Как определяется синдром дауна на узи

Признаки синдрома Дауна при беременности

Синдром Дауна – генетическая патология, обусловленная появлением в геноме человека 47 хромосомы. Благодаря современной медицине выявить заболевание можно еще на стадии вынашивания ребенка. Определение синдрома Дауна при беременности представляет собой комплекс исследований. Он включает в себя анализы крови, УЗИ, инвазивный или неинвазивный анализ ДНК плода.

Появление 47 хромосомы у плода для матери остается незаметным до момента проведения УЗИ и лабораторных исследований. Риск родить ребенка с синдромом Дауна высок у женщин старше 30 лет. Статистика показывает, что чем старше беременная, тем выше вероятность рождения больного малыша.

В последнее время участились случаи выявления синдрома Дауна у ранее нерожавших женщин моложе 29 лет. Это связано с генетической предрасположенностью к заболеванию, а также возрастом отца ребенка. У 40–45-летних мужчин выше риск зачать больного малыша, чем у более молодых.

Из всех детей с таким заболеванием в семьях остаются лишь 6%, 94% — отказники.

Как определить синдром Дауна при беременности? Для этого нужно обратиться к гинекологу и генетику. Для выявления заболевания специалисты назначают следующую диагностику:

  • УЗИ;
  • анализ крови на гормоны;
  • инвазивный и неинвазивный анализ на ДНК ребенка.

В основном назначают комплексную диагностику для получения точного результата. Исследования помогают выявить следующие признаки синдрома Дауна при беременности:

  • Аномалии в развитии ребенка;
  • утолщение воротникового пространства плода – показатель свыше 3 мм.;
  • недоразвитость носовой кости плода;
  • повышение уровня ХГЧ (гормона, вырабатывающегося плацентой после прикрепления плодного яйца) – показатель выше 2 МоМ;
  • понижение показателя альфа фетопротеина в крови беременной женщины ниже 0,5 МоМ.

Ультразвуковое исследование в первом и втором триместре беременности (на 12–13, 16–18 неделе) помогает выявить патологии в развитии ребенка. Первое, на что обращает внимание врач, — развитие носовой кости плода, его сердцебиение, изменение размеров органов мочевыделительной системы, развитие верхней челюсти, бедренных и плечевых костей.

Если какой-либо из показателей отклоняется от нормы, то риск рождения больного малыша возрастает. Но до момента родов остается шанс выносить здорового ребенка, так как УЗИ не дает 100% точный результат, и только на него опираться не следует.

Кровь на уровень женских гормонов, альфа фетопротеина и ХГЧ дает приблизительный результат, потому врачи используют анализы совместно с УЗИ. Когда лабораторные исследования и УЗИ подтверждают опасения, беременной назначают инвазивные анализы на ДНК ребенка.

Под этим понятием скрываются 2 вида исследований: амниоцентез и биопсию плаценты (хориона).

Такие исследования назначают только в крайнем случае, они проводятся в стерильных условиях стационара, под контролем УЗИ, чтобы избежать травмы плода.

При амниоцентезе производится забор околоплодных вод длинной иглой, а при биопсии на анализ берется образец плаценты. Точность анализов – 80–90%.

Самым безопасным тестом на синдром Дауна считается неинвазивный пренатальный тест (НИПТ). Он представляет собой обычный анализ венозной крови, результат которого получают спустя 14 дней с момента сдачи.

Синдром Дауна неизлечим. Единственное, что назначают врачи – лечение сопутствующих недугу заболеваний. Дети с синдромом Дауна редко рождаются жизнеспособными, а для беременных женщин законодательством предусмотрено прерывание беременности после подтверждения диагноза. В любом случае выбор остается за будущими родителями.

Давайте не будем искать у эмбрионов синдром Дауна! ©

Какие дети нужны обществу?

Какие дети нужны обществу?

К цитате, заявленной в заголовке этого поста, сводится суть претензий Международных организаций, занимающихся поддержкой людей с диагнозом «синдром Дауна». Расскажу подробнее.

Всем известно, что синдром Дауна — наиболее распространенная хромосомная мутация из совместимых с жизнью. При ней у зародыша вместо пары двадцать первых хромосом обнаруживается три таких «икса». Иногда причиной заболевания становится неправильное «срастание» хромосом — так называемая робертсоновская транслокация. Итог один — ребенок рождается с определенным набором характерных черт, которые в ряде случаев несовместимы с жизнью (речь идет о грубых пороках развития внутренних органов), при ином стечении обстоятельств они усложняют развитие и социализацию больного малыша.

Самые распространенные нарушения в развитии при синдроме Дауна — мышечная слабость, катаракта, врожденный порок сердца, косоглазие, нарушения строения кишечника и ряд особенностей строения черепа и конечностей, вследствие чего тело ребенка приобретает характерные черты. Это и так называемый монголоидный разрез глаз, и большой язык, и короткие пальцы, и килевидная грудная клетка. Вовсе не обязательно, что у малыша с синдромом Дауна обязательно проявляются все эти признаки. Многое зависит от конкретного вида мутации, приведшего к развитию синдрома. А качество будущей жизни во многом определяется участием родителей в судьбе ребенка — всевозможными лечебными и реабилитационными мероприятиями.

История уже знает немало случаев, когда люди с синдромом Дауна с успехом заканчивали университеты, становились артистами и заводили собственные семьи. Но, к сожалению, жизнь большинства детей с таким диагнозом коротка и сложна — как по причине плохой организации помощи больным, так и в силу сохраняющегося в обществе предубеждения против данного заболевания (в большинстве случаев матери отказываются от детей с синдромом Дауна еще в роддоме).

Разумеется, диагностика синдрома Дауна сегодня проводится во время беременности во всех цивилизованных странах. Согласно законодательству многих государств (в том числе и нашего), женщина, у плода которой выявлены признаки этого заболевания, имеет право на медицинский аборт вплоть до поздних сроков беременности. Так каждая женщина проходит УЗИ в каждый из триместров. При высоком риске возникновения синдрома Дауна у плода возможно проведение одной из инвазивных диагностических процедур (на сроке от 17 до 22 недель): исследование околоплодной жидкости, взятой при помощи тонкой иглы (амниоцентез) или анализ пробы ворсинчатого хориона, образцы которого также получают с использованием иглы или пластиковой трубки. Обе процедуры в одном проценте случаев приводят к выкидышу, но примерно с 95 процентной вероятностью позволяют выявить синдром Дауна у плода.

И вот недавно немецкая компания LifeCodexx разработала неинвазивный тест, позволяющий в 95 % случаев выявить синдром Дауна у плода в первом триместре беременности. Он заключается в двух процедурах — проведении УЗИ эмбриона и взятии образца крови матери, который наносится на специальную тест-полоску. Ультразвуковое исследование дает оценку показатели проницаемости шейной складки, а также наличие или отсутствие у эмбриона носовой кости (типичные признаки синдрома Дауна на этом сроке беременности). Тест же, получивший название PrenaTest, оценивает геном плода по его ДНК, циркулирующей в крови матери. Таким образом, новое исследование позволяет избежать проведения амниоцентеза или биопсии хориона, а также поздних абортов (в случае, если при получении положительного результата женщина примет решение прервать беременность).

В Швейцарии, Германии и Австрии врачи с оптимизмом встретили эту инновацию. Некоторые страховые компании даже предложили включить ее в обязательный комплекс процедур для беременных женщин. но неожиданным противником процедуры выступило сообщество международных организаций, поддерживающих людей с синдромом Дауна. Оно подало иск в Европейский суд по правам человека на компанию-производителя PrenaTest’а. Таким образом, 30 ассоциаций из 16 стран заявили, что Страсбургский суд должен «защитить право людей с синдромом Дауна на существование».

Нет слов, как говорится. Непонятно пока, чем кончится эта история, но само ее существование заставляет задуматься над нашими глобальными перспективами. Мутации — несомненно, двигатель эволюционного прогресса, когда они наделяют биологический вид качествами, помогающими ему лучше приспосабливаться к жизни в изменяющейся экологической обстановке. Те мутации, которые случайным образом снижают жизнеспособность особи, природа элиминирует — отсюда и самопроизвольные аборты, и ранняя смертность при отсутствии медицинской помощи (законы едины и для животных, и для человека). Разумеется, социальная сущность рода человеческого позволяет вмешиваться в законы природы — именно благодаря этому жизнь всех «нестандартных» и изначально неприспособленных к существованию детей продолжается — на радость их самим и их родителям (хорошо, когда все так складывается). Но! С какой моральной, этической, биологической. да какой угодно позиции можно рассматривать стремление сохранять жизнь абсолютно всем зародышам, вне зависимости от их жизнеспособности? Противники любых видов искусственного прерывания беременности вопят об «абортной евгенике» — нельзя, мол, вмешиваться в естественный ход вещей! Но что мы получим в итоге? Какое общество.

Вопрос сложный. Дискутировать можно до бесконечности. Я свою позицию уже высказывала, и за прошедшие месяцы она совершенно не изменилась. Но в истории с этим иском в Европейский суд меня возмущает другое. Новая методика позволяет избежать опасных — с точки зрения осложнений — методик диагностики на поздних сроках. То есть, даже закрывая глаза на синдром Дауна, она попросту спасает жизнь какому-то проценту детей (в том числе и здоровых). Неужели такое важное изобретение может стать причиной для судебных тяжб? Странная, странная жизнь.

УЗИ и скрининги – не гарантия. Ему суждено было родиться у нас

Четвертый сын – ребенок с синдромом Дауна, с пороком сердца и без попы

Хочу рассказать о своем сынуле Максимке. Максим у нас четвертый сын. Если честно, никогда раньше не подумала бы, что у меня будет четверо детей. Но когда третий ребенок и опять мальчик, уже не отрицала возможности родить еще малыша. Я, конечно же, мечтаю о дочери. И сейчас мечтаю. Но.

Узнала я о беременности Максимом в то время, когда с мужем мы переживали очень непростые времена. Кризис был серьезный в отношениях, разговаривали о разводе. Но когда мы поняли, что не хотим терять друг друга, решили быть вместе, отношения у нас стали еще трепетнее, чем раньше.

И спустя короткое время я понимаю, что беременна. Я была счастлива! Почему-то я была уверена, что наконец-то у нас будет дочка. Особенно после всех пройденных испытаний! Когда сообщила мужу — он тоже был рад. Даже какой-то растерянный был, смешной.

Начали придумывать имя для девочки, штудировать интернет. Выбрали имя Полина. И вот ровно до 20 недель я была уверена, что у меня в животике растет дочка Полина. Естественно, я встала на учет в жк в 6 недель беременности. Сдавала все анализы, скрининги, УЗИ и т.д.

Мне было очень легко ходить эту беременность (за исключением первых нескольких недель — токсикоз помучал). Даже на последних неделях я ходила на работу (по собственному желанию и договоренности с работодателем). Я даже не ходила — летала. Я была очень счастливой будущей мамой.

В 20 недель беременности на УЗИ мне сказали, что у нас снова будет мальчик. Мальчик. Сын. Я не буду врать, что не расстроилась. Расстроилась. Даже обидно как-то было — почему у многих есть дочки, а у меня в четвертый (. ) раз — сын. На улице если видела маленьких девочек, даже плакала порой.

Продолжалось такое состояние примерно пару недель. Потом отпустило. Я приняла своего ребенка, хотя я его и не отвергала, просто приняла, что у нас будет еще один сыночек — любимый, желанный. Возник спор: как назвать мальчика? Мы не могли договориться, на помощь пришли наши старшие сыновья. Они достаточно взрослые уже — 13, 12 и 6 лет. И вот они сами решили, что братика будут звать Максим. Мы с мужем согласились.

Другие публикации:  Можно ли заразить простудой

И вот я в предвкушении хожу по магазинам, покупаю всякие вещички, улыбаюсь каждому дню и жду появления своего четвертого сыночка. 1 июля у меня было 40 недель. Утром как всегда — на работу, провела сделку и домой. Вечером муж отпросился поехать к другу посмотреть футбол. Машину оставил мне «на всякий случай». Какой случай, говорила я, у меня никаких предвестников, чувствую себя хорошо. Дети смотрят мультики, я лежу, читаю. А потом началось.

Резко заболел правый бок. Так, что я не могла выпрямиться. Как будто ударили сильно. Я потихоньку растирала и ждала, что отпустит, ведь живот не болел. Но боль усиливалась, и я решила ехать в больницу, взяв с собой старшего сына в помощь. Муж сказал — вызывай скорую, а я приеду на такси. Но это было бы долго, т.к. мы были на даче. Быстрее я поехала в больницу, по дороге захватили мужа с другом, он сменил меня за рулем, т.к. я уже была в невменяемом состоянии от боли, и они повезли меня в роддом.

Там врачи приняли меня, но сказали, что открытие всего 2 пальца и можно даже ехать домой еще. Но увидев, как я загибаюсь от боли, все-таки положили меня. Третьего сына я родила за 4,5 часа, и в этот раз все могло быть быстро, и я врача просила никуда не уходить, т.к. уже был первый час ночи. Врач делала КТГ и говорила, что процесс идет, раскрытие хорошее уже.

Потом врачу не понравилось сердцебиение ребенка, начали лекарствами колоть. Но ничего не помогало. Мне сказали, что надо готовиться к операции. Я, конечно же, согласилась. Меня тут же отвезли в операционную, дали эпидуралку. Но я чувствовала, как мне резали живот, и кричала от боли, и мне сделал общий наркоз.

Очнулась я и не поняла, где я и что со мной. Вижу — шторка и разговор за ней. Меня всю трясет. Понимаю, что и как. Думала, что отключилась на секунду. Тут меня спрашивают: про ребенка спросишь? А я не пойму — плач не слышу, думала, что еще не достали (старших всех сама рожала и не знала как и что). Говорю: что, уже? Мальчик? — Да, мальчик, 3120, 50 см. — А где он? — В реанимацию тебя отвезем и принесут. Тут слышу голос: с каждым разом все хуже у тебя, больше не приходи. Думала, что так сказали, т.к. раньше сама рожала, а тут резать пришлось.

Реанимация. Лежу, думаю, что все, мучения закончились, сейчас я увижу сынулю, и все будет хорошо. Приносят сыночка. Я счастлива, рассматриваю его, приложили к груди. И тут врач произносит: «Посмотрите на него внимательно, вы видите?». У меня все ухнуло вниз. Что? Что случилось? Почему-то решила, что не хватает пальчика какого-то. «Мы подозреваем у вашего сына синдром Дауна. » — слова прозвучали как гром.

Как? Как такое может быть? Нет! «Но он ведь все равно ваш. «, — конечно наш, чей же еще? «И потом, возможно ничего не подтвердится». И уходит с ним. А я остаюсь одна, ночью в реанимации. Зашла медсестра, прошу ее принести мой телефон (он остался в предродовой), чтобы сообщить мужу. Она говорит: ты спи, утром позвонишь. И выключает свет. Спать? Как я могла уснуть после этого?

Я не знаю, как я дожила до утра. Примерно в 6 утра мне принесли телефон, я звоню мужу, рассказываю. Он говорит: успокойся, сейчас съезжу в больницу и все узнаю, может, ты после наркоза что не поняла. Как я надеялась тогда на это!

Чуда не произошло. Нам подтвердили, что у нашего сына подозревают синдром Дауна. Как такое могло произойти, учитывая, что я проходила все анализы, УЗИ, скрининги в срок, ни разу даже сомнений никаких не было — все было отлично! Я была уверена, что рожу здорового малыша!

Перевели в палату. Ребенка не принесли, сказали, что я много лекарств получила и принесут ребенка на следующее утро. Слезы, истерика, молитвы. Вечером пришла детский врач и сообщила, что у ребенка нет попы. Как? Что? Оказалось, что ребенок почти сутки после рождения не какал, и вечером решили поставить ему свечку. И обнаружили, что попа недоразвита, нет отверстия заднего прохода. Позже я узнала, что это называется атрезия ануса.

Вызвали детский реанимобиль из соседнего города, начали обзванивать больницы. Огромное спасибо врачам Филатовской больницы города Москвы, которые приняли и лечили моего сына! Утром детский врач сообщила, что операция прошла успешно. Позже мне сказали, что еще бы 2 часа задержки, и Максима могли бы не спасти.

«Мы еще раз обследовали вашего сына, проверили все органы, т.к. у детишек с синдромом часто проблемы с сердцем бывают, так вот у вашего ребенка все хорошо. Попу вылечат и все у вас будет хорошо. «, — сказали мне. Не успела я хоть этому порадоваться, как муж (который, естественно, утром уже был в больнице в Москве) позвонил и сказал, что у нашего Максимки в Москве обнаружили пороки сердца. Что врачи недоумевают, как у нас ничего не обнаружили во время беременности. Что можно было еще в утробе корректировать его состояние. От этого еще тяжелее.

Как я лежала в больнице до выписки, писать не буду. Это так страшно. Слышать детские крики и знать, что твой ребенок сейчас один, в другом городе, в реанимации. За стеной плачут детишки, и их утешают счастливые мамы, а я схожу с ума от этого. Как я не хотела никого видеть и слышать, кроме мужа и детей. Огромное спасибо мужу, благодаря поддержке которого я не сошла с ума тогда.

И вот мы дома. Началась борьба. За каждый вздох, за удар сердца, за жизнь. Наши местные врачи, увидев выписку из истории болезни, сказали нам: «Готовьтесь. Ребенок тяжелый». Мы были не согласны. Мы боролись. Куча лекарств по часам, фонендоскоп и контроль сердцебиения. И самый главный борец — это наш Максимка, он просто умничка!

Наша жизнь разделилась на до и после. И, конечно же, мы очень надеялись, что этот диагноз, синдром Дауна, не подтвердится. Максим рано начал улыбаться, узнавать всех, агукать, поворачиваться на бок и живот.

Но чуда вновь не произошло. Как мы пережили этот диагноз? Мы его приняли. Не смирились, нет. Мы приняли нашего сына таким, какой он есть, и учимся жить, учитывая его особенности. Как-то я спросила мужа: «Ну почему? Ну за что? Почему у нас родился такой ребенок?». На что муж ответил, что раз во время беременности ничего не обнаружили, значит, ему просто суждено было родиться. Ну, а у нас он родился потому, что мы-то точно его не бросим никогда! Вот так.

Этим летом Максимке исполнился годик. Позади 5 сложных операций, на попе и на сердце. Огромное спасибо Русфонду, который оказал нам оперативную помощь, когда сыну экстренно понадобилась операция на сердце, а денег и времени на сбор уже не было! Позади слезы, боль.

Да, я верю, что все позади. А впереди у нас реабилитация, радость и счастье, море улыбок и смеха! И пусть нам сложнее даются навыки, и мы еще не ходим и сидим с поддержкой, пусть первый зубик появился только в годик. Мы видим, как старается наш сын, чтобы у него получалось, и гордимся им! Все у него получится! Ну, а мы, его семья, всегда будем рядом!

Определение синдрома Дауна по УЗИ

Оценить вероятность появления на свет ребёнка, у которого будет диагностирован синдром Дауна, можно посредством проведения ультразвукового исследования. Делая УЗИ, пытаются определить наличие отклонений, свидетельствующих о хромосомных мутациях, выражающихся в неправильном формировании плода. Методика носит название ультразвукового скрининга и позволяет выявить синдром Дауна в 60 – 91% случаев.

Разновидности измерений

Вероятность нахождения отклонений зависит от типа измерений, получивших название маркеры. Отсутствует специфическая взаимосвязь, присущая конкретной патологии, что вынуждает принимать в расчёт несколько показателей:

  • Сердечные пороки
  • Недостаточная длина плечевых и бедренных костей
  • Повышенная толщина воротникового пространства
  • Нет носовой кости
  • Обнаружение кисты в сосудистом сплетении.

Даже если эти маркеры будут обнаружены на УЗИ, то это не является подтверждением хромосомной аномалии.

Требования к проведению скрининга

Эффективность УЗИ зависит от правильности его выполнения, а именно соблюдения определённых условий. Исследование в первом триместре беременности следует проводить, начиная с 11-ой недели и не позже 13-й недели.

Когда ребёнок расположен в матке таким образом, что сделать адекватную оценку его состоянию дать тяжело, женщину просят выполнить определённые действия: постукивание по животу; покашливание; незначительные движения. Необходимо это для изменения плодом положения в утробе. Также от расположения зависит методика выполнения УЗИ, которое доступно делать через влагалище или кожу на животе.

Признаки, указывающие на наличие аномалии

Специалист в состоянии диагностировать в ходе исследования синдром Дауна, если срок беременности составляет 11 – 13 недель. Наиболее существенным показателем в определении этой патологии является толщь воротниковой зоны. Если на фото воротниковое пространство тоньше 3-х мм, то чрезвычайно велик риск хромосомной аномалии.

Помимо определения толщины шейной складки, диагностирование синдрома возможно при помощи других параметров. Особое внимание уделяют структуре мозга и таза плода. Если отмечается хромосомная аномалия, то можно увидеть на фото гипоплазию мозжечка, его значительное уменьшение в размерах наряду с лобной долей. Когда удаётся на УЗИ обнаружить одновременно уменьшение в размерах таламического лобного расстояния и поперечного сечения мозжечка, то с большой вероятностью, можно утверждать о наличии синдрома.

Свидетельством аномалии послужит увеличение угла между подвздошными костями с одновременным уменьшением их длины. Измеряется показатель в области поперечного сечения середины крестца.

Процентное соотношение риска

Независимо от выявления определённых симптомов, говорить о наличии синдрома затруднительно. Речь идёт только о риске, увеличивающемся в процентном соотношении при тех, или иных признаках. Например, отсутствие новой кости в 70% случаев является свидетельством патологии, однако 2% детей, несмотря на это рождаются здоровыми. Обнаружение нарушения кровотока в венозных протоках в 80% случаев подтверждает аномалию, но 5% новорождённых, имевшие к 11-й недели такие отклонения появляются на свет нормальными.

Подтверждением синдрома Дауна являются также следующие отклонения:

  1. Увеличенный мочевой пузырь
  2. Тахикардия
  3. Отсутствие одной из пупочных артерий.

Указанные признаки сами по себе никогда не являются подтверждением аномальных явлений и требуют проведения дополнительного исследования.

Поэтапное прохождение ультразвукового обследования в ходе беременности

Министерство здравоохранения РФ издало приказ № 457, согласно которому женщинам предписывается трижды по ходу беременности проходить УЗИ. Первое исследование проводят не позже 13-ой недели, второе на 24-ой, а третий раз на 34-ой неделе. Связано это с необходимостью контроля над динамикой роста, чем старше плод, тем вероятнее определение явных симптомом аномалии.

Первый скрининг

В ходе каждого скрининга ставятся определённые задачи, в частности на 13-ой неделе стремятся усмотреть наличие хромосомной патологии. Оценивается анатомическое строение с целью выявления характерных пороков в развитии. Обнаружение хромосомной аномалии с высокой долей достоверности позволит принять превентивные меры, к примеру, если будет решено сделать аборт, то он пройдёт с минимальными последствиями для здоровья матери.

Однако на этом этапе нельзя найти все пороки, характерные для синдрома Дауна, то есть наверняка утверждать об его отсутствии на этом сроке преждевременно, даже с учётом биохимического скрининга.

Второй скрининг

Проведение исследования на 24-ой неделе будет более информативным и позволит детально изучить строение плода. Здесь могут быть выявлены три типа пороков:

  • Заячья губа
  • Нарушение ЦНС
  • Сердечные пороки.
Другие публикации:  Простуда признаки симптомы у ребенка

Ультразвуковое исследование не даёт полной картины даже в этом случае, то есть гарантии отсутствия аномалии, нет. Доступна только визуализация крупных дефектов сердечной мышцы, а вот незначительную степень лёгочного стволового стеноза диагностировать не удастся. Синдром на этом этапе скрининга определяют по расположению и толщине плаценты, а также объёму, имеющихся околоплодных вод.

Современные ультразвуковые технологии гарантируют получение плоскостного двухкамерного и объёмного трёх камерного изображения. Каждая из методик эффективна в своём сегменте, например, поверхностные дефекты: пороки лица; спинномозговая грыжа – выявляются трёх камерным способом. Дефекты, характерные для внутренних органов определяются двухкамерным исследованием. Второе анатомическое УЗИ проводят в течение 45 минут.

Третий этап

Третий этап, проводимый на 34-ой неделе также важен, ведь есть небольшая группа пороков, проявляющаяся уже после повторного обследования. Причин этому есть несколько:

  • Положение плода не позволяет точно визуализировать аномалии
  • Малый объём околоплодных вод
  • Большая масса тела женщины
  • Порок клинически себя никак не проявляет.

Можно обойтись и без третьего этапа, например, в США местные медики обязательными считают только два первых исследования. Пренебречь им разрешается беременным женщинам, у которых второй скрининг полностью проявляет картину и есть гарантия, что синдром Дауна ребёнку не угрожает.

Система рисков

Насколько высока вероятность наличия у плода синдрома, определяется по специальной шкале. Существует система рисков, если они превышают показатель 1:380, то женщина направляется на дополнительное обследование. Есть следующие типы рисков: высокий; низкий; средний. Если данные по шкале превышают показатель 1:200, то высокая вероятность того, что будет диагностирован синдром.

Удовлетворительным считается результат 1:3001, при котором делать дополнительные анализы не требуется. Внеплановое УЗИ рекомендуется провести при среднем риске, когда результат находится в границах между 1:201 — 1:3000. Признаки, свидетельствующие о наличии синдрома Дауна, в таком случае обнаружены, но их следует подтвердить, для чего назначается обследование ультразвуком на 16-ой неделе.

Заключение

Согласно медицинской статистике женщина, достигшая возраста 35 – 40 лет может родить ребёнка, у которого будет диагностирован синдром Дауна с вероятностью 1:214, а вот дамы перешагнувшие рубеж 45 лет рискуют намного больше. Синдром проявляется у одного младенца из девятнадцати новорождённых.

Можно констатировать, что по мере взросления такая вероятность возрастает, и врачи рекомендуют проходить дополнительное обследование ультразвуком. Однако даже выявленные признаки аномалии не являются приговором, если есть только одна патология, то вероятность составляет 2%.

Когда число эхо — маркеров максимальное, то есть, определены все доступные признаки, хромосомные нарушения проявляются у 92% детей. Можно смело утверждать лишь одно, каждая будущая мать должна регулярно обследоваться и находится под контролем врача, который на всех этапах вынашивания плода будет осуществлять мониторинг состояния.

Синдром Дауна во время беременности

Синдром Дауна впервые описал английский врач Джон Даун – это нарушение хромосомного набора, а точнее наличие лишней 21-ой хромосомы в хромосомном наборе ребенка получаемой от отца или матери. У обычного ребенка должно быть 46 хромосом, у ребенка с синдромом Дауна их 47, что и приводит к нарушению физического и торможению умственного развития. Данный синдром случается у 1 из 600-700 детей. За многолетнюю практику исследований ученые, выясняя причины возникновения нарушения расхождения хромосом яйцеклетки, установили, что это зависит от того в каком возрасте бабушка (по материнской линии) рожала свою дочь, от возраста женщины и мужчины, близких по родству браков.

Вероятность такой патологии может быть у детей 20-летних женщин (1: 1500), и у женщин, возраст которых достиг 40 лет (1 на 100). Длительное время наследственное заболевание диагностировалось при помощи применения метода – амниоцентеза, заключающегося в заборе амниотической жидкости посредством тонкой иглы через прокол в животе беременной женщины.

Особый белок – альфафетопротеин (АФП), вырабатываемый печенью плода выделяется в амниотическую жидкость, затем поступает в кровь будущей матери, по уровню АФП в её венозной крови и делают соответствующие выводы. Уровень ниже нормы свидетельствует о развитии синдрома Дауна у плода, а выше нормы о патологии нервной трубки. С увеличением срока уровень АФП постоянно растет. Однако данный метод нельзя использовать для обследования всех беременных, в силу некоторых особенностей каждой из них.

Только женщины из групп риска, поздно родящие, подвергаются этой процедуре. Существует ещё несколько диагностических методов, позволяющих распознать развитие патологии у плода ещё во внутриутробном периоде. Это анализ крови на хорионический гонадотропин человека сдают на сроке 10-13 недель и исследование альфафетопротеина (АПФ) в период с 16 по 18 неделю. Такие скрининг-тесты не дают сто процентной гарантии в диагностике, они могут показать как положительные, так и отрицательные результаты.

А вот биопсия ворсин хориона позволяет точно удостовериться, есть у ребенка хромосомная патология, или нет.

Вся процедура проходит под контролем аппарата УЗИ, который используется для определения срока беременности и для локализации плаценты. Через влагалище вводят зонд с зеркалом, извлекают частичку хориальных ворсин, представляющих собой тонкие пальцеобразные жгутики. В клетках плаценты содержится генетическая информация позволяющая определять внешнее строение хромосом и их количество, а также пол ребенка.

Признаки синдрома Дауна

При проведении УЗИ плода в период 14 недель беременности можно обнаружить нарушение формирования костей скелета, расширение воротникового пространства более чем на 5 мм, эхогенность кишечника наличие пороков сердца, расширение почечных лоханок, образование кисты сосудистого сплетения головного мозга. Высококвалифицированный специалист может обнаружить отсутствие носовой кости, шейные складки у плода, означающие накопление подкожной жидкости. Это все указывает на признаки синдрома Дауна.

Окончательная диагностика проводится к концу пятого месяца беременности. Синдром Дауна узнаваем, так как имеет особенности во внешнем облике ребенка, а именно: раскосые глаза и плоское лицо, широкие губы и широкий плоский язык, имеющий продольную бороздку, круглую форму головы со скошенным лбом. Короткая широкая шея. Ушные раковины низко посажены с приросшей мочкой.

Можно также определить по глазам, на радужной оболочке наблюдаются так называемые пятна Брушфельда. Волосяной покров редкий, волосы мягкие, прямые с низкой линией роста в области шеи. Килевидная или воронкообразная форма грудной клетки. Верхние и нижние конечности укороченные, кисти и стопы расширенные. Также им характерно наличие укороченного и искривленного мизинца с двумя бороздами. Ладони имеют только одну поперечную четырехпалую борозду. Отмечается изменение внутренних органов и неправильный рост зубов.

Хотя синдром Дауна окружен множеством предрассудков и заблуждений, искать виновного в этом нет смысла. Считается, что в будущем дети с данной патологией плохо обучаются, отстают в умственном развитии. Но все это опровергнуто на примере жизни многих людей, которые обладают своими индивидуальными особенностями, имеют свои привычки, увлечения. Это не помешало актеру Паскалю Дюкенну, стать знаменитым и получить Серебряную премию каннского кинофестиваля.

Успешный американский актер Крис Бурк живет полноценной жизнью с таким диагнозом. Музыканта и композитора Рональда Дженкинса ценят миллионы слушателей обожающих электронную музыку, его считают гением. Есть случаи, когда молодые люди с синдромом Дауна становятся чемпионами в различных видах спорта.

Эксперт-редактор: Мочалов Павел Александрович | д. м. н. врач-терапевт

Образование: Московский медицинский институт им. И. М. Сеченова, специальность — «Лечебное дело» в 1991 году, в 1993 году «Профессиональные болезни», в 1996 году «Терапия».

Можно ли по УЗИ определить синдром Дауна

Генетическое заболевание cиндром Дауна — это нарушение хромосомного набора, наличие лишней, 21 хромосомы в хромосомном наборе ребенка. Механизм образования лишней 21 хромосомы — это неправильный процесс нарушения деления яйцеклетки, при котором яйцеклеточка образуется с дополнительной 21 хромосомой, при оплодотворении сперматозоидом получается в суме 47 хромосом. Частота рождения ребенка с аномалией составляет приблизительно 1 на 700 новорожденных. Дородовая и родовая медицина является большой коммерческой нишей в медицинской индустрии, и доктора злоупотребляют своим служебным положением, играя на страхах матерей. Они зарабатывают большие деньги, делая скрининги на генетическое здоровье малышей. Можно ли по тестах определить генетическую болезнь, насколько точны эти тесты и так ли безобидны, как их рекламируют в медицинских центрах, а также ответы на многие вопросы, которые задают матери о диагностике синдрома Дауна во время беременности.

Тесты перед браком

Перед браком молодожены имеют право знать о здоровье друг друга. Конечно, если пара молода, люди влюблены друг в друга, души не чают, у них не было любовных историй, которые сопровождались телесным контактом с другими людьми, они невинны и уверены друг в друге, здоровье можно и не проверять. Но если есть сомнение в том, что кто-то из будущих супругов имеет генетическое отклонение, и это может отразиться на потомстве, то можно пройти обследование. Ведь брак — это не только любовь, но еще и ответственное решение, которое должно быть принято на всю жизнь. Речь идет не только о жизни супругов, но и о жизни будущих поколений. Так что проверка здоровья перед браком возможна, если такая процедура не способна сама по себе нарушить доверие и находит понимание у будущих создателей семьи.

Один из супругов может быть носителем транслокационной формы синдрома Дауна, что может отобразиться на детях, которые также могут унаследовать эту особенность. Причем внешние признаки, особенно при мозаичной форме синдрома Дауна, могут быть не очень выраженными, также могут быть не выраженными и поведенческие особенности. Также могут быть другие генетические отклонения, например склонность к сахарному диабету, гемофилии также передается наследственно.

Здесь важно не столько медицинское обследование, сколько честность партнера, которому, вероятно, известно о собственном заболевании или заболевании ближайших родственников. Список болезней, склонность к которым передается по наследству, довольно большой, к ним относится гипертония, аллергия, бронхиальная астма и множество других. Также, возможно, онкология имеет некоторую генетическую зависимость.

Генетические отклонения или генетические особенности — не приговор, они могут свидетельствовать, как нужно себя вести в будущем. Например, если есть генетическая склонность к гипертонии, определенный способ жизни не даст этим особенностям проявиться. Астматическая болезнь хорошо лечится сменой климата на благоприятный для здоровья бронхов. С синдромом Дауна все сложнее — эта болезнь не лечится и с большой вероятностью передается от матери и отца к ребенку, в зависимости от того, кто является носителем гена. Но не следует забывать, что генетический дефект может случится и у вполне здоровых родителей, не существует конкретного фактора, который влияет на генетический сбой.

Особенности внутриутробных тестов

Думать о здоровье ребенка нужно не перед зачатием, а перед созданием брака, так как только ответственный подход к этому вопросу — гарантия счастья многих людей и их будущего благополучия. Никакие тесты и скрининги во время беременности не дадут достоверную информацию о здоровье ребенка, который находится в утробе матери.

Как мы увидим в дальнейшем, современное тестирование, в том числе и на УЗИ, может только говорить о некоторой вероятности заболевания. Среди некоторых специалистов УЗИ, которые работают в клиниках, делающих аборты, существует очень неприятный субъективный фактор — они фактически склоняют маму к аборту, фактически к убийству. И это осуществляется не только в угоду материальной выгоде, но часто и в угоду своим маниакальным склонностям к умерщвлению детей, ведь их психика привыкает к преступным решениям за многие годы подобной «работы». Поэтому специалисты УЗИ, даже приветливые с виду, могут вполне порекомендовать убить даже здорового ребенка, или склонять маму сделать это, выставив неправильный диагноз и нарисовав перспективы дальнейшей жизни в черном цвете.

Скринингом называют обследование вполне здоровых людей, с целью найти в них возможные заболевания. Пренатальный скрининг в основном делают, чтобы определить вероятность рождения ребенка с синдромом Дауна. Не нужно заблуждаться, думая, что скрининговые тесты существуют для того, чтобы мама с готовностью встретила болезнь ребенка после его рождения. И не делают у нас операции в утробе матери, как это иногда происходит в клиниках, ценящих жизнь. Эти тесты делают для одного — чтобы сделать аборт якобы больного ребенка. Но ведь эти тесты лишь показывают некоторые закономерности, не дают полной диагностической картины и возможны несколько вариантов результатов тестов:

  1. Ребенок действительно больной. Доктор начинает склонять маму к аборту, ведь это тоже его заработок. Доктор получает деньги за убийство, мама становится преступником и получает неизлечимые муки совести на всю жизнь.
  2. Ребенок действительно больной и мама отказывается делать аборт. Любая беременность связана с переживаниями, и мама будет постоянно переживать за будущее своего чада. А это ни к чему хорошему не приведет, ведь беспокойство мамы — это беспокойство ребенка, лишние нервы вредят обоим. Мама в результате может попасть в больницу, чтобы избежать преждевременных родов. Подобное знание не имеет позитивных последствий. А подготовка к лечению и реабилитации, так и проведение лечебных процедур может проходить только после рождения ребенка.
  3. Ребенок здоровый, тесты были ошибочными, мама решила сделать аборт. Семья не будет иметь желанного ребенка, а здоровье матери ухудшится, и, возможно, наступит бесплодие.
  4. Ребенок здоровый, тесты ошиблись, мама рожает малыша без отклонений. Но ведь нервов, здоровья матери, потраченных во время беременности, не вернешь. Малыш длительное время после рождения попадает под подозрения, проходя множество ненужных тестов и обследований.
Другие публикации:  Отзывы о прививки от гепатита в

Таким образом, внутриутробные тесты на синдром Дауна являются бесполезными для мамы и ребенка и возможностью заработать для медицинских центров, которые спекулируют на болезненных вопросах. Тесты могут показывать только вероятность болезни, они являются только некоторыми видами диагностики, каждый вид диагностики имеет погрешность, а некоторые являются опасными для здоровья матери и ребенка настолько, что могут спровоцировать выкидыш.

Ультразвук

В первом триместре (около 12 недель) исследование на возможный синдром Дауна на УЗИ якобы может указывать чрезмерное количество жидкости в шейной области. Меряется толщина складки кожи, устанавливая таким образом расстояние между кожной поверхностью и костью шеи. Но, во-первых, это трудноразличимо, во-вторых, большинство специалистов вообще не замечает этой проблемы, не считая ее значимой. В-третьих, это настолько спорный признак, который вовсе не может говорить о существовании проблемы, а только о какой-либо закономерности, которая теоретически может проявиться.

Ученые пытались найти факторы, причины, которые приводят к нарушению в расхождениях количества хромосом. Нашли только одну связь — это возраст женщины. То есть у молодой женщины вероятность хромосомного нарушения у ребенка тоже может быть, но хромосомная аномалия возникает реже. У 20-летней женщины вероятность аномалии — 1 на 1500, в 40 лет она по статистике составляет около 1 на 100. За 20 лет статистически увеличивается в 10 раз вероятность рождения ребенка с наличием в хромосомном наборе лишней хромосомы.

Признаки синдрома Дауна по УЗИ настолько трудноразличимы, что этот диагноз можно поставить достоверно только новорожденному ребенку. На ультразвуковом исследовании есть так называемые ультразвуковые маркеры, например в первом триместре (около 12 недель) смотрят толщину воротникового пространства, расширенное пупочное кольцо плода. Во втором триместре смотрят совсем другие маркеры, которые отображают не пороки развития, а микроизменения в виде кист сосудистого сплетения или расширения чашечно-лоханочного комплекса. Пороки сердца тоже стараются увидеть, но вероятность их обнаружения около 40 процентов, и не все пороки характерны для синдрома Дауна.

Специалисты по ультразвуковой диагностике могут по некоторым признакам определить группу риска женщин. К такой группе относят женщин старше 35 лет, но для этого и не надо делать УЗИ, ведь с увеличением возраста увеличивается и вероятность заболевания по статистике. Также есть много ложноположительных результатов. То есть специалист может говорить о том, что вероятность рождения больного ребенка большая, есть такие даже безответственные врачи, которые говорят, что ребенок болен, хотя он может быть вполне здоровым.

Дело в том, что дети с синдромом Дауна могут родится с вполне нормальным весом в 3,5 или даже 4 килограмма. Внешние особенности могут быть совсем незначительными, часто в новорожденном по внешним признакам нельзя увидеть ребенка с отклонениями, так как у него вполне нормальные черты лица и другие особенности выглядят без отклонений. Исследования и практика показали, что на ультразвуке, даже на современном 3д УЗИ, синдром Дауна не может быть диагностирован, не зависимо от того, на каком сроке беременности женщина. Болезнь определяется после рождения, и то не сразу, а после исследований крови на кариотип.

Ведь для постановки диагноза нужно проследить за поведением ребенка, его развитием. Даже генетический анализ крови новорожденного ребенка не может со стопроцентной уверенностью указать на заболевание, особенно если оно мозаичного типа, при котором генетический дефект встречается не во всех клетках организма. Специфические признаки недуга, которые можно увидеть у новорожденного ребенка — антимонголоидный разрез глаз, низко расположенные ушные раковины, язык между губами, особенности линий на кисти не видимы на УЗИ. Гипотетическая диагностика может быть сделана на основе наличия порока сердца, но и это в принципе является скорее показателем для выяснения необходимости операции, а не постановки такого сложного диагноза, как синдром Дауна.

Другие тесты

Сами врачи утверждают, что с помощью разных тестов они не диагностируют хромосомную аномалию, а дают матери основания для беспокойства. Для чего беспокойство беременной матери, причем преподнесенное сомнительными процедурами, не понятно. Лабораторные тесты бывают следующие:

  1. Во втором триместре после 12 недель могут предлагать проводить тест на 3- или 4-валентную вакцинацию сыворотки матери, измеряют уровень эстрогена, альфа-фетопротеина, гонадотропина хориона. Они могут дать косвенные признаки проблем развития, но говорят о особенности развития плода, а не диагностируют Синдром Дауна.
  2. После 12 недель врачи могут предлагать провести тест, с помощью которого можно определить концентрацию ингибина А, который присутствует в плоде и плаценте, различают трехвалентный и четырехвалентный виды скрининга, причем последний более точно выявляет ингибин типа А. Этот тест также говорит о особенностях развития, дает много ложноположительных результатов, которые могут быть опровергнуты или подтверждены только в результате исследований уже родившегося ребенка. А ложноположительный результат, хоть и ошибочный — это большая травма для матери и ребенка.
  3. Комбинированный скрининг проводят в первом триместре, он включает УЗИ, определения концентрации в крови белка типа А (считается альтернативой четырехвалентного скрининга) и гонадотропиона хориона. Тест может говорить о концентрации каких-либо веществ, а не о болезни. Кроме того, возможны лабораторные ошибки в определении веществ, количество которых в крови может быть незначительным или ничтожным.
  4. Всеобщий скрининг является просто сравнением результатов первого и второго триместра беременности, можно себе только представить, сколько дорогостоящих медицинских процедур нужно пройти маме, которые являются сами по себе бесполезными и приводят только к излишним волнениям.

Процедуры, которые делают на поздних сроках, вообще опасны для здоровья. Это биопсия ворсин хориона, эти ворсины собирают после 12 недель беременности с помощью иглы, прокалывающий живот матери или зонда, который также вводится в живот матери. И игла, и зонд могут вызвать выкидыш или нарушения течения беременности. Позже могут делать амниоцез околоплодной жидкости, которую собирают на 15 — 18 неделях иглой, прокалывающую стенки матки. Жидкости забирают довольно много — около 30 миллилитров. Сама процедура может стать причиной выкидыша либо осложнений беременности. Тест считается довольно точным, хотя и он имеет большой процент ошибок, как и все подобные тесты.

Все тесты, кроме ультразвука, несут в себе риск — как физиологический, так и психологический. Хотя они не обязательны, к ним склоняют матерей медицинские специалисты, которые заинтересованы в получении прибыли, хотя говорят, что заботятся о здоровье и благополучии матери. В центр их внимания попадают женщины старше 35 лет, которые несут вероятные возрастные риски. К сожалению, многих матерей склоняют к аборту, пользуясь тем, что беременные и так пребывают в тяжелом психологическом состоянии, часто не имея достаточной поддержки мужа и родственников. Только доктора забывают говорить, что аборт приводит к тяжелым последствиям для матери, не говоря уже о ребенке, которого убивают по надуманным причинам.

Моральная сторона вопроса

Больные дети — это не худшие люди, не имеющие права на жизнь, а напротив, лучшие, ведь эти дети ни в чем не виноваты, по них нельзя сказать, что они что-то не так сделали, и за это получили недуг. Дети с генетическим дефектом очень добры, наивны, доверчивы. Если им дать минимальные условия для удобной жизни, они будут счастливыми в тех случаях, когда другие будут роптать на все, что их окружает. Нельзя ведь сказать, что добрый человек — ущербный для общества.

Подобные люди хоть и имеют отставание в развитие в нашем понимании, но на самом деле они развиваются совершенно по-разному, они восприимчивы к музыке, искусствам, могут осваивать сложные и точные науки. Если им дать работу, они могут работать выполнять задания добросовестно. Они становятся спортсменами, музыкантами, актерами, художниками, бизнесменами, осваивают другие профессии.

Даже в случае, когда синдром Дауна выявлен, излишние беспокойства не нужны, ведь синдром Дауна — это не болезнь, а особенность человека. Все люди, в том числе и здоровые, имеют свои особенности, с ними вполне можно справляться, к ним можно приспосабливаться. Люди с синдромом Дауна, хоть с некоторой задержкой, но все же развиваются, имеют свои таланты и могут в жизни достичь очень многого, даже большего, чем здоровые люди, которые не занимаются саморазвитием и обустройством своей жизни с необходимым рвением. Нужно прилагать усилия, и ребенок, даже с отклонениями в развитии, будет самодостаточным и счастливым.

Отказ от ребенка, уже не говоря о аборте — это преступление родителей против самих себя, ведь это родители в первую очередь становятся несчастными, лишенными счастья материнства и родительских чувств, которые не обменяешь ни на какие блага мира. Если ребенок растет в семье, он не только развивается лучше, он еще и наполняет мир тех, кто им дал жизнь, силами и радостью, эти невидимые чувства можно ощутить, только подарив любовь новой жизни.

Родителям незачем беспокоится о генетических отклонениях ребенка во время беременности. Их скорее всего может и не быть. Если особенности проявляются после рождения, нужно посмотреть это как возможность проявить свою любовь, эта любовь будет реализоваться в заботе и желании защитить дорогого человека, который будет пытать самые теплые чувства и родителям.