Как получить бесплатное лечение гепатита с

Как получить бесплатное лечение гепатита с

Максиму Коновалову — 25, в этом году он заканчивает журфак. Однажды, готовясь к операции, он узнал, что у него гепатит С — заразили, считает парень, в гомельской больнице. Он был в пятом классе и тогда мало что понимал о болезни. Со временем Макс узнал, что гепатит разрушает печень, на лечение нужно 10 тысяч долларов, государство терапию не оплачивает. А в Беларуси таких больных не меньше 40 тысяч. Год назад Максим решил, что будет лечиться сам: заказал таблетки из Индии и стал принимать их каждый день. По такому же пути пошли сотни белорусов.

«Когда мне было 11 лет, мне сделали операцию на глазу, — рассказывает Макс. — Всё вроде бы закончилось хорошо, но ягодицы стали покрываться сыпью. Реакция странная, но тогда этому значения не придали. Прошел год, я готовился к ещё одной операции, уже в России. Меня проверили и обнаружили гепатит C. Первая мысль: „Всё ясно, глазное отделение гомельской больницы“. Могу только предположить, что заразили из-за плохо обработанных инструментов. Ходили разговоры, что инфицировали не только меня. Мне даже рассказали об еще одной пострадавшей, но найти ее не удалось. Дело до суда, увы, не довели».

Долгое время гепатит называли болезнью наркоманов и проституток. Но это не так. Среди пациентов довольно много молодых и перспективных людей. Заразиться можно не только через общий шприц и незащищенный секс. Подхватить вирус можно после маникюра, нанесения татуировки или даже на операционном столе. Многие годами живут с вирусом, даже не подозревая о коварной болезни. Гепатит С называют даже «ласковым убийцей».

«Поддерживала мысль, что себе я „овощем“ не нужен, другим — тем более»

«Меня заразили, когда я был в пятом классе, — говорит Максим. — И эта новость не выбила меня. Скорее, было всё равно. Я никому не говорил, только врачи и близкие были в курсе.

Лет с 15 я стал слишком много думать: а что если все-таки заболею по полной? А если умру? Не успею пожить? Я фатально избивал самооценку. Не мог принять внешность: хромота, проблемы с кожей, очки, да еще эта ерунда в крови плавает! Бывали настолько вязкие дни, что всё, дальше бить себя невыносимо. Но в этой зацикленности порой прорезался свет. Я вспоминал поездки в Италию и Германию, робкое пение на сцене и как играл на органе, а еще попытку застрять в футболе. Это подсказывало, что не такой уж я и потерянный.

Когда у тебя гепатит, вроде бы ничего не болит. Ты можешь годами ходить с этой заразой и даже не знать, что болен, пока не сдашь анализы, ну или пока болезнь не начнет себя конкретно проявлять: печень постепенно разрушается, жёлтые кожа и белки глаз, боль органов и суставов. Мне говорили, что ощущения в основном такие, но сам я до такого состояния не дошел.

Мыслей утопиться в алкоголе не было: водка убила моего отца, а я все-таки хотел жить. Я часто жалел себя, и только через много лет эту жалость уничтожил. Поддерживала мысль, что себе я „овощем“ не нужен, другим — тем более».

Кто-то 40 лет живет с гепатитом, а у кого-то через два года необратимые последствия

Гепатит С часто протекает незаметно — и для самого пациента, и для окружающих. Если бы Максима не отправили на вторую операцию, большой вопрос, когда бы он узнал про болезнь.

«Человек чувствует легкое недомогание, как при ОРВИ, могут склеры пожелтеть. Люди обычно не обращают внимания, если нет активной клинической картины. А вирус, тем временем, постепенно разрушает печень», — говорит Сергей Кульпекша, директор «Балтас Центра». Это первый частный медцентр в Беларуси, специализирующийся на лечении вирусных гепатитов.

Вирус гепатита С приводит к тому, что гибнут клетки печени, на их месте образуется рубцовая ткань — фиброз, крайняя степень проявления которого — цирроз печени, после чего орган перестает функционировать. Тогда надежда только на пересадку.

В целом при отсутствии терапии возможны два исхода — это прогрессирование фиброза и развитие цирроза с потерей функции печени и другими сопутствующими осложнениям, либо развитие гепатоцеллюлярной карциномы — рака печени. Оба варианта — летальны для пациента, поэтому хронический гепатит С нужно обязательно лечить.

Как долго можно жить с гепатитом С, вопрос индивидуальный. «У нас самой пожилой пациентке 87 лет. По ее оценке, она живет с гепатитом порядка 40 лет. Сейчас у нее третья степень фиброза печени, — отмечает собеседник. — В то же время, у нас есть клиент, который предполагает, что болен гепатитом два года, но у него уже четвертая степень фиброза». Нельзя пускать болезнь на самотек.

«Каждый второй рассказывает, что его заразили в больнице»

В Беларуси более 40 тысяч пациентов стоят на учете с гепатитом С. Но реальную картину эта цифра не отражает, многие годами не знают, что заражены. Женщины часто узнают о вирусе, когда сдают анализ при беременности (обязательная процедура), мужчины — при подготовке к плановой операции.

В соседних странах, по данным Всемирной организации здравоохранения, заражены около 2% населения, поэтому некоторые врачи считают, что и в Беларуси схожие цифры. 2% для нас — это 190 тысяч человек. Ситуация не критическая, но требует решения.

Сергей Кульпекша говорит, каждый второй пациент рассказывает, что его заразили врачи.

«Очень популярна история о том, что нас заразили медики. Но никаких доказательств обычно нет, — отмечает специалист. — Я сам работал в государственной медицине. Поверьте, система контроля за стерилизацией инструментов и предотвращения инфекции там стоит на достаточно высоком уровне. Вместе с тем, надо признать, что иногда встречается халатность. Но не в таких масштабах, как пишут на форумах».

Куда хуже обстоят дела в маникюрных салонах и тату салонах, считает собеседник.

«Кто проверяет, стерилизуют ли они материалы перед каждым клиентом? Постоянного контроля нет. Кроме того, некоторые заказывают такие услуги на дом, это самая рискованная затея».

Половой путь передачи вируса гепатита С встречается реже, чем для гепатита В (против этого вируса можно сделать прививку), но вероятность тоже есть.

Гораздо чаще люди получают вирус при внутривенном потреблении наркотиков. «Таких пациентов много, у них мы видим такие „миксы“, по три генотипа определяется сразу», — отмечает директор «Балтас Центра». И самая большая проблема, что многие из этих ребят даже не собираются лечиться и дальше распространяют вирус.

Еще одна большая группа риска — медработники. Хирурги, акушеры-гинекологи, медсестры — все они рискуют получить заболевание на работе. При этом нет никакого механизма их социальной защиты. Специалист, у которого обнаружен вирус гепатита С, чаще всего теряет профессию. И до недавнего времени для медработников даже бесплатного лечения не было.

Они слышали то же, что в свое время Максим Коновалов: «Ищите деньги на лечение».

Доктор сказал: «Не парься, полгорода с этим ходят, это не лечится»

«Мне в какой-то степени повезло: я стал носителем, а не перенес симптомы вируса, — продолжает рассказ Макс. — Раз в три месяца сдавал анализ крови для отслеживания состояния гепатита. Позже инфекционист предложила интерфероновую схему лечения (в определенное время тебе колют лекарства), лицензированную в Беларуси. Она предупредила о сильных побочных эффектах и не стойкой гарантии. Отказались в том числе из-за цены — сумма была больше 10 тысяч долларов.

Через несколько лет в клинике для взрослых доктор неформально мне сказал: „Парень, ты не парься, здесь полгорода с этим ходят, и ничего. Это не лечится. Живи с этим и всё“. После этого были консультации у других докторов, но ничего толкового.

Три года назад мне попалась рассылка о дженериках [лекарство, которое продается под непатентованным названием либо под патентованным названием, но отличающимся от фирменного названия разработчика препарата]. Я тогда подумал: чепуха, очередной спам.

А в 2016 году на форуме „Беларусь без гепатита“ стал читать истории пользователей: как их заразили, как они пугались и как нашли выход, благодаря дженерикам. Там был указан возраст пациента, наименование препарата, дата начала терапии и стадии лечения. На тот момент 143 человека победили вирус. И я подумал: в какой-то мере это оправданный риск.

Вирусная нагрузка гепатита С у меня была низкой, то есть физически ничего не болело. Печень на момент начала терапии — в норме. На последней консультации заведующий отделением Гомельской областной инфекционной клинической больницы Дмитрий Терешков предупредил, что гепатит в любой момент может проснуться, могут быть проблемы. Меня это не обрадовало. О дженериках он в курсе, но поскольку в Беларуси препарат зарегистрирован не был, наши врачи не имеют право его назначать.

Почитав тематические сайты, я понял, что большинство практикует самолечение

Я попал на представителя фармкомпании, которая делает лекарства в Индии по разработке американской биофармацевтической корпорации Gilead Sciences. Почитал отзывы и начал переписку. Девушка представилась Татьяной, консультировала меня онлайн: подсказала схему лечения, ориентируясь на генотип гепатита, степень фиброза печени и вирусную активность.

У меня был первый генотип гепатита C, без фиброза. Порекомендовали схему софосбувир + ледипасвир или софосбувир + даклатасвир. Выбрал первый вариант, хоть он и немного дороже.

Другие публикации:  Ребенок заболел ветрянкой а мама беременна

Оригиналы этих лекарств стоят по 30 тысяч долларов за упаковку. Трехмесячный курс (по упаковке на месяц) дженериков стоил 880 долларов. До последнего сомневался: не фейк ли? Печальных ситуаций хватает. Но решил рискнуть. Всего потратил около 1 320 долларов, с учетом пошлины и анализов.

В феврале 2017-го я начал пить по таблетке в день. После первой банки вирус ушел в „минус“. Приободрился: всё, как и у пациентов с форума.

18 мая я закончил курс и сделал высокоточный анализ, который показал: гепатита C нет. А 13 ноября узнал итог устойчивого вирусологического ответа: всё хорошо. Прошло полгода после завершения терапии, по этому критерию я здоров (в редакции имеются результаты анализов, подтверждающие слова героя).

Во время терапии к инфекционистам не обращался. Переписывался с представителем фармкомпании из Индии: сообщал ей результаты. Опять же, это против всех правил с точки зрения медиков.

Возможно, это отчаянный шаг — принимать таблетки самостоятельно. Но когда медики мне говорили о сложностях и безнадежности, я потерял интерес к их словам. Не спорю: есть адекватные врачи, готовые консультировать и помогать. Искать их, тратить деньги и время мне уже не хотелось. И я осознавал, что ввязался сам».

Ситуация меняется: лекарства стали доступнее, белорусов будут лечить бесплатно

Сергей Кульпекша говорит, что большинство больных знают, что такое гепатит С, но не спешат лечиться: «Они понимают, что со временем проблема даст о себе знать, но в данный момент это их сильно не беспокоит. И таких процентов 70. Чем они опасны? Тем, что могут заразить других людей. Многие не понимают, что нужно лечиться и, главное, сегодня это возможно».

Еще три года назад ситуация обстояла совсем иначе. Тогда больным предлагали интерферонную схему, о которой рассказывал и Максим Коновалов. Стоила она порядка 15 тысяч долларов, эффективность лечения была достаточно ограниченной.

«Очень долго люди находились на этой терапии. Она кому-то помогала, кому-то нет, — говорит директор „Балтас Центра“. — Сам процесс лечения был очень тяжелый. Интерфероны — это стационар, это инъекции, очень тяжелые побочные эффекты. На эту терапию немногие соглашались, все-таки 15 тысяч долларов — большая сумма».

Но потом на рынке появилась компания Gilead с амбициозной задачей за 20 лет избавить мир от гепатита С. И предложила: курс лечения — 3 месяца, раз в день принимается таблетка, эффективность выше 90%. Изначально цена была заявлена в 72 тысячи евро. Для белорусов сумма, конечно, неподъемная.

В ходе переговоров с Минздравом эта сумма была снижена в несколько раз, но оставалась по-прежнему недоступной. В этот момент Gilead дала шести компаниям в Индии патент на воспроизводство молекул препарата и право продажи во всех странах, которые сами не покрывают лицензией. И цены начала падать: с 3 тысяч долларов за курс до 300 долларов.

Тогда нашлось несколько заводов, в том числе белорусских, которые начали воспроизводство этих препаратов. «Альтернатива какая была? Вот есть Беларусь, где официально препарата нет, а есть весь мир, где эти таблетки продаются, как аспирин. И наши пациенты заказывали препараты у каких-то странных дилеров. Доктора, конечно, снимали с себя всю ответственность за использование таких препаратов. Мы не имеем право назначать лекарства, которые не зарегистрированы в Беларуси. Так что белорусские производители сильно подвинули процесс вперед».

И хотя таблетки в Индии по-прежнему стоят дешевле, Сергей Кульпекша призывает хорошо подумать, прежде чем рисковать: «В Беларуси серьезный контроль качества лекарственных средств — входной (контроль качества субстанции) и выходной (контроль качества готового препарата) — с предприятия. У нас любая партия проверяется, не дай бог у тебя запятая не там стоит. Тем более, сейчас разница в цене не критическая — курс лечения в Беларуси стоит порядка 1 тысячи долларов».

Со второй половины 2017 года белорусских пациентов начали лечить бесплатно. Но это не значит, что все больные в один день получат таблетки. Обеспечение лекарством будет поэтапным. В первую очередь, терапию получат те, кто входят в группу риска: медработники, например. Недавно Минздрав закупил несколько тысяч курсов. Но как их будут распределять, в постановлении ведомства о вопросах лекарственного обеспечения, не указано.

«С одной стороны, сегодня довольно быстро и эффективно можно вылечить гепатит. С другой стороны, люди занимаются самолечением, и это большая проблема, — считает директор „Балтас Центра“. — Когда лечение стоило 15 тысяч долларов, у пациентов не возникало идеи: пойду-ка я куплю препарат и сам пролечусь, а не поможет, так другой куплю. А сейчас на форум приходит новый человек, спрашивает: что мне делать? И ему пишут: „Тебе нужно купить то и то. У нас есть проверенный поставщик“. И некоторые покупают лекарство, как порошок от простуды. А потом раз — не вылечился».

Специалист подчеркивает: нужно здраво оценивать риски. «Есть множество ограничений по сопутствующим заболеваниям и взаимодействию с другими лекарствами. Если это не соблюдать, можно больше вреда получить, чем пользы. Например, сверху заработать лекарственный гепатит. Иногда вирус возвращается. Стоимость терапии тогда гораздо выше. В чем опасность использования непроверенных дженериков? Это может привести к тому, что сформируется устойчивость вируса к используемым молекулам препаратов. И тогда возникнет проблема, чем лечить пациентов, если стандартный курс не работает».

Несмотря на большой прорыв в лечении гепатита С, есть еще много незакрытых вопросов.

  1. Выявление вируса у пациентов. Сегодня диагностику проводят по показаниям либо сам человек может сдать анализ крови платно. Это приводит к тому, что официальная и неофициальная статика заболеваемости разнится в разы. Запущенный гепатит приводит к пересадке печени. Больше половины трансплантаций печени приходится на больных гепатитом. Стоимость одной такой операции — около 50 тысяч долларов. За эти деньги государство может вылечить несколько сотен пациентов. Чем раньше их выявят и начнут лечение, тем успешнее будет результат.
  2. Часто врачи, особенно в регионах, не знают о современных методиках лечения. В итоге больные едут в Минск из самых отдаленных уголков Беларуси, часто запуская болезнь. Очереди на УЗИ иногда растягиваются на месяцы — и это тоже проблема, потому что без полного обследования человек не может начать лечение.
  3. Нужен четкий алгоритм, кто, когда и каким образом сможет получить бесплатное лечение. Минздрав закупил несколько тысяч курсов, однако, как они будут распределяться, ведомство не поясняет.
  4. Пациентам не хватает информации. Медики говорят, что нельзя заниматься самолечением. Но люди идут в интернет, потому что не получают всю информацию именно от медиков. При подготовке данного материала мы пытались взять комментарии у нескольких инфекционистов, работающих в госучреждениях, но получили отказ.

В Беларуси несколько предприятий выпускают дженерики, препараты зарегистрированы и показали, как отмечает Минздрав, свою высокую эффективность. Но пациенты продолжают покупать таблетки у посредников, которые работают вне правового поля и, возможно, с риском для потребителей.

«Тема гепатита все еще страшная и неприятная»

Максим Коновалов говорит, что победа над гепатитом разделила жизнь на две части: прошлое и настоящее:

«Когда узнал отличный результат, испытал приятный шок. Друг меня как-то спросил: „Ну, что ты чувствуешь теперь? Что будешь делать?“ Я ответил: „Не знаю, чувак, я еще не до конца понял“.

Я не ожидал, что влияние дженериков окончательно развалит мое минорное состояние. Успех оказался стимулом. Самовнушение? Плевать, спасло же. Не знаю, зачем я так себя гнобил. У меня появилось много новых знакомых, я по-новому стал смотреть на себя, свои перспективы. Перефразирую Джона Апдайка: „Кролик бежал и успокоился“.

Тема гепатита всё еще неприятная, страшная. Не каждый признается. Определенная гарантия в терапии помогла мне решиться рассказать об этом в соцсетях. Не получилось бы — всё равно бы сообщил. Хочется, чтобы люди с гепатитом открыто говорили о нем, потому что он не опасен. Да и вообще, не только в гепатите дело. Страх в обществе отравляет. Каждый достоин принятия, а понимаешь это только через свои страдания».

«Имена» работают на деньги читателей. Вы оформляете подписку на 3, 5, 10 рублей в месяц или делаете разовый платеж, а мы находим новые истории и помогаем еще большему количеству людей. Выберите удобный способ перевода — здесь. «Имена» — для читателей, читатели — для «Имен»!

Поделитесь этой историей в социальных сетях

Пациенты с гепатитом С по-старому лечиться не хотят, по-новому — не могут

Читайте также

К сентябрю в России ждут еще один препарат, который подходит для лечения гепатита С всех типов. Но, как показывает практика, доступ к нему получат далеко не все. Пациентам и врачам остается только ждать, когда производители современных антивирусных лекарств снизят цены или российские компании начнут производить дешевые аналоги.

На какое лечение можно (не) рассчитывать при гепатите С

Существует несколько генотипов вируса гепатита С. Поэтому для лечения этого заболевания применялись разные интерфероны с рибаверином. Курс лечения длится от 24 до 48 недель и сопровождается тяжелыми побочными эффектами. При этом избавления от инфекции достигали 50-70% пациентов, в зависимости от генотипа вируса. Совсем недавно появились противовирусные препараты прямого действия для самого распространенного в России I генотипа — курс лечения ими составляет от 8 до 24 недель, а эффективность достигает 95-98%. Стоимость такого лечения начинается от 500 тысяч рублей и может превышать 1 миллион. Пациенты же с II и III генотипом по-прежнему были вынуждены лечиться интерферонами с рибаверином.

Но в 2016 году в России появился препарат, который подходит для всех генотипов вируса гепатита (пангеномный) — софосбувир. Он используется в комбинации с даклатасвиром. По данным Коалиции по готовности к лечению, в среднем стоимость такого курса на 12 недель в России составляет примерно 900 тысяч рублей, потому что компания-производитель препарата не идет на снижение цены. Софосбувир не входит в список жизненно необходимых, а потому закупаться может только по региональным программам. В Петербурге, как рассказал главный специалист комздрава по вопросам диагностики и лечения ВИЧ Денис Гусев, такое лечение получают очень немногие пациенты. А даклатасвир, по его словам, производитель скоро и вовсе отзовет с рынка.

Однако в апреле в России зарегистрирован еще один препарат для всех подтипов гепатита — комбинированный. Препарат глекапревир/пибрентасвир («Мавирет») предполагает курс лечения одной таблеткой. Это тоже безинтерфероновая терапия, рассчитанная на 8 недель. Как рассказал Денис Гусев, сейчас проходит сертификация первой партии этого препарата — по словам производителей, он должен появиться в России к сентябрю, а стоимость составит примерно 300 тысяч рублей за месяц терапии.

Противовирусные препараты нового поколения позволяют избавить пациентов с гепатитом С от болезни и остановить распространение вируса, в отличие от ненадежного и травмирующего лечения интерферонами. Но несмотря на современные возможности, больницы не отказываются от интерфероновых схем лечения.

— По федеральной льготе закупаются интерфероны, и они используются для лечения гепатитов С в других регионах, — говорит главврач Городской клинической инфекционной больницы им. Боткина Алексей Яковлев. — Но многие пациенты отказываются, даже если лечение бесплатное. В Петербурге уже перешли на безинтерфероновые схемы лечения — 90% средств по городской программе тратится на них.

Как лечат гепатит С в городе с самой высокой заболеваемостью

Уже не первый год Петербург возглавляет антирейтинг по заболеваемости гепатитом. Специалисты объясняют это высоким охватом диагностики. Таким же охватом в лечении этих пациентов город похвастаться не может.

По данным регионального Роспотребнадзора, ежегодно в Петербурге регистрируется около 4,5 тысяч новых случаев хронического гепатита С. Как рассказал Алексей Яковлев, сейчас с этим диагнозом живут от 50 до 80 тысяч петербуржцев (среди них и те, кто имеет антитела но не имеет вируса, и те, кто прошел терапию). В больнице им. Боткина и Центре СПИДа с гепатитом С состоят на учете и нуждаются в терапии около 10 тысяч человек. У трети из них — уже последние стадии цирроза печени, а значит, долгое ожидание лечения для них равносильно смерти.

— Лечить гепатит С надо, как и ВИЧ, с момента выявления, — говорит Алексей Яковлев. — Когда еще не происходят изменения в печени. А лечение при циррозе — это лишь попытки продлить жизнь. Но чтобы обеспечить терапией всех с момента выявления вируса в организме, нужно гораздо больше лекарств.

То есть больше денег. Сейчас, согласно отчету Коалиции по готовности к лечению о закупках препаратов для лечения гепатита С, доля федерального бюджета (закупки Минздрава РФ) в прошлом году составила лишь 7% от всех средств, затраченных на препараты для лечения гепатита С.

В 2017 году в 42 субъектах РФ закупки препаратов для лечения вирусного гепатита С проводились на средства ОМС. Препараты прямого действия, включая препараты вне перечня жизненно важных (ЖНВЛП), за средства ОМС закупались в 31 субъекте РФ. В 34 регионах закупался пегилированный интерферон. В большинстве случаев закупки препаратов за счет ОМС проводятся инфекционными, клиническими больницами и региональными центрами СПИД.

Основная нагрузка в терапии пациентов с гепатитами ложится на регионы. В Петербурге получить льготное лечение тоже можно, но очень небольшому числу нуждающихся в нем.

— В Петербурге ежегодно принимается городская программа по лечению ВИЧ и гепатитов, в которой на лечение гепатитов выделяется около 100 млн рублей в год. Она позволяет закупать новые препараты, не входящие в перечень жизненно необходимых. Прежде всего, мы закупаем безинтерфероновые препараты, — рассказал Денис Гусев. — Еще есть региональная программа льготного лекарственного обеспечения, по которой пациент оплачивает 50% стоимости лекарства — она действует на условиях софинанирования. На нее тоже ежегодно выделяется около 100-120 млн рублей.

В основном на бесплатное лечение гепатита С могут рассчитывать пациенты, у которых высокая степень фиброза (III или IV) либо гепатит сочетается с циррозом печени или ВИЧ. Как ранее писал «Доктор Питер», в прошлом году в приоритете на лечение софосбувиром были медики — самый дорогой препарат закупили для лечения врачей с III генотипом гепатита С, заразившихся на работе. Всего терапию, по словам Алексея Яковлева, получают только около 200 петербуржцев в год.

В России число зараженных гепатитом С может достигать 5,8 млн человек. В 2017 году менее 0,2% из них получили лечение. Согласно отчету о закупках препаратов для лечения гепатита С в России за 2017 год, препаратами были обеспечены 9661 пациент — это в 13 раз меньше, чем нужно для остановки распространения заболевания. Сколько пациентов лечатся за свой счет, посчитать невозможно.

— Хронические гепатиты становятся причиной смерти не менее 300 петербуржцев в год, говорит Алексей Яковлев. — Они занимают одно из ведущих мест по смертности от инфекционных заболеваний, уступая лишь ВИЧ/СПИДу.

— Точного числа умерших от гепатита мы не знаем, — говорит Денис Гусев. — Но, например, среди причин смерти от ВИЧ, не связанных с самой инфекцией, заболевания печени вышли на первое место. Все чаще пациенты попадают в больницы не по поводу ВИЧ, а из-за цирроза. То есть пациент получает антиретровирусную терапию (АРВТ, снижающую размножение вируса иммунодефицита), но при этом погибает от гепатита С.

В ожидании чуда

Учитывая, что программы охватывают очень малую часть пациентов, а в клиниках до сих пор предлагают терапию интерфероновыми схемами, пациенты вынуждены самостоятельно оплачивать лечение — как одобренными в России препаратами, курс которых достигает миллиона рублей, так и дженериками, приобретенными в Индии, Бангладеш, Египте и других странах. Курс такого лечения может стоить от 14 тысяч рублей.

— Разница в цене между оригинальными препаратами и дженериками толкает людей на покупку дженериков — они дешевле зарегистрированных в России препаратов в десятки раз, — говорит главврач больницы Боткина. — Медицинское учреждение не может отказать в сопровождении пациенту, который самостоятельно выбрал дженерики, но тем не менее врачи стараются рекомендовать зарегистрированные схемы лечения. При этом понимаем, что выполнение программы по ликвидации гепатита С при существующих ценах на современные лекарства нереально. Врачи ждут появления лекарств по доступным ценам.

Как говорят специалисты, возможные решения проблемы — просить у отечечествнных фармкомпаний создания аналогов по доступным ценам, либо ждать снижения стоимости от зарубежных производителей. Так, по их словам, произошло с препаратами для терапии при гепатите В — из-за заполонивших рынок дженериков компания снизила цену на тенофовир с 7,5 тысяч до ста рублей. Благодаря этому в следующем году в Петербурге планируют охватить всех нуждающихся в лечении. Как писал «Доктор Питер», в прошлом году пациенты с гепатитом В жаловались на перебои с этим лекарством и просили увеличить объем закупаемого препарата.

От Минздрава же предложений по решению проблемы с хроническими гепатитами пока нет. Еще в 2016 году ВОЗ приняла Глобальную стратегию сектора здравоохранения по вирусному гепатиту на 2016-2022 годы, цель которой — ликвидация эпидемии гепатита к 2030 году путем снижения новых случаев на 90%. Документ подписали все страны-участницы, включая Россию. Пациентские организации не первый год призывают правительство принять Национальную стратегию борьбы с вирусными гепатитами, однако пока общение с чиновниками больше напоминает игру в пинг-понг: запрос — ответ. Последний раз в Минздраве ответили, что «в условиях сложившейся эпидемиологической ситуации по вирусным гепатитам и с учетом наличия факторов, способствующих поддержанию социальной проблемы вирусных гепатитов, Министерством здравоохранения Российской Федерации организована работа по формированию мер, направленных на борьбу с социально значимыми инфекционными заболеваниями, в том числе с вирусными гепатитами». Какие это будут меры, еще не известно.

Выход у пациентов только один — ждать. Когда Минздрав разработает федеральную программу по борьбе с заболеванием, когда снизится стоимость оригинальных лекарств для современного эффективного лечения, когда в России начнут производить доступные по цене дженерики.

Бесплатное лечение гепатита С в России

Первый вопрос, которым задается пациент, узнав, сколько стоит курс лечения современными лекарствами (стоимость может доходить до миллиона рублей) – лечат ли гепатит С в России бесплатно?

Бесплатное лечение гепатита С получить можно быстрее, если больной относится к одной из следующих категорий:

  • инвалиды, участники боевых действий;
  • лица, употребляющие сильные наркотические вещества, в первую очередь инъекционно, но только те, кто полностью отказался от употребления наркотиков;
  • пациенты с низким уровнем дохода, что подтверждено документами из соответствующих государственных органов;
  • при повышенной вирусной нагрузке, при наличии коинфекции с ВИЧ-инфекцией, фиброза на последних стадиях прогрессирования, чем больше вирус разрушил организм, тем больше получить шанс проходить терапию бесплатно.

Бесплатная программа лечения гепатитов существует на региональном уровне, стать ее участником сложно, но возможно. Участником этой программы может стать пациент, отвечающий следующим критериям:

  1. возраст 18-65 лет;
  2. в крови выявлено наличие вируса гепатита С;
  3. в ходе биопсии или эластометрии, проведенной за год до начала лечения, выявлен фиброз начиная от стадии Ф2;
  4. беременность должна быть исключена;
  5. нет склонности к депрессии и тяжелых психических расстройств в анамнезе;
  6. не имеющим серьезных противопоказаний.

Однако существуют минусы такой терапии, к ним можно отнести:

  • Проведение бесплатного лечения гепатита С осуществляется в основном при помощи интерферона (пегинтерферона) в сочетании с рибавирином.
  • Интерфероновая схема – это терапия, занимающая не один год, и в итоге от вируса гепатита С полностью избавиться может и не удастся.
  • Необходимо собрать большой пакет документов, и ожидать, пока дойдет очередь – а это упущенное время, оно в дальнейшем может привести к необратимым изменениям в организме.

Как получить бесплатное лечение гепатита С

Алгоритм действий по получению бесплатного лечения гепатита Ц можно представить в виде нескольких шагов:

  1. Первоначальная консультация у врача-инфекциониста (при отсутствии у участкового) в обычной поликлинике по месту жительства. Он должен выписать направление на лечение в гепатологический центр.
  2. В центре проводится более детальное обследование. По итогам всех пройденных исследований комиссия, состоящая из нескольких врачей (консилиум), выносит решение по конкретному пациенту, будут ли лечить гепатит бесплатно.
  3. В случае получения отказа можно попробовать принять участие в клинических испытаниях новейших методик лечения на территории России. Информацию о всех испытаниях можно найти на сайте Ассоциации организации по клиническим исследованиям , там есть полная и достоверная информация по всем вопросам.
  4. Даже в случае отказа нужно постоянно наблюдаться у специалистов, чтобы в случае ухудшения ситуации иметь возможность вновь обратиться за бесплатным лечением гепатита С.

В целом, если оценивать уровень предоставления терапии за счет бюджетных средств, то вылечить гепатит навсегда бесплатно крайне сложно, так как зачастую используются схемы терапии и препараты, которые давно не применяются в мировой практике.

Интерфероновые схемы официально признаны неэффективными, ВОЗ с февраля 2016 года рекомендует отказаться от них в пользу препаратов прямого противовирусного действия.

Вывод: пока лечение гепатита С, предоставляемое бесплатно в 2018 году, оставляет желать лучшего, а многие врачи вообще не знают о том, что есть препараты прямого противовирусного действия.

Самостоятельное лечение

По причине того что то, чем лечат гепатит С (перечень препаратов) по бесплатной программе, только может ухудшить общее состояние пациента и драгоценное время будет упущено, многие пациенты предпочитают самостоятельную терапию.

Выглядеть на практике такая схема может по-разному. Можно выделить несколько основных нюансов такого лечения:

  1. Больной читает отзывы о бесплатном лечении гепатита С в Интернете и понимает, что оно будет длительным, а главное – может быть получен нулевой результат, потеряно время. Кроме этого, все побочные эффекты испытаны в полной мере, что не лучшим образом сказывается на здоровье всех органов и систем в дальнейшем.
  2. Пишет отказ от лечения своему врачу – о полной ответственности в случае каких-то негативных последствий.
  3. Консультируется со своим или частным специалистом по схеме терапии, все это можно отнести к «серому» лечению. По закону врач не имеет право назначать конкретный дженерик, если он не лицензирован в РФ, в этом случае выписывается рецепт с указанием названия действующего вещества.
  4. Ряд пациентов выходят на официальные представительства фармацевтических компаний Индии, таких как Zydus Heptiza. Получает полную консультацию онлайн, ему советуют схему терапии в зависимости от генотипа гепатита и сопутствующих заболеваний. Индийские дженерики считаются одними из самых эффективных.
  5. Покупает препараты сам, не надеясь на получение бесплатного лечения гепатита С в России. Нужно постараться купить прямые противовирусные препараты (Софосбувир, Даклатасвир, Велпатасвир) максимально безопасно для своего кошелька и здоровья.

Лечение прямыми противовирусными средствами помогает полностью избавиться от вируса в течение 3 или 6 месяцев, с 97% гарантией успеха и минимальными негативными побочными действиями от воздействия препаратов.

Перспективы бесплатного лечения гепатита С в 2019 году

Еще в 2016 году вопрос по лечению гепатита С дженериками поднимался на уровне Президента РФ. Путин дал обещание провести анализ юридической стороны вопроса предоставления лицензий на производство российских дженериков.

В настоящее время в этом направлении ведутся работы. В сентябре 2018 года компания «Р-Фарм» заключила договор с Gilead Sciences о начале производства Софосбувира (Sovaldi) в условиях собственного производства на территории России. Однако, стоимость данного препарата по предварительным оценкам не будет дешевой, так как РФ отнесена по классификации Всемирного банка к странам с высоким или средним уровнем дохода. Сделав нехитрые подсчеты выходим на стоимость в 18 тысяч долларов за курс лечения Софосбувиром и Даклатасвиром.

Поэтому, к сожалению, в целом ожидать кардинального изменения в области бесплатного лечения прямыми противовирусными препаратами в России не стоит.

Деньги из региональных бюджетов выделяться будут, но так как интерферон стоит дешевле, то на те же средства будут лечить большее количество пациентов, пусть и не очень результативно. Поэтому пациенты должны делать выбор – либо ждать получения бесплатного и мало эффективного лечения (что признает ВОЗ), или заплатить пусть и круглую сумму, но стать полностью здоровым человеком.

Как вылечиться от гепатита C навсегда?

Препараты нового поколения Софосбувир и Даклатасвир, а также Велпатасвир, Ледипасвир способны с 98-100% вероятностью навсегда излечить вас от гепатита C. Современные лекарства можно приобрести в России у официального представителя индийской фармкомпании Zydus Heptiza.

Получите бесплатную консультацию по применению новейших препаратов и узнайте о способах приобретения на официальном сайте поставщика Zydus в России. Читать далее. >>

Как получить бесплатное лечение гепатита с

Межрегиональная общественная организация
содействия пациентам с вирусными гепатитами

Наши партнеры

Горячая линия для онкобольных

Горячая линия юридической помощи

По будням с 13:00-17:00 мск.

Получить бесплатное лечение в России сложно, но можно. Единой федеральной программы нет. Действуют региональные. Условия предоставления лечения и список применяемых препаратов различается, но общие моменты есть. Здесь приведен приблизительный алгоритм.

Никто не гарантирует, что вы немедленно получите бесплатную безинтерфероновую терапию гепатита, но если ничего не делать — шансов вообще ноль.

Ситуация с лечением гепатитов постепенно меняется. Все больше регионов выделяют деньги на закупку безинтерфероновых схем. Но если вы не будете наблюдаться в региональном гепатологическом центре, врачи просто не будут знать, что вам нужна терапия. Поэтому нужно потратить время и совершить три простых шага.

Шаг №1: Получить направление в региональный гепатологический центр

Для этого нужно попасть на прием врача-инфекциониста в своей поликлинике, пройти обследование и получить первичный диагноз. В некоторых поликлиниках инфекциониста нет, тогда направление нужно просить сразу у участкового терапевта. В роли гепатологических центров часто выступают Центры СПИДа и Районные инфекционные больницы.

Направление должно выдаваться в письменной форме на специальном бланке. В случае отказа можно запросить это направление письменным заявлением на имя главного врача поликлиники.

Шаг №2:Пройти углубленное обследование

С направлением, полученным на первом шаге и результатами первичного обследования обращаетесь в гепатологический центр. При необходимости, вам назначат дополнительные исслеования, включающие биохимию крови, эластографию печени и пр.

К сожалению, далеко не все анализы покрываются программой госгарантий и за некоторые придется заплатить. В каждом регионе свой список анализов, которые входят в программу Обязательного медицинского страхования — поэтому сразу уточните у врача, за что придется заплатить, какие анализы в принципе можно не делать или подойдут, сделанные ранее.

По результатам обследования врачебная комиссия примет решение назначить вам терапию или отложить. К сожалению, даже в самых благополучных регионах лечением обеспечиваются как правило пациенты с продвинутым фиброзом (F3/F4) и высокой вирусной активностью (повышенные печеночные показатели). При отсутствии дополнительных показаний (коинфекции, инвалидности и пр.), пациентов с F0/F2 обычно просят подождать, благо в большинстве случаев развитие фиброза происходит достаточно медленно.

Но ситуация постепенно меняется. И если вам отказали в немедленном лечении, важно делать третий шаг.

Шаг №3: Наблюдаться у врача

Информация о всех пациентах заносится в специальный регистр, который используется для планирования закупок лекарств. Если вы не будете регулярно приходить к врачу, он просто не будет знать, что вам еще нужно лечение и на вас тоже нужно заказывать препараты.

Чем в России лечат гепатит в рамках региональных программ?

Как и с анализами, набор препаратов, применяемых для лечения гепатита в каждом регионе свой.

Базово, везде можно рассчитывать на стандартную 48 недельную терапию интерфероном и рибавирином. Но в некоторых регионах применяют и трехкомпонентную терапию с добавлением к интерферону и рибавирину препарата прямого противовирусного действия, а также безинтерфероновую терапию. При этом государственные закупки препаратов прямого противовирусного действия увеличиваются и будут расти дальше. Все больше регионов выделяет средства на программы лечения гепатитов. Шанс получить бесплатную терапию гепатита есть. Возможно, не сразу, но в ближайшее время.

Важно регулярно приходить на прием в региональный гепатологический центр.