диагнозами, нежеланием больных лечиться и отсутствием адекватной государственной поддержки.

В результате один из каждых пяти новых случаев туберкулеза на Украине — это так называемый туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ-ТБ). Его возбудитель опасный штамм микобактерии туберкулеза, на который не действуют высокоэффективные и малотоксичные противотуберкулезные препараты первого ряда. МЛУ-ТБ плохо поддается лечению и смертельно опасен, особенно для людей, живущих с ВИЧ.

Серия “ЛИЦА ТУБЕРКУЛЕЗА” фотографа Максима Дондюка была отобрана в шортлист 2013 Sony World Photography Awards, одной из самых известных премий в области фотографии.

Василий, 71 год. Диагноз: туберкулез. Новозбурьевский противотуберкулезный диспансер, 16 августа 2011.

Со слов врача: Ходит под себя, поэтому летом его кровать вынесли во двор больницы. Речь несвязная, считает, что находится на работе. Родственники забрали его квартиру и отправили в клинику, так как дом престарелых забирает квартиры и пенсии. Раз в месяц к нему приезжает женщина с полной сумкой еды. Она категорически отрицает родственную связь с больным.

Наталья, 37 лет. Диагноз: МЛУ ТБ + ВИЧ. Камера следственного изолятора, Туберкулезное отделение Херсонского СИЗО, 4 августа 2011 года.

«У меня была очень хорошая и добрая семья. Я была папина доця. В 42 года папа пошел купаться и не вышел, умер. Младшая сестренка поступила учиться на продавца. Ей надо было доучиться, деньги откуда- то давать. Тогда был дефолт и людям зарплату деньгами не давали. Вот я под эту волну вляпалась ».

Чтобы прокормить семью и дать образование сестре, отказалась от обучения в филармонии и начала продавать наркотики. Со временем начала употреблять сама. Заболела ВИЧ, позже – туберкулез. Умерла 16 августа 2011. Сестра вышла замуж, родила дочь, живет в Москве.

Василий, 60 лет. Переболел туберкулёзом. Город Херсон, август 2011.

Родился в Белоруссии. Закончил аспирантуру философского факультета в Москве. По распределению попал в Херсон. Писал диссертацию на тему «Противоречия социализма». После защиты диссертации собирался вернуться в Москву и продолжить научную деятельность. После распада СССР его научные исследования оказались никому не нужны. Вскоре был сокращен из института. Из-за заболевания сосудов ему ампутировали левую ногу. Проживает в комнате общежития, где нет водопровода и санузла. Вынужден ежедневно носить ведра с водой на второй этаж. Как заболел туберкулезом, не знает.

Василий Середа, 52 года. Диагноз: МЛУ ТБ. Пожизненно осужденный, отбывает срок в Херсонской исправительной колонии №61, 22 июля 2011.

Василий заболел туберкулезом еще в 1995 году. Сидел три раза, четыре года назад получил пожизненный срок за умышленное убийство. В камере ухаживает за парализованным после инсульта соседом.

Илья Григорьевич, начальник хирургического отделения Херсонской исправительной колонии №61, 22 июля 2011.

Вскрытие гнойного подчелюстного абсцесса у заключённого, больного ВИЧ и туберкулёзом.

Николай, 66 лет. Диагноз: туберкулез. Новозбурьевский противотуберкулезный диспансер, 16 августа 2011.

Работал комбайнером в Казахстане. Родственников и детей нет. Жил в доме престарелых, во время обследования поставили диагноз: туберкулез. Перевели в диспансер. Сломал ногу, не мог вставать. Из палаты пропали все вещи и документы. Не может получать пенсию. Лечится второй раз. Считает дом престарелых концлагерем, боится возвращаться обратно.

Михаил, 63 года. Диагноз: МЛУ ТБ. Херсонский противотуберкулезный диспансер, 19 июля 2011.

Работал на стройке каменщиком. После операции желудка пошел на проверку к врачу, нашли затемнения в легких, после чего отправили сразу в диспансер. Лечится с промежутками 2-3 года, начиная с 1983 года. Осенью реакция организма обостряется, всегда ложится на профилактику. Раньше, при СССР, кормили хорошо, сейчас еду покупает сам. 4 года назад умерла жена, после чего у Михаила был инсульт. Начал ходить с палкой, отняло речь. Сын покупает все лекарства и продукты. Идет на поправку.

Александр, 54 года. Новотроицкий противотуберкулезный диспансер, 25 июля 2011 года.

История медицинского персонала: Он был жестоко избит, потерял память. Мы не смогли найти его родственников. Он очень шумит и ведет себя агрессивно. Когда курс лечения будет закончен, его отправят в психиатрическую больницу.

Слова больного: Меня зовут Александр Михайлович Бухарев. Я родился в 1957 году и в настоящее время живу в Херсоне. Я женат, у меня двое детей. Туберкулез залечили, направлен в психиатрическую больницу для установления диагноза.

Валера, 41 год. Переболел туберкулёзом. Город Херсон, 9 июля 2011.

Заболел туберкулезом на уборке картошки, лечение не помогло. Вырезали одно легкое, после чего месяц держали на морфии и промывали от гноя. Боль исчезала только после морфия, пристрастился к наркотикам, кололся 2 года, пока жена не забрала детей и не уехала в Россию, продав квартиру. Сам избавился от зависимости с помощью капельницы с раствором Гемодез. Привязывал себя к кровати несколько недель, когда ставил капельницу, так как были сильные ломки.

Работает сезонно на стройке. В доме, где он вырос, ЖЭК дал разрешение жить в подвале, где оборудовал себе небольшую комнату. Телевизор купил, часть мебели принесли жильцы, остальное нашел на свалке. Жалеет о том, что из-за туберкулеза начал колоться, потерял работу и семью. Сделал ремонт в подвальной комнате, строит душевую и туалет. Собирается покупать холодильник и вставлять зубы. Сын приезжает раз в год, о том, что отец живет в подвале, не знает.

Виктор, 36 лет. Диагноз: МЛУ ТБ + ВИЧ. Херсонский противотуберкулезный диспансер, июль 2011.

Работал оператором полиуретановый машины, делал холодильные установки. Заболел пневмонией. Про то, что болен туберкулезом, узнал год назад, за это время похудел на 15 кг. После 7 месяцев лечения был выписан, но повторно попал на лечение. Умер 07 сентября 2011 года. Осталась жена и четырнадцатилетний сын.

Гена, 42 года, болен МЛУ ТБ + ВИЧ. Херсонский противотуберкулезный диспансер, 8 августа 2011.

С Геной меня познакомил Валера. Они были друзьями с детства, уже много лет живут в одном дворе. Через неделю я встретил Гену в туберкулезном диспансере. Болен туберкулезом 6 лет, как заболел, не знает. Работал на рыболовном судне на Камчатке, на красной рыбе. Вернулся в Украину после письма матери, что она умирает. В Украине найти работу так и не смог, начал пить.

В больницу забрали с приступом, после обследования выяснилось, что цирроз печени. Мать до сих пор жива, продает вещи из дома и собирает бутылки, чтобы купить лекарства сыну и принести ему что-нибудь поесть. Последние несколько недель не поднимался с кровати. Умер 12 октября 2011.

Владимир Белаус, 53 года. Диагноз: МЛУ ТБ. Енакиевский противотуберкулёзный диспансер, декабрь 2010.

Упал с дерева на забор, когда спиливал ветки. Нижняя часть тела парализована. Днём спит на животе, ночью на спине, чтобы избежать пролежней. Уже более 10 лет находится в этой больнице. Больница не приспособлены для лежачих пациентов. Хотел бы выезжать на коляске на улицу, но в больнице нет лифта. Помыться возможности нет, приходится обтираться мокрым полотенцем. Уверен, что в этой палате он и умрет. В палате с ним лечится от туберкулеза еще четверо неходячих пациентов.

Алексей Миронов, 68 лет. Диагноз: МЛУ ТБ. Дзержинский противотуберкулезный диспансер, январь 2011.

Работал на шахте водителем бульдозера. Второй раз лечится от туберкулёза. Жена умерла, когда второй раз попал в диспансер. Дочь привела бывшего заключённого в квартиру отца. Они каждый месяц требует пенсию отца, якобы для внука.

Другие публикации:  Молоко с медом и маслом при простуде

Александр Капустин, родился в 1956 году. Диагноз: МЛУ ТБ. Феодосийсикий противотуберкулёзный диспансер, июль 2012.

Как и где заболел туберкулезом, не знает. В 2005 году проходил флюорографию, обнаружили туберкулез. Первый раз лег на лечение в 2005 году, второй раз – 2007, потом в 2009 и в 2011 году. Первый раз не долечился до конца, вследствие чего образовалась устойчивая к лечению форма туберкулеза. В этом винит лишь себя.

Николай Добрица родился в 1957 году. Диагноз: МТБ. Новозбурьевский противотуберкулезный диспансер, август 2011.

Работал машинистом насосных установок на заводе. Как заболел, не знает. После затяжного кашля обнаружили открытую форму туберкулеза. Находится на лечении 5 месяцев. Идет на поправку, микобактерии не выделяет.

Елена Авраменко, 51 год. Херсонский противотуберкулёзный диспансер, август 2011.

Работает буфетчицей в противотуберкулезном диспансере уже 30 лет. Когда устраивалась работать в тубдиспансер, не понимала, что такое туберкулез. При СССР работать было хорошо, после развала Союза идти было некуда. За 30 лет работы в диспансере, ни разу не заболела туберкулезом.

Светлана Донецкая, 53 лет. Переболела туберкулезом. Феодосийсикий противотуберкулёзный диспансер, июль 2012.

Работала врачом. Как и где заболела туберкулезом, не знает. Находится на лечении 10 месяцев. Боится говорить знакомым и друзьям, что лечится от туберкулеза. Долгое нахождение в больнице, оправдывает выдуманным лечением опухоли из-за существующей стигмы (стереотипного отношения) к людям, переболевшим туберкулезом. Через неделю была выписана из диспансера, полностью здорова.

Николай, 54 года. Диагноз: МЛУ ТБ. Новотроицкий противотуберкулезный диспансер, 25 июля 2011.

Работал трактористом. Ухаживал три месяца за парализованным соседом, который был болен туберкулезом. После смерти соседа заболел туберкулёзом сам. Двое сыновей приезжают проведывать изредка. Получает минимальную пенсию, на которую покупает все необходимое.

Георгий Кудрявцев, родился в 1956 году. Диагноз: МЛУ ТБ. Феодосийсикий противотуберкулёзный диспансер, Июль 2012.

Оказывал услуги юриста, среди клиентов были бывшие заключённые, которые могли быть больны туберкулезом. В Украине запрещено разглашать диагноз, а также нет службы, которая контролирует бывших заключённых. Они могут свободно передвигаться по стране даже с открытой формой туберкулеза. В 2010 году летом начался сильный кашель, поднялась температура. К врачу не обращался 4 месяца, пока не стало совсем плохо. Находится на лечении третий раз. На данный момент выписывают из больницы, так как микобактерии больше не выделяет.

Константин, кличка “Салман”, 42 года. Диагноз: МЛУ ТБ + ВИЧ. Херсонский противотуберкулезный диспансер, 4 августа 2011.

В детстве его избивал отчим, пытался застрелится, но пуля прошла насквозь, оставив незрячим на правый глаз. После реанимации начал употреблять наркотики. 25 лет употреблял наркотики, дозы доходили до 5 кубов “ширки” (опиум), 2 кубов “винта” (амфетамин). Занимался доставкой мака из западной Украины. Отбыл за это наказание.

В тюрьме бросил принимать наркотики. На втором году пребывания в местах заключения поставлен диагноз – туберкулез. В туберкулезной колонии начали колоть противотуберкулезные препараты. Актировали по состоянию здоровья, четыре месяца находится на лечении в областном противотуберкулезном диспансере. Мать приходила каждый день вечером, приносила еду и лекарства. Умер 24 августа 2011.

Заключенный Геннадий, 44 года. Диагноз: МЛУ ТБ + ВИЧ. Старозбурьевская исправительная колония №7, 26 июля 2011.

Заболел в 2003 году в местах лишения свободы. В прошлом был “муркой” (блатным), разочаровавшись в воровских законах, стал “козлом” (завхозом). По его словам, мало настоящих воров осталось по зонам, а воровские законы уже никто не соблюдает. На спине наколоты всадники Апокалипсиса.

Владимир Монич, родился в 1958 году. Переболел ТБ. Феодосийсикий противотуберкулёзный диспансер, июль 2012.

Заболел туберкулезом первый раз. Находился на лечении 8 месяцев. Полностью здоров. На следующей неделе выписывают из больницы.
Источник – сайт автора.

Воздушная опасность. 5 симптомов туберкулеза

24 марта во всем мире отмечают День борьбы с туберкулезом. SPB.AIF.RU предлагает вооружиться информацией об основных симптомах этой болезни и способах избежать заражения.

24 марта – Всемирный день борьбы с туберкулезом. В романах XVIII-XIX веков (да и в начале XX века) герои и героини то и дело трагически умирали от чахотки в расцвете лет. Недаром однокоренной со словом «чахотка» глагол «чахнуть» ассоциируется с медленным печальным увяданием и происходит от того же слова, что и «исчезать». Впервые симптомы этого заболевания были описаны еще в вавилонском кодексе Хаммурапи, люди веками искали способы побороть смертельный недуг простыми средствами – солнцем, минеральной водой, сменой климата.

В 1882 году в Германии ученый Роберт Кох обнаружил возбудителя туберкулеза – сегодня эта бацилла известна как палочка Коха. Именно 24 марта он во всеуслышание объявил о своем открытии. И лишь в 20-х годах в Европе получила распространение вакцинация против туберкулеза с помощью штамма бациллы Кальметта-Герена. Сегодня прививку от туберкулеза делают в России практически всем детям в первые дни их жизни. Туберкулез многим кажется отголоском прошлого, однако опасность заразиться им по-прежнему высока.

Незаметный враг

Туберкулез – инфекционное заболевание. Чаще всего поражаются легкие, реже в процесс могут вовлекаться другие органы человека (лимфатические узлы, кожа, кости, глаза, мозг). По статистике, ежегодно около миллиарда человек инфицируются туберкулезом, 8-10 миллионов заболевают и до трех миллионов умирают от этой болезни.

В России уровень заражения туберкулезом из года в год снижается, но все-таки остается довольно высоким. В 2007 году было зарегистрировано 117 738 больных инфекцией в активной форме (82 человека на 100 тысяч населения), из них в течение года умерли около 25 тысяч человек. В 2009 году показатель упал до 105 530 случаев (74 человека на 100 тысяч).

Среди смертельных инфекционных и паразитарных заболеваний в России туберкулез лидирует – 70% умерших болели именно им.

Первые признаки

Распространено ошибочное мнение, что главный симптом туберкулеза – кровохарканье. Как правило, оно проявляется на одной из последних стадий при очень запущенной форме заболевания. Иногда туберкулез легких протекает и бессимптомно, но часто распознать инфекцию можно на ранних стадиях по неочевидным признакам.

Быстрая утомляемость и общая слабость – самые первые симптомы. Обычно на них не обращают внимания, либо считают проявлением какой-нибудь более безобидной болезни. Между тем, слабость, бледность, вялость, апатия, субфебрильная температура (около 37 °C, редко выше 38°), потливость, особенно по ночам – первые поводы для беспокойства.

Снижение или отсутствие аппетита. Как правило, больной туберкулезом теряет интерес к еде – недаром все литературные образы «чахоточных барышень» ассоциируются с худобой и бледностью. Как следствие, у зараженного человека наблюдается потеря веса.

Боли в груди – проявляются, если не озаботиться лечением на начальной стадии заболевания. Боль в груди сопутствует легочному (самому распространенному) туберкулезу. Она также сопровождается кашлем с мокротой или без, который наблюдается неделями, кровохарканьем – выделением мокроты с кровью. Характерна также одышка при небольших физических нагрузках.

Увеличенные лимфоузлы. Одна из разновидностей инфекции – туберкулез лимфатических узлов. В этом случае очаг поражения находится в лимфатической системе. Однако и при обычном туберкулезе легких у больного наблюдается увеличение лимфоузлов. Иногда при этом выявляют специфическое поражение узлов — «холодное» воспаление.

Как избежать заражения

Основным источником заражения является больной человек. В каждой капле мокроты, выделяемой при кашле, содержится до трех миллионов бацилл – возбудителей болезни. Но заразиться можно не только через воздух. Инфекция может попасть в организм при контакте с предметами обихода, которым пользовался больной человек, при употреблении немытых овощей и фруктов, сырого молока и молочных продуктов от больных туберкулезом коров.

В естественных условиях при отсутствии солнечного света туберкулезные бациллы сохраняют жизнеспособность в течение нескольких месяцев. В уличной пыли – в течение 10 дней, на страницах книг – трех месяцев, в воде – до 150 дней.

Для профилактики туберкулеза нужно избегать всех этих факторов и проветривать комнату или офис – бациллы часто кроются в пыли. Избежать заражения помогает, прежде всего, вакцинация детей и подростков, а также проба Манту, которую обычно проводят в школах.

У взрослых выявить туберкулез на ранних стадиях помогает флюорография, а избежать его – исключение наркотиков, табака и алкоголя, сбалансированное питание и умеренные физические нагрузки. Шансы заболеть возрастают в 2-4 раза у ВИЧ-положительных людей, диабетиков и заядлых курильщиков (тех, кто выкуривает 20 сигарет в день и больше).