Алэнгле синдром эмоционального выгорания

публикации/авторы/Лэнгле А.

Альфрид Лэнгле (Alfried Längle)

Альфрид Лэнгле родился в 1951г., имеет докторскую степень по медицине и психологии. Ученик Франкла, попытавшийся на базе Логотерапии и экзистенциального анализа Франкла, разработать самостоятельный вид психотерапии, названный им экзистенциальный анализом. Автор нескольких книг и большого числа статей, посвященных теории и практике экзистенциального анализа(GLE). Президент Общества Экзистенциального Анализа и Логотерапии в Вене. Разработал оригинальную теорию экзистенциальной мотивации. В течении последних 20 лет предпринимает активные попытки по институализации метода Экзистенциального анализа и его распространению. В настоящее время отделения Общества Экзистенциального Анализа и Логотерапии находяться в разных странах мира в том числе в России. Создан международный союз экзистенциально-аналитической психотерапии (ISEAP). Образовательные центры Экзистенциального анализа существуют в таких городах как Берлин, Ганновер, Мюнхен, Берн, Цюрих, Вена, Инсбрук, Прага и Москва.

В начале книги приводятся некоторые соображения о базовых свойствах человека, прежде всего — о его свободе и восприимчивости (подверженности влияниям). Во второй главе описаны некоторые типичные формы поведения, которые для многих из нас становятся препятствием к полной жизни. Далее речь пойдет о том, как мы в нашей жизни можем эффективно искать смысл, и где его можно найти. Отдельная глава посвящена тому, что понимается под смыслом; эта тема будет освещена подробно и глубоко. Затем мы обратимся к вопросу о взаимосвязи между смыслом и успехом с точки зрения экзистенциального анализа. И в завершение поговорим о глубоко личных отношениях человека с его жизнью — отношениях, в которых стремление к свободе и поиск смысла находят свое разрешение.

+ — Person. Экзистенциально-аналитическая теория личности: Сборник статей: (избранные главы)

Сборник статей выдающегося психотерапевта и теоретика экзистенциально-аналитической психотерапии профессора Альфрида Лэнгле (Вена) посвящен вопросам психологии личности. Природа человеческой индивидуальности, нарушения личности, возможность для человека оставаться самим собой — эти вечные вопросы важны сегодня не только для специалистов — психотерапевтов и психологов, — но для многих людей. Книга будет интересна всем, кто всерьез задумывается о жизни, о душе, о своей личности и глубинных истоках человеческой индивидуальности.

// М.: Генезис, 2008 — 159 с

Истерию также можно описать с помощью кругов. Что стоит в центральной точке истерии? Не Кремль, не храм — а пустота. Это — центральное в истерии. Можно нарисовать ее в виде круга или нескольких кругов, но в центре нет ничего. Человек, если он вообще себя чувствует, чувствует себя пустым. Это невероятное состояние, связанное с большим страданием.

// Лекция Альфрида Лэнгле 6 октября, в рамках 14-го Психологического семинария имени профессора протоиерея Василия Зеньковского под руководством Б.С. Братуся, в Российском православном университете. Источник: http://thezis.ru/bol-utrachennogo-ya-isteriya-pr

(публичная лекция в МПГУ, 20 февраля 2009 г.)

Эмоциональное выгорание — одна из серьезных проблем современных людей. Она связана с растущим темпом жизни и зацикленности общества на ценностях потребления, а также погоней за успехом. Эмоциональное выгорание может настичь как офисного сотрудника, занятого рутинной работой, так и успешного бизнесмена, разочаровавшегося в своем деле. Об этом рассказал психотерапевт, автор книг, профессор кафедры психологии личности НИУ ВШЭ Альфрид Лэнгле в докладе «Эмоциональное выгорание — пепел после фейерверка. Экзистенциально-аналитическое понимание и предупреждение»

М.: Генезис , 2010 — 128 с.: ил. — Пер. с нем. / Предисловие А.С. Баранникова. — (Теория и практика экзистенциального анализа).

Я хочу разделить свой доклад на 3 части. Сначала коротко — истоки психологии и психотерапии, затем — рассказ о той высокой задаче, которую выполнил Виктор Франкл для психологии и психотерапии, и в третьей части доклада я хочу остановиться на том, как мы продолжали поддерживать этот перелом, который произошел благодаря экзистенциальной психологии и психотерапии

// Сетевой журнал «Дискурс»

Если какая-то беда уже наверняка произошла, она разрушает то, что для меня ценно. Если наводнением смыло дом и все, чем я владею, если умер мой ребенок, если я пережил насилие, плохое отношение к себе, если в моих отношениях постоянно происходят ссоры, злоупотребления, если я вел такую жизнь, которая привела к неправильным решениям (разлука, аборты, алкоголь, применение силы), то как мне продолжать жить дальше? Моя жизнь сломана, она наполнена страданием, страданием и еще раз страданием.

// Источник: http://thezis.ru/otchayanie-i-bessilie-est-li-vyihod.html Thezis.ru Гуманитарные дискуссии

В процессе определения и размышления, какая тема должна сегодня состоятся, я задумался о том, что в последнее время в психотерапии тема отчаянье и бессилия все чаще встречается. Дело в том, что когда экзистенцией человека овладевает бессилие и отчаянье, в жизнь приходит бессмысленность. В этот вечер я взгляну на эту тему, с т.з. экзистенциальной перспективы экзистенциального анализа, логотерапии и мы также услышим позицию Виктора Франкла по этому поводу. Мы феноменологически откроем двери в пространство где существует отчаянье и бессилие. Если мы подойдем к теме феноменологически, это будет значить, что каждый лично будет приглашен к исследованию. И с этого я хотел бы начать и подойти к отчаянью.

// Киев. 3 июля 2015 года.

Тема одиночества — эта та тема, которая, вероятно, знакома каждому из нас. Кто не чувствовал себя когда-либо одиноким? Одиночество — это то чувство, которое сопровождает нас в нашем развитии. Это часть пути нахождения себя. И оно приводит к тому, что мы начинаем еще больше ценить отношения.

// «Тезис. Гуманитарные дискуссии»

// Полный текст лекции Альфрида Лэнгле «Психическая травма. Сохранять человеческое достоинство в страдании» в Высшей школе экономики.

Экзистенция — наше целостное бытие на Земле, бытие воплощенное. Экзи-стенциальный анализ (далее — ЭА) описывает экзистенцию через понятие ее фундаментальных мотиваций (далее — ФМ), в соответствии с законами которых идут психодинамические процессы, в ряде случаев приводящие к психически обусловленным телесным расстройствам. Из клинического опыта, из изучения материалов по позитивной психотерапии и многочисленных психосоматических теорий появилось понимание этиологии психосоматических расстройств, которое дает картину переживания пациента при нарушениях взаимодействия тела с психикой. Теперь мы знаем, что психосоматические расстройства обусловлены, прежде всего, блокадой второй и третьей ФМ, в сочетании с избыточными реакциями в первой и четвертой, что приводит к типичному функциональному активизму. Ключевые слова: экзистенциальный анализ, психосоматика, антропология, фундаментальные мотивации экзистенции, психодинамика

// Консультативная психология и психотерапия 2015. Том. 23, № 1. С. 7-69 ISSN: 2075-3470 / 2311-9446 (online) Портал психологических изданий PsyJournals.ru — http://psyjournals.ru/mpj/2015/n1/75844.shtml [Самость во плоти. Экзистенция и психосоматика — Ко

Вопрос о том, можно ли положиться на свои чувства, в некотором отношении необычен. Имеют ли чувства вообще какое-либо существенное значение? Играют ли они в жизни важную роль, кроме разве что, в любви, да и то если она не слишком вскружила голову? Представляют ли собой чувства нечто большее, чем некое сопровождение жизни, которое иногда бывает приятным, как в радости, желании, веселье и счастье, однако иногда мешает, когда речь идёт о раздражении, гневе, ревности, зависти, страхе?

Когда мы говорим о травме, то имеем в виду тяжелое ранение души. В данной статье будет подробно рассмотрено понимание травмы и показано ее влияние на формирование жизни. То есть мы хотим осветить тему с экзистенциальной точки зрения и соотнести ее с реалиями человеческого бытия. Для переживания травмы особенно значимы вопросы смысла и сохранения достоинства; мы рассмотрим их здесь особенно тщательно.

// Лекция 17 марта 2015 года на факультете психологии Высшей школы экономики

ема, о которой мы сегодня будем говорить, важна не только для собственной жизни — она также важна и для тех, кто преподает, для тех, кто работает с детьми, потому что это очень важно — научить детей любви к жизни или укрепить их в этом. Но, к сожалению, дети иногда воспринимают пребывание в школе или детском саду как то, что отнимает у них радость жизни. Иногда дети покидают школу сломленными. Но дети должны в школе научиться приобретать интерес к этой жизни. Они должны уметь дать себя затронуть тому, что в этой жизни есть прекрасного и интересного, чтобы они жили свою жизнь с интересом. Итак, сегодняшняя тема звучит так: что делает жизнь ценной?

// Конспект лекции Альфрида Лэнгле в Московском социально-педагогического институте

. в качестве Person я причастен и к своему собственному внутреннему миру, и одновременно к миру другого, внешнему миру. Поэтому человек с самого начала находится в двойственном положении, двойственном соотнесении. И вот тут, в этом месте начинаются проблемы пар — потому что я сам по себе уже такая пара, в своем отношении вовне и вовнутрь. Я в себе соединяю эти два полюса: интимность и открытость миру. Эта фундаментальная двоичность коренится в сущности человека.

// Лекция Альфрида Лэнгле 2 октября, в рамках конференции «О любви, одиночестве и счастье в отношениях. Экзистенциально-аналитическая терапия пар». Источник: http://thezis.ru/chto-uderzhivaet-paru-vmeste-lektsiya-alfrida-lengle.html Thezis.ru Гумани

Шкала экзистенции (ШЭ) является одним из психометрических инструментов, разработанных в рамках экзистенциально-аналитической теории А. Лэнгле. Над опросником в 1988-1989 гг. работала К. Орглер, она подобрала вопросы и получила первые данные по стандартизации на выборке, составляющей более тысячи испытуемых. Тест измеряет экзистенциальную исполненность, как она субъективно ощущается испытуемым. В данной статье впервые на русском языке дается общее описание Шкалы экзистенции, назначения и структуры теста, а также его субшкал, приводятся бланк, ключи, кроме того, с использованием материалов одного из авторов теста К. Орглер даются рекомендации по интерпретации результатов. // Ключевые слова: экзистенция, свобода, ответственность, самотрансценденция, самодистанцирование.

// Из: ЭКЗИСТЕНЦиальный АНАЛИЗ. №1. Бюллетень, 2009 Москва, 141-170

Московский психотерапевтический журнал 2006#1

В статье кратко описаны теоретическая и методическая база современного экзистенциального анализа — концепция четырех фундаментальных мотиваций, методы и техники консультативной и психотерапевтической работы. На примерах из практики и статистических данных показано, что примене* ние экзистенциального анализа позволяет телефонной психологической службе работать с широким спектром обращений клиентов, а также приближает ее по эффективности к очной психологической консультации.

В статье показано, что экзистенциальный анализ и клиентоцентрированная психотерапия — проявления одной и той же феноменологической парадигмы в психологии. В то же самое время они являются двумя различными психотерапевтическими формами, имеющими два различных первичных референта в человеке — его экзистенцию (существование) и его эссенцию (сущность), соответственно. Эти различные краеугольные камни определяют философские принципы, психологические понятия и психотерапевтические практики (методы и установки, техники и личностные позиции) основателей и последователей экзистенциального анализа и клиентоцентрированной психотерапии. Ключевые слова: Психотерапия, экзистенциальная психология, гуманистическая психология, объясняющая парадигма, понимающая парадигма, ценности, экзистенциальный анализ, клиентоцентрированная психотерапия, аналитический метод, феноменологический метод, существование, сущность.

// Вопросы психологии 2007

Синдром эмоционального выгорания понимается нами как проявление неэкзистенциальной установки по отношению к жизни — установки, которую человек занимает чаще всего бессознательно и ради самых благих целей. При этом игнорирование экзистенциальной действительности является настолько фундаментальным, что это приводит к дефицитарной витальной симптоматике как в соматическом, так и в психическом аспектах. Таким образом, эта симптоматика выполняет защитную функцию по предотвращению дальнейшего развития не экзистенциальной установки. На основании такого понимания синдрома выгорания можно сформулировать рекомендации по его предупреждению. Они являются также превентивными мерами по отношению к зависимостям. В данной работе рассматривается также стратегия психотерапии, направленная на развитие экзистенциальных установок личности, страдающей синдромом выгорания.

// статья публиковалась в Вопросах психологии за 2008 год, №2. В переводе с немецкого О.М. Ларченко.

27 ноября 2014 года состоялась лекция известного австрийского психотерапевта, основателя современного экзистенциального анализа Альфрида Лэнгле на тему «Эмоциональное выгорание — пепел после фейерверка. Экзистенциально-аналитическое понимание и предупреждение». Тезис.ру публикует текст лекции в небольшом сокращении.

Другие публикации:  Иммуномодуляторы при опоясывающем лишае

Эмоциональное выгорание понимается автором как проявление неэкзистенциаль­ной установки по отношению к жизни — установки, которой человек придерживается, чаще всего бессознательно, ради самых благих целей. При этом игнори­рование экзистенциальной действительности является настолько фундаменталь­ным, что приводит к дефицитарной витальной симптоматике как в соматическом, так и в психическом аспекте. Таким образом, эта симптоматика выполняет защит­ную функцию по предотвращению дальнейшего развития неэкзистенциальной установки. Ключевые слова: эмоциональное выгорание, концепция четырех экзистен­циальных мотиваций (А. Лэнгле), логотерапия, дефицит экзистенциального смыс­ла (В. Франкл), неэкзистенциальная установка.

// Вопросы психологии. 2008. № 2

// (публичная лекция в МПГУ, 21 ноября 2007 г.) Перевод с немецкого: Владимир Загвоздкин. Расшифровка, редакция: Евгений Осин.

Синдром эмоционального выгорания у сотрудников и борьба с ним

Под эмоциональным выгоранием (burn-out) понимается комплекс особых психических проблем, возникающих у человека в связи с его профессиональной деятельностью. Впервые они были описаны Х. Фройденбергером в 1974 г. Он наблюдал их у специалистов так называемых помогающих профессий — людей, с полной самоотдачей и с большим воодушевлением работавших в общественных организациях. После нескольких месяцев такой добровольной деятельности у этих людей наблюдался целый ряд характерных симптомов: истощение, раздражительность, цинизм и т.д., которые Х. Фройденбергером по контрасту с начальным «эмоциональным горением» назвал «эмоциональным выгоранием».

Самое известное описание синдрома дала впоследствии К. Маслах: Эмоциональное выгорание — это синдром эмоционального истощения, деперсонализации и снижения личностных достижений, который может возникать среди специалистов, занимающихся разными видами помогающих профессий.

Сегодня есть авторитетные авторы, которые не ограничивают сферу проявления эмоционального выгорания только помогающими профессиями. А. Пайнз и Е. Аронсон, например, рассматривают эмоциональное выгорание как признак переутомления, который может встречаться в любой профессии, а также и за пределами профессиональной деятельности (например, в работе по дому).

Синдром эмоционального выгорания может быть опознан по трем симптомам:

1) эмоциональное истощение; у работника появляется хроническая усталость, снижается настроение (иногда при одной только мысли о работе), также наблюдаются расстройства сна, диффузные телесные недуги, усиливается подверженность болезням;

2) деперсонализация/дегуманизация; отношение к коллегам, да и к тем, кто нуждается в помощи, становится негативным, даже циничным, появляется чувство вины, человек выбирает автоматическое «функционирование» и всячески избегает нагрузок;

3) переживание собственной несостоятельности; человек страдает от недостатка успеха, признания, а также от потери контроля над ситуацией, постоянно чувствует собственную несостоятельность и чрезмерность предъявляемых к нему требований.

Впоследствии Г. Соннек (1994) добавил к этим трем симптомам еще один — витальную нестабильность, все вместе они представляют собой первые признаки «развития предсуицидального состояния». Он приводит следующие симптомы витальной нестабильности: депрессия, подавленное настроение, возбудимость, чувство стесненности, тревожность, беспокойство, чувство безнадежности и раздражительность. Эмоциональное выгорание, по его мнению, представляет собой реальную специфическую угрозу здоровью, в особенности в профессиональных группах врачей. Это фактор (наряду с депрессиями и лекарственными зависимостями), увеличивающий вероятность суицида. Так, по его данным, суицид встречается у австрийских врачей-мужчин приблизительно на 50% чаще, чем у австрийских врачей-женщин, и на 250% чаще, чем в среднем у населения. Нужно отметить, что женские суициды (в том числе у врачей) в общем встречаются намного реже, чем мужские.

Стадии развития эмоционального выгорания рассматриваются по-разному. Х.Фройденбергер в начале своих исследований различал только две стадии: раннюю, когда чувства еще сохранены, и последующую, характеризующуюся полным отсутствием эмоций; впоследствии он выделил 12 стадий. На начальной присутствует навязчивое стремление проявить себя, включаясь в активную деятельность. На следующих стадиях наблюдается пренебрежение к собственным потребностям, переосмысление ценностей, отрицание возникающих проблем. Наконец, на завершающей стадии мы встречаемся с феноменами отступления (апатия, человек внутренне «сдается»), деперсонализации, внутренней пустоты вплоть до полного эмоционального и физического истощения.

К. Маслах в свою очередь выделяет четыре стадии, на которых последовательно превалируют:

1) идеализм и чрезмерные требования к себе;

2) эмоциональное и психическое истощение;

3) дегуманизация как способ защиты;

4) синдром отвращения (к себе → к другим → ко всему).

Все это приводит, наконец, к краху (увольнению или болезни).

Под эмоциональным выгоранием понимается затяжное состояние истощения, возникающее в деятельности. Истощение — ведущий симптом и основная характеристика эмоционального выгорания, от которой проистекают все другие симптомы. Состояние истощения сначала касается только самочувствия, затем оно начинает влиять непосредственно на переживание, а потом также и на решения, позиции, установки и действия человека

Затяжное расстройство создает подавленный эмоциональный фон, на котором специфически воспринимается и все остальное. Переживание самого себя и мира характеризуется хроническим отсутствием телесно-психической силы, ощущением пустоты, которое сопровождается нарастающим ощущением утраты духовных ориентиров. К пустоте рано или поздно добавляется чувство бессмысленности, которое распространяется на все большее число аспектов жизни (не только на работу, но и на свободное время и личную жизнь), и в итоге уже сама жизнь переживается как бессмысленная.

Как возникает истощение? В чем ошибка людей, у которых оно появляется? Чего им недостает? Почему у других людей, которые тоже много работают, не возникает эмоциональное выгорание?

Эмоциональное выгорание — это результат того, что человек в профессии в течение длительного времени не проживает ценностей. Ту же мысль можно выразить другими словами: истинная исполненность в работе — лучшая защита от эмоционального выгорания. До тех пор, пока кто-то с радостью и интересом работает над чем-то и может испытывать связанные с этим переживания, он не подвергается опасности выгореть

Значение методов расслабления и периодов отдыха неоспоримо для предупреждения этого синдрома. Однако работа над планированием отдыха и тайм-менеджмент (планирование времени) будут полезны лишь в том случае, если одновременно с этим и даже до этого ведется работа над экзистенциальными установками и ситуативными позициями. Лишь на этом фоне отдых и расслабление могут иметь продолжительное действие. Здесь экзистенциальный анализ выходит на уровень развития личности. Вот некоторые типичные экзистенциально-аналитические вопросы по предупреждению и по работе с синдромом выгорания (предупреждение эмоционального выгорания осуществляется через вопросы к себе самому):

  • Для чего я это делаю? Что мне это дает? Дает ли мне это также и что-то еще, может быть, что-то, в чем я не так охотно готов признаться самому себе?
  • Нравится ли мне то, что я делаю? Мне нравится только результат или также и процесс? Что я получаю от процесса? Охотно ли я вступаю в него? Захватывает ли он меня? Переживаю ли я в нем себя свободно обменивающимся с миром (в потоке, в диалоге)?
  • Хочу ли я посвятить этому делу жизнь — то ли это, ради чего я живу?

Некоторые рекомендации руководителям. Как отследить эмоциональное выгорание у своих сотрудников и что с этим делать?

– не забывайте о том, что Ваши сотрудники тоже люди, у них есть свои эмоции, свои переживания, и им, как и всем необходим отдых. Если есть возможность — выделите комнату для Вашего персонала, где бы Ваши сотрудники могли расслабиться на мягком диване, попить горячий кофе. Небольшой отдых пусть даже в 15 минут может оказаться очень эффективным (за это время восстанавливается работоспособность). Плюс к этому ничто так не сплочает коллектив, как совместный отдых.

– организуйте встречу Ваших сотрудников с психологами-тренерами, которые научат их управлению своими эмоциями, управлению функциональным состоянием, релаксации. Деньги, потраченные на такого специалиста, окупятся очень быстро.

– постарайтесь разрешать конфликты между Вашими сотрудниками сразу после их возникновения (конфликты между сотрудниками, неудовлетворенность профессиональным окружением часто являются причиной эмоционального выгорания)

– не забывайте про премии для Ваших сотрудников. Предположение — если человек достаточно получает, у него не может возникнуть неудовлетворенности от работы — неверно. Точно так же, как и то, что заработная плата не является мотивацией к работе (исключение — первые два месяца работы сотрудника, в этот период заработная плата действительно является мотивирующим фактором). А вот премии — хороший источник мотивации и ресурса для избегания возникновения эмоционального выгорания.

– если Вы видите, что один из Ваших сотрудников выгорает (в особенности, если это незаменимый сотрудник) — дайте ему небольшой отгул. Эффективность его работы, после небольшого отдыха, окупится очень быстро. Следует помнить, что находясь в подавленном состоянии, люди понимают, что необходимо что-то поменять, чтобы все вернулось на круги своя — и люди меняю работу (т.к. профессиональную сферу своей жизни легче всего поменять)

Синдром эмоционального выгорания не случайно является сегодня модной темой — в нем описывается типичный феномен нашего времени. Это время характеризуется не только спешкой, разнообразием возможностей для деятельностей и нацеленностью на достижения, но и отсутствием отношений, и необязательностью, это прагматическое время, наполненное духом потребления, в котором все служит достижению максимальной производительности. Поэтому эмоциональное выгорание можно рассматривать как счет, предъявляемый нам за отчужденную, удаленную от нашей человеческой (экзистенциальной) действительности жизнь в угоду требованиям своего времени.

Альфрид Лэнгле. Эмоциональное выгорание — пепел после фейерверка. Экзистенциально-аналитическое понимание и предупреждение (лекция в МСПИ, 27.11.2014)

27 ноября 2014 года в Московском социально-педагогическом института состоялась лекция известного австрийского психотерапевта профессора университетов Вены и Инсбрука (Австрия), Президента Международного общества экзистенциального анализа и логотерапии в Вене (GLE-International), вице-президента Международной федерации психотерапии (IFP), доктора медицинских и философских наук Альфрида Лэнгле на тему «Эмоциональное выгорание — пепел после фейерверка. Экзистенциально-аналитическое понимание и предупреждение». Размещаем текст лекции, который опубликован на сайте Тезис.ру в незначительном сокращении. Признательность за ссылку — Виктору Ефимовичу Кагану .

Эмоциональное выгорание (burn-out) — это симптом нашего времени. Это состояние истощения, которое приводит к параличу наших сил, чувств и сопровождается утратой радости по отношению к жизни. В наше время случаи синдрома выгорания учащаются. Это касается не только социальных профессий, для которых синдром выгорания был характерен ранее, но и других профессий, а также личной жизни человека. Распространению синдрома выгорания способствует наша эпоха — время достижений, потребления, нового материализма, развлечений и получения удовольствия от жизни. Это время, когда мы эксплуатируем сами и позволяем себя эксплуатировать. Именно об этом я хотел бы сегодня поговорить.

Сначала я опишу синдром выгорания и скажу несколько слов о том, как его можно распознать. Затем я попытаюсь рассказать о том фоне, на котором возникает этот синдром, а затем дать небольшой обзор работы с синдромом выгорания и показать, как можно его предотвратить.

Кто не знает симптомы выгорания? Я думаю, что каждый человек когда-либо их ощущал. Мы обнаруживаем у себя признаки истощения, если пережили большое напряжение, осуществили что-то масштабное. Например, если мы готовились к экзаменам, работали над каким-то проектом, писали диссертацию или воспитывали двух маленьких детей. Бывает, что на работе потребовалось большое напряжение сил, были какие-то кризисные ситуации, или, например, во время эпидемии гриппа врачам приходилось очень много работать.

И тогда возникают такие симптомы, как раздражительность, отсутствие желаний, расстройство сна (когда человек не может заснуть, либо, наоборот, спит очень продолжительное время), снижение мотивации, человек чувствует себя преимущественно некомфортно, могут проявляться депрессивные симптомы. Это несложный вариант выгорания — выгорание на уровне реакции, физиологическая и психологическая реакция на чрезмерное напряжение. Когда ситуация завершается, симптомы исчезают сами по себе. В этом случае могут помочь свободные выходные дни, время для себя, сон, отпуск, занятия спортом. Если мы не восполняем энергию посредством отдыха, организм переходит в режим экономии сил.

В действительности, и тело, и психика так устроены, чтобы большое напряжение было возможным — ведь людям иногда приходится много работать, достигать каких-то больших целей. Например, чтобы вызволить свою семью из какой-то беды. Проблема заключается в другом: если вызов не заканчивается, то есть если люди по-настоящему не могут отдохнуть, постоянно находятся в состоянии напряжения, если они постоянно чувствуют, что к ним предъявляются какие-то требования, они всегда озабочены чем-то, испытывают страх, постоянно бдительны в отношении чего-то, чего-то ожидают, это приводит к перенапряжению нервной системы, у человека напрягаются мышцы, возникают боли. Некоторые люди во сне начинают скрежетать зубами — это может быть одним из симптомов перенапряжения.

Другие публикации:  Синдром отмены алкоголя мкб 10

Если напряжение становится хроническим, то выгорание выходит на уровень расстройства.

В 1974 году психиатр из Нью-Йорка Фройденбергер впервые опубликовал статью о волонтерах, которые работали в социальной сфере от имени местной церкви. В этой статье он описывал их ситуацию. У этих людей были симптомы, похожие на депрессию. В их анамнезе он обнаруживал всегда одно и то же: сначала эти люди были в абсолютном восторге от своей деятельности. Потом этот восторг постепенно начинал уменьшаться. И в конечном счете они выгорели до состояния горсточки пепла. У всех них было обнаружена сходная симптоматика: эмоциональное истощение, постоянная усталость. При одной только мысли, что завтра нужно идти на работу, у них возникало чувство усталости. У них были различные телесные жалобы, они часто болели. Это была одна из групп симптомов.

Что касается их чувств, то они больше не имели силы. Произошло то, что он назвал дегуманизацией. Изменилось их отношение к людям, которым они помогали: сначала это было любящее, внимательное отношение, затем оно превратилось в циничное, отвергающее, негативное. Также ухудшились отношения с коллегами, возникало чувство вины, желание уйти от всего этого. Они работали меньше и делали все по шаблону, как роботы. То есть эти люди уже не были способны, как прежде, вступать в отношения и не стремились к этому.

Это поведение имеет определенную логику. Если у меня в чувствах больше нет силы, тогда у меня нет сил, чтобы любить, чтобы слушать, и другие люди становятся для меня нагрузкой. Такое чувство, что я больше не могу им соответствовать, их требования для меня чрезмерны. Тогда начинают действовать автоматические защитные реакции. С точки зрения психики, это очень разумно.

В качестве третьей группы симптомов автор статьи обнаружил снижение производительности. Люди были недовольны своей работой и своими достижениями. Они переживали себя как бессильных, не чувствовали, что достигают каких-то успехов. Всего для них было слишком много. И они чувствовали, что не получают того признания, которого они заслуживают.

Проведя это исследование, Фройденбергер обнаружил, что симптомы выгорания не коррелируют с количеством рабочих часов. Да, чем больше кто-то работает, тем больше страдает от этого его эмоциональная сила. Эмоциональное истощение растет пропорционально числу рабочих часов, но две другие группы симптомов — производительность и дегуманизация, обесчеловечивание отношений — почти не затрагиваются. Человек продолжает быть производительным какое-то время. Это указывает на то, что выгорание имеет свою собственную динамику. Это больше, чем просто истощение. На этом мы еще остановимся.

Фройденбергер создал шкалу, состоящую из 12 ступеней выгорания. Первая ступень еще выглядит очень безобидно: сначала у пациентов с выгоранием присутствует навязчивое желание утвердить себя («я могу что-то сделать»), может быть, даже в соперничестве с другими.

Потом начинается небрежное отношение к собственным потребностям. Человек больше не уделяет себе свободного времени, меньше занимается спортом, у него остается меньше времени для людей, для себя самого, он меньше разговаривает с кем-то.

На следующей ступени у человека нет времени для урегулирования конфликтов — и поэтому он их вытесняет, а позднее даже перестает их воспринимать. Он не видит, что на работе, дома, с друзьями имеются какие-то проблемы. Он отступает. Мы видим что-то похожее на цветок, который все больше увядает.

В дальнейшем утрачиваются чувства в отношении себя. Люди больше уже не чувствуют себя. Они всего лишь машины, станки и уже не могут остановиться. Через некоторое время они ощущают внутреннюю пустоту и, если это продолжается, то чаще становятся депрессивными. На последней, двенадцатой стадии человек полностью сломлен. Он заболевает — телесно и психически, переживает отчаяние, часто присутствуют суицидальные мысли.

Однажды ко мне пришел пациент с эмоциональным выгоранием. Пришел, сел в кресло, выдохнул и сказал: «Я рад, что я здесь». Он выглядел истощенным. Оказалось, что он даже не смог позвонить мне, чтобы договориться о встрече — его жена набрала телефонный номер. Я спросил его тогда по телефону, насколько это срочно. Он ответил, что срочно. И тогда я договорился с ним о первой встрече в понедельник. В день встречи он признался: «Все два дня выходных я не мог гарантировать, что я не выпрыгну из окна. Мое состояние было настолько невыносимым».

Это был очень успешный бизнесмен. Его сотрудники об этом ничего не знали — ему удалось скрывать от них свое состояние. И очень долгое время он скрывал это от своей жены. На одиннадцатой стадии его жена это заметила. Он все еще продолжал отрицать свою проблему. И лишь когда он уже не мог больше жить, уже под напором извне, он был готов что-то сделать. Вот так далеко может завести синдром выгорания. Конечно, это экстремальный пример.

ОТ ЭНТУЗИАЗМА К ОТВРАЩЕНИЮ

Чтобы более простыми словами обозначить то, как проявляет себя эмоциональное выгорание, можно прибегнуть к описанию немецкого психолога Матиаса Буриша. Он описал четыре этапа.

Первый этап выглядит совершенно безобидно: это действительно еще не совсем выгорание. Это та стадия, когда нужно быть внимательным. Именно тогда человеком движет идеализм, какие-то идеи, некая восторженность. Но требования, которые он постоянно предъявляет по отношению к себе, чрезмерны. Он слишком много требует от себя в течение недель и месяцев.

Второй этап — это истощение: физическое, эмоциональное, телесная слабость.

На третьей стадии обычно начинают действовать первые защитные реакции. Что делает человек, если требования постоянно чрезмерны? Он уходит из отношений, происходит дегуманизация. Это реакция противодействия в качестве защиты, для того чтобы истощение не становилось сильнее. Интуитивно человек чувствует, что ему нужен покой, и в меньшей степени поддерживает социальные отношения. Те отношения, которые должны проживаться, потому что без них нельзя обойтись, отягощаются отвержением, отталкиванием.

То есть, в принципе, это правильная реакция. Но только та область, где эта реакция начинает действовать, не является подходящей для этого. Скорее, человеку нужно быть спокойнее относительно тех требований, которые ему предъявляются. Но именно это им не удается — уйти от запросов и претензий.

Четвертый этап — это усиление того, что происходит на третьем этапее, терминальная стадия выгорания. Буриш называется это «синдром отвращения». Это понятие, которое означает, что человек больше в себе не несет никакой радости. В отношении всего возникает отвращение. Например, если я съел гнилую рыбу, у меня наступила рвота, а на следующий день я слышу запах рыбы, у меня возникает отвращение. То есть это защитное чувство после отравления.

Говоря о причинах, в общем и целом различают три области. Это индивидуально-психологическая область, когда у человека возникает сильное желание отдаться этому стрессу. Вторая сфера — социально-психологическая, или общественная — это давление извне: различные модные течения, какие-то общественные нормы, требования на работе, дух времени. Например, считается, что каждый год нужно отправляться в путешествие — и если я этого не могу, тогда я не соответствую людям, живущим в данное время, их образу жизни. Это давление может осуществляться в скрытой форме, и оно может иметь своим следствием выгорание.

Более драматичные требования — это, например, требования пролонгированного рабочего времени. Сегодня человек перерабатывает и не получает за это оплаты, а если он это не делает, его увольняют. Постоянные переработки — это издержки, присущие капиталистической эпохе, в рамках которых живет Австрия, Германия и, вероятно, также и Россия.

Итак, мы выделили две группы причин. С первой мы можем работать в психологическом аспекте, в рамках консультирования, а во втором случае нужно что-то менять на уровне политическом, на уровне профсоюзов.

Но есть еще и третья причина, которая связана с организацией систем. Если система предоставляет отдельному человеку слишком мало свободы, слишком мало ответственности, если происходит мобинг (травля), тогда люди подвергаются очень большому стрессу. И тогда, конечно, необходима реструктуризация системы. Необходимо развивать организацию по-другому, вводить коучинг.

СМЫСЛ НЕЛЬЗЯ КУПИТЬ

Мы ограничимся рассмотрением группы психологических причин. В экзистенциальном анализе мы эмпирическим путем установили, что причиной эмоционального выгорания является экзистенциальный вакуум. Эмоциональное выгорание можно понимать как особую форму экзистенциального вакуума. Виктор Франкл описывал экзистенциальный вакуум как страдание от чувства пустоты и отсутствия смысла.

Исследование, проведенное в Австрии, во время которого были протестированы 271 врач, показало следующие результаты. Обнаружилось, что у тех врачей, которые вели наполненную смыслом жизнь и не страдали от экзистенциального вакуума, почти не возникало выгорания, даже если они работали в течение многих часов. Те же врачи, у которых обнаруживался относительно высокий уровень экзистенциального вакуума в своей работе, демонстрировали высокие показатели выгорания, даже если они работали меньшее количество часов.

Из этого мы можем сделать вывод: смысл купить нельзя. Ничего не дает зарабатывание денег, если я на своей работе страдаю от пустоты и отсутствия смысла. Мы не можем это компенсировать.

Синдром выгорания ставит нас перед вопросом: действительно ли я переживаю смысл в том, что делаю? Смысл зависит от того, ощущаем мы персональную ценность в том, что мы делаем, или нет. Если мы следуем за кажущимся смыслом: карьерой, социальным признанием, любовью окружающих, тогда это ложный или кажущийся смысл. Он стоит нам больших сил и вызывает стресс. И как следствие у нас возникает дефицит исполненности. Тогда мы переживаем опустошение — даже тогда, когда расслабляемся.

На другом полюсе находится такой способ жизни, где мы переживаем исполненность — даже если устаем. Исполненность, несмотря на усталость, не приводит к выгоранию.

Обобщая, мы можем сказать следующее: выгорание — это конечное состояние, наступающее вследствие продолжающегося создания чего-то без переживания в аспекте исполненности. То есть если в том, что я делаю, я переживаю смысл, если я чувствую, что то, что я делаю, это хорошо, интересно и важно, если я радуюсь этому и хочу это делать, то тогда выгорания не происходит. Но эти чувства не нужно путать с воодушевлением. Энтузиазм необязательно связан с исполненностью — это более скрытая от других, более скромная вещь.

ЧЕМУ Я ОТДАЮ СЕБЯ?

Еще один аспект, к которому нас подводит тема выгорания, — это мотивация. Почему я делаю что-то? И насколько я к этому обращен? Если я не могу подарить свое сердце тому, что я делаю, если меня это не интересует, я делаю это по каким-то другим причинам, тогда мы в каком-то смысле лжем.

Это похоже на то, как если бы я кого-то слушал, но думал о чем-то другом. То есть тогда я не присутствую. Но если я не присутствую на работе, в своей жизни, тогда я не могу там же получать за это вознаграждение. Речь не о деньгах. Да, я, конечно, могу зарабатывать деньги, но я персонально не получаю вознаграждения. Если я не присутствую сердцем в каком-то деле, а использую то, что я делаю, в качестве средства для достижения целей, тогда я злоупотребляю ситуацией.

Другие публикации:  Вакуумные поилки для кур своими руками

Например, я могу начать какой-то проект, потому что он сулит мне большие деньги. И я почти не могу отказаться и как-то этому противостоять. Таким образом мы можем быть соблазнены каким-то выбором, который потом приведет нас к выгоранию. Если это происходит лишь однажды, то, может, это не так плохо. Но если это продолжается в течение многих лет, тогда я просто прохожу мимо своей жизни. Чему я отдаю себя?

И тут, кстати, может быть крайне важным, чтобы у меня возник синдром выгорания. Потому что, вероятно, я не могу сам остановить направление своего движения. Мне нужна та стена, с которой я столкнусь, какой-то толчок изнутри, чтобы я просто не мог продолжать двигаться и пересмотрел свои действия.

Пример с деньгами, наверное, самый поверхностный. Мотивы могут быть гораздо глубже. Например, я могу хотеть признания. Мне нужна похвала от другого. Если не удовлетворить эти нарциссические потребности, то я становлюсь беспокойным. Снаружи это совсем не видно — только люди, которые близки этому человеку, могут это ощущать. Но, вероятно, я даже не стану об этом с ними говорить. Или я сам не осознаю, что у меня имеются такие потребности.

Или, например, мне обязательно нужна уверенность. Я познал нищету в детстве, мне приходилось донашивать старую одежду. За это меня высмеивали, и я стыдился. Может быть, даже моя семья голодала. Я не хотел бы больше никогда такое пережить.

Я знал людей, которые стали очень богатыми. Многие из них дошли до синдрома выгорания. Потому что для них это было первичным мотивом — в любом случае предотвратить состояние нищеты, чтобы снова не стать бедными. По человечески это понятно. Но это может привести к чрезмерным требованиям, которые никогда не закончатся.

Чтобы люди в течение продолжительного времени были готовы следовать за такой кажущейся, ложной мотивацией, за их поведением должен стоять недостаток чего-то, психически ощущаемый дефицит, какая-то беда. Этот дефицит приводит человека к самоэксплуатации.

Этот дефицит может быть не только субъективно ощущаемой нуждой, но и установкой по отношению к жизни, которая, в конечном счете, может привести к выгоранию.

Как я понимаю свою жизнь? На основании этого я могу разрабатывать свои цели, согласно которым я живу. Эти установки могут быть от родителей, или человек развивает их в себе сам. Например: я хочу чего-то добиться. Или: я хочу иметь троих детей. Стать психологом, врачом или политиком. Таким образом человек сам для себя намечает цели, которым он хочет следовать.

Это совершенно нормально. У кого из нас нет целей в жизни? Но если цели становятся содержанием жизни, если они становятся слишком большими ценностями, тогда они ведут к ригидному, застывшему поведению. Тогда мы кладем все силы ради достижения поставленной цели. И все, что мы делаем, становится средством достижения цели. А это не несет в себе собственной ценности, а представляет лишь полезную ценность.

«Как хорошо, что я буду играть на скрипке!» — это проживание собственной ценности. Но если я хочу быть первой скрипкой на концерте, тогда, играя какое-то произведение, я буду постоянно сравнивать себя с другими. Я знаю, что мне нужно еще упражняться, играть и играть, чтобы добиться цели. То есть у меня преобладает ориентация на цель за счет ориентации на ценность. Таким образом возникает дефицит внутреннего отношения. Я делаю что-то, но в том, что я делаю, не присутствует внутренней жизни. И тогда моя жизнь утрачивает жизненную ценность. Я сам уничтожаю внутренние содержания ради достижения целей.

А когда человек таким образом пренебрегает внутренней ценностью вещей, недостаточно уделяет этому внимания, возникает недооценка ценности собственной жизни. То есть получается, что я использую время своей жизни на цель, которую я перед собой поставил. Это приводит к утрате отношений и к несоответствию самому себе. И при таком невнимательном отношении к внутренним ценностям и ценности собственной жизни возникает стресс.

Все, о чем мы сейчас говорили, можно обобщить следующим образом. Тот стресс, который приводит к выгоранию, связан с тем, что мы слишком долго, без чувства внутреннего согласия делаем что-то без ощущения ценности вещей и себя. Таким образом мы приходим к состоянию преддепрессии.

Это бывает также тогда, когда мы делаем слишком много всего, и просто ради того, чтобы сделать. Например, я готовлю обед только, чтобы он поскорей был готов. И тогда я рад, когда он уже позади, сделан. Но если мы радуемся тому, что что-то уже прошло, это показатель того, что в том, что мы делаем, нами не была увидена ценность. А если это не имеет ценности, тогда я не могу сказать, что мне нравится это делать, что для меня это важно.

Если у нас в жизни присутствует слишком много таких элементов, тогда мы, по сути дела, радуемся тому, что жизнь проходит мимо. Таким образом нам нравится смерть, уничтожение. Если я просто что-то осуществляю, это не жизнь — это функционирование. А мы не должны, мы не имеем права слишком много функционировать — мы должны следить, чтобы во всем, что мы делаем, мы жили, чувствовали жизнь. Чтобы она не прошла мимо нас.

Выгорание — это такой психический счет, который нам выставляют за долгое отчужденное отношение с жизнью. Это та жизнь, которая не является по-настоящему моей.

Тот, кто больше чем половину времени занят вещами, которые он делает неохотно, не дарит этому свое сердце, не испытывает при этом радость, тот раньше или позже должен ожидать, что переживет синдром выгорания. Тогда я нахожусь в опасности. Везде, где я в своем сердце чувствую внутреннее согласие в отношении того, что я делаю, и чувствую себя, там я защищен от выгорания.

Как можно работать с синдромом выгорания и как можно его предотвратить? Многое решается само по себе, если человек понимает, с чем связан синдром выгорания. Если понимать это про себя или про своих друзей, то можно начать решать эту задачу, поговорить с собой или друзьями об этом. Должен ли я продолжать жить таким образом?

Я сам чувствовал себя так два года назад. Я намеревался в течение лета написать книгу. Со всеми бумагами я поехал на свою дачу. Приехал, осмотрелся, пошел погулять, поговорил с соседями. На следующий день я делал то же самое: позвонил друзьям, мы встретились. На третий день снова. Я подумал, что, вообще говоря, уже должен начать. Но особого желания я в себе не почувствовал. Я попытался напомнить, что надо, что ждет издательство — это уже было давление.

Тогда я вспомнил про синдром выгорания. И я сказал себе: наверное, мне нужно больше времени, и мое желание наверняка вернется. И я позволил себе наблюдать. Ведь желание приходило каждый год. Но в тот год оно не пришло, и до конца лета я даже не открыл эту папку. Я не написал ни строчки. Вместо этого я отдыхал и делал замечательные вещи. Потом я стал колебаться, как мне к этому относиться — как к плохому или как к хорошему? Получается, что я не смог, это была неудача. Тогда я сказал себе, что это разумно и хорошо, что я поступил так. Дело в том, что я был немного истощен, потому что перед летом было очень много дел, весь академический год был очень насыщенным.

Здесь, конечно, у меня была внутренняя борьба. Я действительно думал и осмысливал то, что в моей жизни является важным. В результате я усомнился в том, что написанная книга является настолько важным делом в моей жизни. Гораздо важнее прожить что-то, побыть здесь, проживать ценные отношения, — если это возможно, пережить радость и не откладывать это постоянно на потом. Мы не знаем, сколько у нас осталось времени.

Вообще, работа с синдромом выгорания начинается с разгрузки. Можно уменьшить цейтнот, делегировать что-то, разделять ответственность, ставить реалистичные цели, критически рассматривать те ожидания, которые имеешь. Это большая тема для обсуждения. Здесь мы действительно наталкиваемся на очень глубокие структуры экзистенции. Здесь идет речь о нашей позиции по отношению к жизни, о том, чтобы наши установки были аутентичными, соответствовали нам.

Если синдром выгорания имеет уже гораздо более выраженную форму, нужно получить больничный, физически отдохнуть, обратиться к врачу, при более легких расстройствах полезно лечение в санатории. Или просто устроить хорошее время для себя, пожить в состоянии разгрузки.

Но проблема в том, что многие люди, имеющие синдром выгорания, не могут себе это разрешить. Или человек уходит на больничный, но так и продолжает предъявлять к себе чрезмерные требования — таким образом он не может выйти из стресса. Люди страдают о угрызений совести. А в состоянии болезни усиливается выгорание.

Кратковременно могут помочь медикаменты, но они не представляют собой решение проблемы. Телесное здоровье — это основа. Но также нужна и работа над собственными потребностями, внутренним дефицитом чего-то, над установками и ожиданиями по отношению к жизни. Нужно подумать, как уменьшить давление социума, как можно самому себя защитить. Иногда даже подумать о том, чтобы сменить место работы. В самом тяжелом случае, который я видел в своей практике, человеку потребовалось 4-5 месяцев освобождения от работы. А после выхода на работу — новый стиль работы — в противном случае через пару месяцев люди снова выгорают. Конечно, если человек работает на износ в течение 30 лет, то ему сложно перенастроиться, но это необходимо.

Предотвратить синдром выгорания можно, задавая себя два простых вопроса:

1) Для чего я это делаю? Для чего я учусь в институте, для чего я пишу книгу? Какой в этом смысл? Является ли это для меня ценностью?

2) Нравится ли мне делать то, что я делаю? Люблю ли я это делать? Чувствую ли я, что это хорошо? Настолько хорошо, что я делаю это охотно? Приносит ли мне то, что я делаю, радость? Может быть, не всегда дело будет обстоять таким образом, но чувство радости и удовлетворения должно преобладать.

В конечном итоге я могу задать другой, более масштабный вопрос: хочу ли я ради этого жить? Если я буду лежать на смертном одре и оглянусь назад, хочу ли я, чтобы было так, что я ради этого жил?