Лечение гепатита с бесплатно в самаре

Софосбувир В Самарской области

Самара – город миллионник, на 9 месте среди городов России по численности, а Самарская область –одна из крупнейших в России: в Тольятти, Сызрань, Жигулевск проживают 2 миллиона человек (из 3200 000 по области).

Один из первых регионов, где компания «Гепард» начала свою работу, и результат не заставил себя ждать – по состоянию на 2017 год динамика заболеваемости гепатитом С в Самаре значительно уменьшилась.

И нам приятно осознавать, что мы имеем к этому самое непосредственное отношение – купить софосбувир из Индии (именно с появлением индийских препаратов связаны 97% случаев выздоровлений от гепатита С в России) в Самаре можно не выходя из дома, по телефону.

Наша горячая линия 8-800-2500-928 всегда на связи.

Софосбувир цена с доставкой в Самару

Если вы еще не знаете нужную схему лечения, задайте вопрос заполнив ЭТУ ФОРМУ .

17510 руб при получении

49890 руб при получении

39900 руб по предоплате

99780 руб при получении

79800 руб по предоплате

17510 руб при получении

49890 руб при получении

39900 руб по предоплате

99780 руб при получении

79800 руб по предоплате

15750 руб при получении

44880 руб при получении

37890 руб по предоплате

89760 руб при получении

75780 руб по предоплате

16450 руб при получении

46890 руб при получении

38490 руб по предоплате

93780 руб при получении

76980 руб по предоплате

17510 руб при получении

49890 руб при получении

39900 руб по предоплате

99780 руб при получении

79800 руб по предоплате

15750 руб при получении

44880 руб при получении

37890 руб по предоплате

89760 руб при получении

75780 руб по предоплате

16450 руб при получении

46900 руб при получении

38500 руб по предоплате

93800 руб при получении

77000 руб по предоплате

21010 руб при получении

59880 руб при получении

49890 руб по предоплате

119760 руб при получении

99780 руб по предоплате

19260 руб при получении

54900 руб при получении

47880 руб по предоплате

109800 руб при получении

95760 руб по предоплате

Мы консультируем бесплатно по всем вопросам.

Жители Самарской области часто спрашивают нас, почему лучше покупать софосбувир из Индии, а не в аптеке.

Ответ очень прост: даже если вас не смущает цена софосбувира «Совальди» от «Гилеад» в самарских аптеках (от 298 000 рублей), купить ледипасвир, даклатасвир, велпатасвир вы все равно не сможете. В аптеках их нет, они не зарегистрированы в России. Как известно, софосбувир как монотерапия не применяется – так что если вы не хотите использовать в качестве второго препарата устаревший из-за побочных эффектов рибавирин, вам все равно придется покупать индийские лекарства.

Как эксперты в области доставки сертифицированных лекарств софосбувир, даклатасвир и ледипасвир, мы не имеем объективных оснований рекомендовать вам аптечный софосбувир по высокой цене в Самаре.

Вы значительно сэкономите, и обеспечите себе надежный фундамент для выздоровления, обратившись в «Гепард»:

— Гарантии качества и доставки.

Решение купить софосбувир у нас принималось долго, еще дольше искали подходящий магазин – в интернете заказывать на такие серьезные деньги всегда немного страшно. Нашли вас, и теперь очень рады этому. Весь курс оплачен, лекарства получены, все отлично. Показали упаковку врачу, он все одобрил, теперь приступаем к лечению, и уже можно не думать о том, где еще потом покупать и искать эти лекарства.

Покупал софосбувир в Новгороде, но потом перешел сюда, и вот, теперь могу смело сказать, что это лучший вариант. Доверять этим людям можно – для начала объяснят все как положено, и все, абсолютно все, выполнят как и ожидается. При этом пользовались Почтой России и все отлично дошло – в срок, без повреждения упаковки. Оплата через банк – к стандартной цене еще небольшая комиссия за перевод, но зато по полной предоплате хорошая скидка

К фирме вопросов нет – покупаю здесь даклахеп во второй раз, у меня все проходит без проблем. Выбираю вариант с предоплатой, так чтобы цена была чуть пониже. Доставка в Омск работает как часы, мне все нравится. Лекарства фирменные, полностью упакованные, с пленками и крышками, с инструкциями. Теперь остается пройти лечение и проверить, как мой организм отреагирует на курс. Рекомендую обращаться в «Гепард» — обойдетесь без нервотрепки.

Задать вопрос

Уважаемые посетители сайта!

Перед тем, как задать вопрос, рекомендуем Вам ознакомиться с «облаком вопросов», ведь велика вероятность того, что Ваш вопрос уже был задан.

Обратите внимание на то, что ответы базируются на данных, предоставленных Вами, носят рекомендательный характер и ни в коей мере не заменяют собой визита к специалисту.

Чтобы получить корректный ответ на вопрос — обязательно указывайте возраст и диагноз без сокращений и аббревиатур. Обязательно оставляйте контактный адрес электронной почты (один — для коректной работы почтового сервера) и, по желанию, контактный телефон для обратной связи.

Администрация сайта оставляет за собой право не публиковать ответы на анонимные вопросы. В соответствии со ст. 12 Федерального закона Российской Федерации от 02.05.2006 г. №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» предусмотрен срок размещения ответов на вопросы на сайте в течение 30 дней.

Лечение гепатита с бесплатно в самаре

Гепатит С. Пожилой человек. В местной поликлинике. как в местной
поликлинике.

Где консультироваться и лечиться в Самаре?

Наши гепатологи вам пропишут Викейра Пак, полный курс которого стоит около 1
млн. рублей. Поэтому все кому ляма жалко, едут в Индию и там в аптеке
покупают дженерики (индийские копии) Даклатасвира и Софосбувира, они пьются
вместе и также эффективны как Викейра Пак. Билеты на самолёт + курс таблеток
обойдётся не более 100 тысяч рублей.

«PLP» сообщил/сообщила в новостях следующее:
news:o5jaek$6pq$1JmTsdfwdsaJmTnewsJmT11JmTkraft-sJmT11JmTru.
> Гепатит С. Пожилой человек. В местной поликлинике. как в местной
> поликлинике.
>
> Где консультироваться и лечиться в Самаре?

Мяги 7а ООО «Гепатолог». Лет пять назад знакомый попал на участие в
программе с гепатитом Ц. Лечение обошлось бесплатно. И такие программы с
государственной квотой бываю у них не единожды.

«PLP» сообщил/сообщила в новостях следующее:
news:o5jaek$6pq$1JmTsdfwdsaJmTnewsJmT11JmTkraft-sJmT11JmTru.
> Гепатит С. Пожилой человек. В местной поликлинике. как в местной
> поликлинике.
>
> Где консультироваться и лечиться в Самаре?

Не вводите людей в заблуждение с 1 января 2011 года бесплатное лечение
Гепатита С только при наличии ВИЧ. Постановление правительство 1236. Или у
вашего знакомого ВИЧ или это враньё))

> Мяги 7а ООО «Гепатолог». Лет пять назад знакомый попал на участие в
> программе с гепатитом Ц. Лечение обошлось бесплатно. И такие программы с
> государственной квотой бываю у них не единожды.

Отделение гепатологии клиник СамГМУ в Клинической больнице.

«PLP» сообщил/сообщила в новостях следующее:
news:o5jaek$6pq$1JmTsdfwdsaJmTnewsJmT11JmTkraft-sJmT11JmTru.
> Гепатит С. Пожилой человек. В местной поликлинике. как в местной
> поликлинике.
>
> Где консультироваться и лечиться в Самаре?

Ключевое слово «Лет пять назад».

Я смотрю вы более компетентны в этом вопросе.

> Не вводите людей в заблуждение с 1 января 2011 года бесплатное лечение
> Гепатита С только при наличии ВИЧ. Постановление правительство 1236. Или у
> вашего знакомого ВИЧ или это враньё))

> Ключевое слово «Лет пять назад».

Лечение идёт 1 год, если он лечился полный курс, то он должен был начать не
позднее 1 января 2010, чтобы закончить до 1 января 2011, то есть 7 лет
назад, никак не пять.

810 это за какой дженерик и как называется? И надо же пить два ( Даклатасвир
+Софосбувир ).

А так по ценам, в индии в аптеке стоит $500, самые дешевые авиабилеты
туда-обратно в феврале $250, гостиница $15 сутки. То есть за эти же деньги
можно было слетать в Дели.

> «Гандимедикус» прсутствуют в Тольятти и интернете, можно от них получить
> счет, оплатить и получить эти Индийские таблетки через неделю-две. осенью
> 3 упаковки обошлись 810 баксов.
>

А так если брать курс на полгода самые дешёвые дженерики BIOCON ( CIMIVIR +
DACLAWIN ) в индии будет стоить $800 + авиабилеты с гостиницей $300. + поезд
до Москвы (вылет из Москвы). Всего выходит примерно 70 т.р.

«ЧукЧа» сообщил/сообщила в новостях следующее:
news:o5kgav$t62$1JmTsdfwdsaJmTnewsJmT11JmTkraft-sJmT11JmTru.
>
> «Artyom M.» сообщил/сообщила в новостях следующее:
> news:o5jepp$9m3$1JmTsdfwdsaJmTnewsJmT11JmTkraft-sJmT11JmTru.
>> Наши гепатологи вам пропишут Викейра Пак, полный курс которого стоит
>> около 1 млн. рублей. Поэтому все кому ляма жалко, едут в Индию и там в
>> аптеке покупают дженерики (индийские копии) Даклатасвира и Софосбувира,
>> они пьются вместе и также эффективны как Викейра Пак. Билеты на самолёт +
>> курс таблеток обойдётся не более 100 тысяч рублей.
>>
> «Гандимедикус» прсутствуют в Тольятти и интернете, можно от них получить
> счет, оплатить и получить эти Индийские таблетки через неделю-две. осенью
> 3 упаковки обошлись 810 баксов.
>

«Artyom M.» Написал в сообщении:
> ( Даклатасвир +Софосбувир ).
> в индии в аптеке стоит $500, самые дешевые авиабилеты
> туда-обратно в феврале $250, гостиница $15 сутки.

в такой гостинице не подхватишь чего-нить, по сравнению с чем
гепатит фигнёй покажется?

17.01.2017 11:15, ЧукЧа пишет:
>
> «Artyom M.» сообщил/сообщила в новостях следующее:
> news:o5jepp$9m3$1JmTsdfwdsaJmTnewsJmT11JmTkraft-sJmT11JmTru.
>> Наши гепатологи вам пропишут Викейра Пак, полный курс которого стоит
>> около 1 млн. рублей. Поэтому все кому ляма жалко, едут в Индию и там в
>> аптеке покупают дженерики (индийские копии) Даклатасвира и
>> Софосбувира, они пьются вместе и также эффективны как Викейра Пак.
>> Билеты на самолёт + курс таблеток обойдётся не более 100 тысяч рублей.
>>
> «Гандимедикус» прсутствуют в Тольятти и интернете, можно от них получить
> счет, оплатить и получить эти Индийские таблетки через неделю-две.
> осенью 3 упаковки обошлись 810 баксов.

Подскажите точнее, не нашёл в Тольятти!

On 17.01.2017 22:17, TLT wrote:
> 17.01.2017 11:15, ЧукЧа пишет:
>>
>> «Artyom M.» сообщил/сообщила в новостях следующее:
>> news:o5jepp$9m3$1JmTsdfwdsaJmTnewsJmT11JmTkraft-sJmT11JmTru.
>>> Наши гепатологи вам пропишут Викейра Пак, полный курс которого стоит
>>> около 1 млн. рублей. Поэтому все кому ляма жалко, едут в Индию и там в
>>> аптеке покупают дженерики (индийские копии) Даклатасвира и
>>> Софосбувира, они пьются вместе и также эффективны как Викейра Пак.
>>> Билеты на самолёт + курс таблеток обойдётся не более 100 тысяч рублей.
>>>
>> «Гандимедикус» прсутствуют в Тольятти и интернете, можно от них получить
>> счет, оплатить и получить эти Индийские таблетки через неделю-две.
>> осенью 3 упаковки обошлись 810 баксов.
>
>
> Подскажите точнее, не нашёл в Тольятти!

Немножко пугают тут, но описания явных проблем пока не встретилось:
http://www.hcv.ru/forum/viewtopic.php?p=2320697#p2320697

По препаратам ясно.
Насчет консультаций нет рекомендаций по Самаре?

On 17.01.2017 1:42, Artyom M. wrote:
> Наши гепатологи вам пропишут Викейра Пак, полный курс которого стоит
> около 1 млн. рублей. Поэтому все кому ляма жалко, едут в Индию и там в
> аптеке покупают дженерики (индийские копии) Даклатасвира и Софосбувира,
> они пьются вместе и также эффективны как Викейра Пак. Билеты на самолёт
> + курс таблеток обойдётся не более 100 тысяч рублей.
>
>
>
> «PLP» сообщил/сообщила в новостях следующее:
> news:o5jaek$6pq$1JmTsdfwdsaJmTnewsJmT11JmTkraft-sJmT11JmTru.
>> Гепатит С. Пожилой человек. В местной поликлинике. как в местной
>> поликлинике.
>>
>> Где консультироваться и лечиться в Самаре?
>

Смысл есть идти к гепатологу? У нас в стране имеет разрешение две схемы
лечения интерфероном и Викейра Пак. Интерфероновые это препараты предыдущего
поколения с большими побочными действиями, ими уже не лечат в нормальных
странах, а Викейра Пак стоит 1 миллион за курс, его все гепатологи и
назначают.

В случае Гепатита всё меняется каждый год. Новые препараты, новые
рекомендации по лечению. Все схемы лечения есть в Рекомендациях ВОЗ по
лечению гепатита 2016 год, скоро будет 2017. Всё что надо, это сдать
анализы, определить генотип и наличии цирроза печени. Далее открываете
рекомендации ВОЗ и берёте оттуда лечение из колонки
«Даклатасвир/софосбувир».

А вместо Даклатасвир/софосбувир использовать индийские дженерики, например
BIOCON ( CIMIVIR + DACLAWIN )

«PLP» сообщил/сообщила в новостях следующее:
news:o5nl66$cvt$1JmTsdfwdsaJmTnewsJmT11JmTkraft-sJmT11JmTru.
> Спасибо
>
> По препаратам ясно.
> Насчет консультаций нет рекомендаций по Самаре?
>
>
> On 17.01.2017 1:42, Artyom M. wrote:
>> Наши гепатологи вам пропишут Викейра Пак, полный курс которого стоит
>> около 1 млн. рублей. Поэтому все кому ляма жалко, едут в Индию и там в
>> аптеке покупают дженерики (индийские копии) Даклатасвира и Софосбувира,
>> они пьются вместе и также эффективны как Викейра Пак. Билеты на самолёт
>> + курс таблеток обойдётся не более 100 тысяч рублей.
>>
>>
>>
>> «PLP» сообщил/сообщила в новостях следующее:
>> news:o5jaek$6pq$1JmTsdfwdsaJmTnewsJmT11JmTkraft-sJmT11JmTru.
>>> Гепатит С. Пожилой человек. В местной поликлинике. как в местной
>>> поликлинике.
>>>
>>> Где консультироваться и лечиться в Самаре?
>>
>

Лечение гепатита с бесплатно в самаре

Что вы знаете о гепатите С? Если бы меня остановили на улице и задали этот вопрос, вряд ли бы я ответила что-то членораздельное. Да, слышала, кажется, что-то связанное с печенью. Этим и ограничивались мои скромные познания. Недавно мне представилась возможность восполнить свой образовательный пробел. Ликбез для журналистов провели московские и самарские эксперты: Владимир Чуланов, руководитель Референс-центра по мониторингу за вирусными гепатитами Роспотребнадзора и Елена Стребкова, координатор региональной программы по лечению хронических вирусных гепатитов.

Что такое гепатит?
Гепатит – воспаление ткани печени, в результате чего нарушаются функции этого жизненно важного органа. Болезнь страшна своими последствиями – вызывает цирроз и рак печени.
Существует несколько типов вирусных гепатитов: A, B, C, D, E. Подробнее всего эксперты остановились на гепатите С. Почему? Этим заболеванием страдают около 160 миллионов человек во всем мире. А уровень знаний об этой болезни минимальный.

Другие публикации:  Профилактика пищевых отравлений буклет

Как и любое заболевание, гепатит имеет острую и хроническую формы. В первом случае недуг длится менее шести месяцев, после чего человек выздоравливает. Если же болезнь продолжается больше полугода, речь идет о хронической форме. Гепатит С переходит в хроническую форму в 60-80% случаев.

По словам Владимира Чуланова, в прошлом году в России зарегистрировано 57 444 новых больных хроническим гепатитом С. При этом, сохраняется отрицательная тенденция: количество пораженных вирусом растет. По оценкам экспертов, в России сейчас проживают 3,5-4,7 млн человек с диагнозом «хронический гепатит С». Как правило, это экономически активная и трудоспособная часть населения.

Пути передачи
Вирус гепатита С попадает в организм человека через кровь и реже половым путем. Риску подвержены люди, перенесшие операцию, употребляющие наркотики, получившие донорскую кровь, практикующие беспорядочные половые связи, а также медицинские работники и дети, родившиеся от инфицированных матерей. Людям, которые любят татуировки, пирсинг и даже маникюр, стоит задуматься.

«Когда вы приходите в маникюрный салон, мастер должен при вас открыть новую стерильную упаковку с инструментами. Или приносите ее с собой. Риск заражения в медицинских учреждениях сейчас значительно снизился. Но и он не может быть исключен. Все мы посещаем стоматолога. Многие операции достаточно кровавы. Случается, что врачи используют одноразовый инструментарий неоднократно», — предупреждает Чуланов.
Риск перинатальной передачи гепатита С — 1-5%. Это случается чаще, если у мамы положительный ВИЧ-статус или она употребляет наркотики.

Зависит от организма
В среднем период от заражения вирусом гепатита С до его последствий — цирроза и рака печени — составляет 20 лет. Многое зависит от организма человека. Предсказать время течения болезни пока не может никто. Однако существуют факторы, ускоряющие болезнь. Она развивается быстрее, как правило, у мужчин и пожилых людей. Быстрому прогрессированию способствует употребление алкоголя и наличие других заболеваний (гепатит В, ВИЧ-инфекция).

Без симптомов
У этого гепатита нет никаких специфических симптомов. Иногда человек может почувствовать дискомфорт, боли в животе, в мышцах и суставах, недомогание. Как правило, в таких случаях мы к врачу не обращаемся. В результате больной узнает о своем диагнозе случайно. Например, на обследовании в стационаре. Или после сдачи крови на станции переливания. Гепатит С проявляет себя, когда болезнь уже запущена.

«У вас завтра будет цирроз!»
Предположим, вы сдали анализ на гепатит С. Наличие вируса в организме на первом этапе определяется с помощью специальных маркеров – антител. Положительный результат теста может означать наличие острого или хронического гепатита. Или свидетельствовать о том, что вы перенесли острый гепатит С, вылечили его – антитела к различным видам инфекций остаются в нашем организме длительное время. Это даже может быть и ложно-положительный результат — существующие тест-системы тоже имеют определенную погрешность.

«Есть понятие диагностической ценности положительного результата. Она зависит от того, в какой популяции происходит исследование. Например, перед нами человек, который уже несколько лет употребляет наркотики, и вводит их в кровь внутривенно. Его тест на гепатит С дает положительный результат. Риск заражения у этого человека был высокий, следовательно, и гарантия достоверности результата почти 100%. Если же факторов риска у человека нет, то, наверное, есть смысл сдать анализ повторно. Врачи должны это понимать и не говорить пациентам нечто вроде: «У вас завтра будет цирроз!» — объясняет Владимир Чуланов.

Если антитела все-таки выявили, обязательно нужен дополнительный подтверждающий тест. Кроме антител должно быть подтверждено наличие самого вируса (методом ПЦР – полимеразная цепная реакция). Если ПЦР — анализ отрицателен, тогда человек на протяжении двух лет должен наблюдаться у врача и раз в полгода сдавать анализ на наличие вируса. С чем связана эта необходимость? Уровень вируса в организме человека колеблется. Иногда он может быть ниже порога, при котором его можно обнаружить. Чтобы избежать ошибок, лучше сдать анализ повторно.

Важность преемственности
С начала регистрации заболевания в России выявлено около 2,5 миллиона человек. Из них на диспансерном учете состоят только 500 тысяч человек (18%). Это показательная для нашей страны характеристика – отсутствует преемственность между скринингом (выявлением заболевания) и программами наблюдения и лечения: поликлиники перегружены, не хватает врачей-инфекционистов и гепатологов.

«Представьте, человек пошел сдавать кровь на станцию переливания. Кровь исследовали и выявили гепатит С. Но человеку при этом ничего не сообщили. Информацию отправили в Роспотребнадзор, затем в поликлинику по месту жительства. Оттуда ему должны позвонить, пригласить на обследование его и близких, каждые полгода проводить осмотр. А этого не происходит. Через год этот человек снова приходит сдать кровь. Ему говорят: «А вам нельзя, у вас гепатит С». Сколько времени потеряно даром! Сейчас создается Единый федеральный регистр больных хроническими вирусными гепатитами. Это очень важный инструмент, позволяющий регулировать ситуацию. Чтобы быть уверенным в своем здоровье, анализ на гепатит С следует сдавать хотя бы раз в год. Можно реже, если нет факторов риска», — поясняет Владимир Чуланов.

Недоступно
Хронический гепатит С излечим. Существуют различные схемы лечения. Недавно были разработаны препараты с почти 100% эффективностью. Однако доступность таких программ остается очень низкой. Классическая схема стоит 500-700 тысяч рублей. Государство пока не в состоянии покрывать всем нуждающимся стоимость лечения. Трудно поверить, что у обычного человека найдутся такие средства.
«Кроме государственных, нужно развивать и региональные программы. Если у нас доступность лечения будет такой же низкой, мы с гепатитом С не справимся», — подчеркивает Чуланов.

Две беды
«В Самарской области две основных беды – ВИЧ-инфекция и вирусные гепатиты. В 2014 году в регионе было зарегистрировано более 1600 случаев хронического вирусного гепатита С. На диспансерном наблюдении сейчас состоят около 44 тысяч пациентов с хроническими вирусными гепатитам», — начинает свое выступление Елена Стребкова.

Какие пациенты могут получать лечение? Существует несколько вариантов: программа льготного лекарственного обеспечения (для людей, имеющих федеральные льготы, например, инвалидов). Для медицинских работников действует своя программа лечения. Клинические протоколы также позволяют лечить людей, причем, самыми современными препаратами. Главная проблема — количество граждан, участвующих в этих программах, ограничено.
«В Самарской области действовала целевая программа «Модернизация здравоохранения на 2011-2015 годы». В ее рамках проходило лечение вирусных гепатитов. За четыре года ей воспользовались 1553 пациента. 69% пациентов с первым генотипом вируса (он труднее всего поддается лечению) выздоровели. На 2015 год денег, к сожалению, не выделено. Средства на эту программу запланированы на 2017-2018 годы. Но останавливаться нельзя», — продолжает Елена Стребкова.

Своими глазами
Люди, которым поставлен диагноз гепатит С, часто это скрывают. Бытует мнение, что все заразившиеся гепатитом или ВИЧ-инфекцией – наркоманы. Даже среди медиков мало кто знает, что хронический гепатит С излечим. Однако нашелся человек, готовый рассказать свою историю.
«Здравствуйте! Я инвалид» — так начала свой рассказ женщина по имени Ирина, которая уже несколько лет живет с диагнозом цирроз печени. Это последствия хронического гепатита С. Но об этом она узнала не сразу.

«Первым делом я пошла к участковому терапевту. Никакой особенной информации я не получила. С трудом добилась, чтобы меня положили в стационар (врач все отговаривался, мотивируя отсутствием мест). И только там после обследования я узнала причину цирроза печени – гепатит С. Во время родов у меня было переливание крови. Видимо, таким образом я и заразилась», — рассказывает женщина.

Потом начались мытарства – бесконечные поездки в Самару, Казань, наконец, в Москву. Никакого результата. Реальную помощь и совет Ирина нашла в своем городе, в Тольятти, – там встретился замечательный доктор.
«Он сообщил мне, что существует федеральная программа лечения гепатитов. Но чтобы в нее попасть, нужно получить инвалидность. Это тоже оказалось нелегкой задачей. Но я человек упорный. Несмотря на это, четыре месяца все равно лечилась за свой счет – мое самочувствие уже было очень плохим. А в июле 2010 года меня, наконец, включили в программу, — говорит Ирина. — Главное в такой ситуации – не падать духом и бороться. У нас спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

Елена Стребкова о инновационных препаратах для лечения гепатита С

Совсем недавно появились инновационные препараты для лечения гепатита С. Их эффективность достигает практически
100%. Методики внедрены на базе инфекционного отделения клиник СамГМУ. Об этом и о том, как уберечь себя от «вирусной бомбы», в интервью «СГ» рассказала главный внештатный специалист по проблемам диагностики и лечения ВИЧ-инфекции минздрава Самарской области, заведующая инфекционным отделением №2 клиник медуниверситета, доцент кафедры инфекционных болезней СамГМУ Елена Стребкова.

— Действительно ли созданы уникальные препараты для лечения гепатита С?

— Да, они были официально зарегистрированы в апреле прошлого года. Тогда же было начато лечение в ряде областей России. Показатели его эффективности оказались очень высокими — 95-100%. В октябре этого года новыми медикаментами начали лечить пациентов с циррозом печени в исходе хронического гепатита С на базе инфекционного отделения №2 клиник Самарского медуниверситета. В рамках дневного стационара они получают противовирусные препараты и проходят необходимые обследования бесплатно, за счет средств обязательного медицинского страхования (ОМС). Курс лечения — 84 дня. Затем через три месяца пациенты вновь сдадут анализы. И тогда можно будет говорить о результатах лечения. Но уже сейчас большинство больных отмечают улучшение своего состояния. В предшествующие годы терапия вирусного гепатита С строилась на применении интерферонов, подавляющих размножение вируса, и рибавирина, который предотвращал возникновение рецидивов. Эти препараты оказывали влияние на весь организм человека, часто возникали побочные проявления. Да и терапия была длительной — в течение года, иногда полутора лет. Современные же препараты воздействуют на белки и ферменты самого вируса. Сроки терапии гораздо более короткие — от 3 до 6 месяцев. Да и переносится терапия пациентами гораздо лучше.

— Если есть полностью излечивающий препарат, то зачем говорить о «вирусной бомбе», пугать людей тем, что в ближайшие 10-20 лет на 60% может увеличиться число больных циррозом печени, на 68% — раком и в два раза возрастет смертность от других печеночных заболеваний?

— К сожалению, после проведения противовирусной терапии могут быть рецидивы. Есть и пациенты, «не ответившие» на лечение. Это связано с постоянной мутацией вируса и индивидуальной реакцией. Наши представления о природе гепатитов изменились — от так называемого носительства вируса до понимания, что именно вирусы гепатитов В и С являются пусковым механизмом рака и цирроза печени.

Количество больных с хроническими формами гепатита увеличилось за последние несколько лет на 25,7%. Это связано с тем, что долгое время вирус может жить в человеке, разрушать организм, но не давать клинических проявлений. При этом его
наличие утяжеляет течение остальных заболе-ваний и увеличивает риск смерти. При заболеваниях почек, сердечно-сосудистой системы — в 2,77 раза, при сахарном диабете — в 1,5. Рост рака печени в 5-6 раз по Самарской области в последние годы — яркий пример губительного действия «вирусной бомбы замедленного действия», как еще называют гепатит С. И чтобы ее обезвредить, нужно регулярно лечить большое количество пациентов. Для этого необходимо создать соответствующие государственные программы.

— Как обстоит ситуация с количеством и лечением зараженных в Самаре и области?

— С 2011 по 2014 год в нашем регионе существовала бюджетная программа по лечению хронических гепатитов. Лечение получили 1553 пациента. В прошлом году противовирусную терапию начали проводить за счет средств территориального фонда ОМС. Было пролечено более 100 пациентов. Но ежегодно в области регистрируется около 1700 новых случаев хронического гепатита С.

Общая заболеваемость в регионе составляет 52 на 100 тыс. населения. Это несколько выше, чем по Приволжскому федеральному округу и России. И наша задача — добиться максимального финансирования из всех источников для большего охвата лечением пациентов с хроническими гепатитами.

— Как обезопасить себя и близких от этой инфекции?

— В первую очередь важно знать свой статус. Ведь гепатит поражает людей самого разного возраста и опасен тем, что очень долго не проявляется клинически. А когда люди приходят на прием, то узнают о заражении многолетней давности. Необходимо сдавать анализ крови на гепатит один раз в год. Это можно сделать в поликлинике, в СПИД-центре, в сертифици-
рованных лабораториях. При своевременном обращении и проведении квалифицированного лечения можно избежать исходов гепатита и не терять качество жизни.

Самым заразным считается вирусный гепатит В. Но заражение можно предотвратить с помощью вакцинации. В рамках нацпроекта привито больше миллиона детей, подростков, взрослых. Эта мера позволила за 10 лет снизить заболеваемость острыми парентеральными (передающимися через кровь, порез на коже, слизистой, половым путем) гепатитами в Самарской области на 74%. При этом не стоит паниковать и опасаться заражения при любом порезе. Гепатит С передается половым путем, при употреблении наркотиков, кровь в кровь, через нестерильные медицинские приборы и от матери к плоду. Поэтому важно следить, чтобы использовался одноразовый или стерильный инструментарий. Стоматологические манипуляции, тату, пирсинг — надо идти в лицензированные салоны, которые постоянно проверяются. А для маникюра и педикюра иметь собственный набор инструментов. Половые контакты всегда должны быть защищенными. А при планировании ребенка обязательно надо сдать анализы на гепатит и ВИЧ. При этом важно быть прикрепленным к поликлинике по месту жительства. И в случае обнаружения вируса встать на учет у инфекциониста для проведения диспансерного наблюдения и возможности получения противовирусных препаратов.

В Самарской области 3370 пациентов с гепатитом В, около 18 тысяч с хроническим гепатитом С, 5 тысяч с сочетанием гепатита и ВИЧ. Заражено -150 детей.

Лечение гепатита в Самаре

Добрый день, проводится у вас лечение идиопатической крапивницы,
появилась впервые, высыпает кажый день. Есть подозрения на застой желчи, которым я страдаю уже два года. Сталкивались ли вы с такими случаями?

Клиника «Мать и дитя — ИДК» — это многопрофильный медицинский центр, предоставляющий широкий спектр услуг по профилактике, диагностике и лечению различных заболеваний.

Здесь есть несколько отделений, в которых ведут прием опытные,…

Приходите, когда будет цирроз. Как в России лечат гепатиты

Если вирус не убили, сделав пересадку, гепатит говорит: о, свежая печень!

Зачем вы поздравляете Медведева с днем гепатита?

Другие публикации:  Когда нельзя делать прививки от полиомиелита

— В стране никто не запаривается насчет гепатита С, извините за вульгаризм. Мы пытаемся обратить внимание на эту проблему. В 2016 году Россия подписала стратегию ВОЗ по гепатиту, но ничего не изменилось. Во все региональные минздравы мы послали запрос – а как вы боретесь с заболеванием. Никак.

По концепции ВОЗ все действия должны вестись в соответствии с национальным планом, так давайте создадим этот план! В прошлом году мы собрали 5 тысяч подписей на change.org, но эти петиции ни к чему не приводят. А Медведеву придут конкретные открытки от конкретных людей по почте. Будет мешок открыток, не нужен он вам — ну идите и выкиньте его на помойку. Вот так вы к нам относитесь. Выкинули обращение — это вы того пациента выкинули, кто подписал.

Никита Коваленко. Фото: Анна Медведева

А что должно было быть сделано в рамках стратегии ВОЗ?

— Единственное, что сделано — регистр больных гепатитом, который позволит планировать лечение. Правда, сотрудникам регистра приходится договариваться с конкретным лечебным учреждением, чтобы оно добавляло своих пациентов. А не все на это идут. Официального распоряжения, которое обязало бы всех вносить данные, нет. Нужен план! Мы даже не знаем, сколько пациентов надо лечить.

Мы обращались в правительство, они сбросили наше обращение в Минздрав. А там говорят — средств нет, проблема дорогая. Поэтому нужно распоряжение сверху.

Если нет денег, почему вы думаете, что вам удастся чего-то добиться открытками?

— А давайте хотя бы посчитаем, сколько денег нужно. Мы даже этого не знаем, абстрактно говорим, что нет средств. Почему-то на мундиаль и олимпиаду у нас деньги находятся. А для больных гепатитами по факту только два региона хоть что-то делают: Москва и Подмосковье. Официально болеет 1,8 млн человек. По оценкам экспертов на самом деле 5 миллионов. Но точно никто не знает. Нас, конечно, обгоняют Китай, Египет и еще пара стран. Но 4% населения с гепатитом — это много.

Государство теряет, если не лечит таких людей?

— Печень отвечает за многие функции в организме. Некоторые заболевания эндокринной, сердечно-сосудистой, иммунной систем, даже проблемы с работой центральной нервной системы на самом деле могут быть обусловлены плохим состоянием печени. Только мало кто докапывается до причины. Люди сильно устают, чаще берут больничные. Все это влияет на производительность труда, которая, согласно статистике, у нас в стране находится существенно ниже уровня развитых стран. Потом доживают до цирроза.

Пересадка печени — 2 млн. рублей и годичное сопровождение еще чуть ли не столько же. А если вирус не убили, сделав пересадку, гепатит говорит: о, свежая печень! И все заново.

Два года назад на конференции в Сочи врач рассказывал про пациента, которому три раза пересаживали печень. Один раз пересадили, гепатит не вылечили, болезнь сожрала печень. Второй раз пересадили, уже вылечив человека препаратами прямого противовирусного действия. А он заражается еще раз! Причем дедушка немолодой там был. Просто к гепатиту С не формируется иммунитет и вакцин нет.

Никита Коваленко. Фото: Анна Медведева

Сколько людей сейчас могут лечиться за счет бюджета?

— Государство лечит около 10 000 человек в год. А новых случаев заболевания ежегодно регистрируется 55 000. В 2017 году было уже 67 000 заболевших гепатитом С. Такими темпами даже новых не успеваем вылечить. Чтобы попасть в стратегию ВОЗ по избавлению от гепатитов к 2030 году, нам надо лечить 123 000 пациентов ежегодно.

После чемпионата мира был вал звонков “что делать, я боюсь гепатита”

Как сейчас обнаруживают гепатит, до сих пор случайно?

— Случайно! По скринингу нет никакой стратегии. Хотя у нас лучше, чем во многих странах. Потому что много категорий граждан должны проходить скрининг на гепатиты. Это беременные, доноры, работники медицины и так далее.

А так, у человека, допустим, не было никаких подозрений, даже если он уставал, это сложно связать с гепатитом. Ему сказали при сдаче крови, ну сдай еще на всякий случай вот это. Так и обнаруживают. Либо человек приходит уже с явными признаками вроде цирроза. После чемпионата мира у нас просто вал звонков был из серии “что делать, я боюсь гепатита”.

Ничего себе. Правда, что ли?

— Люди от радости общались друг с другом слишком близко, и потом в тревоге звонили нам. Хотя у гепатита С, например, при половом контакте риск передачи невысокий.

Это как раз те самые “условно благополучные граждане” — мое любимое выражение.

Большое количество людей, которые обращаются на горячую линию, не думают, что они в группе риска. Условно благополучные — это те, кто не употребляет наркотики, спят в основном с женой, “подумаешь, один раз налево сходил” и так далее. Но они ходят к зубному, на маникюр, могут сделать татуировку, допустим.

Тогда это мы все.

— В том-то и дело. Вот был случай, мама в слезах обращалась. Ее ребенку делали в поликлинике какие-то манипуляции с глазами, доктор взял стеклянную палочку, которая лежала на столе. Поковырялся в глазу — кровь пошла. “Не мог ли он заразить ребенка гепатитом?” – спрашивает мама. А о чем вы думали? Если вы видите, что доктор взял что-то нестерильное — по рукам его!

Когда я прихожу к зубному врачу, она при мне все демонстративно меняет. Потому что знает: если увижу что-то нестерильное, я рот закрою и больше не открою. А потом встану и уйду. И еще напишу в жалобной книге. Это мое здоровье!

А однажды нам на горячую линию позвонила женщина, которая болеет сахарным диабетом и гепатитом. У нее трое детей. И она глюкометром проверяет кровь на сахар. И она умудрилась одним глюкометром проверить и себя и своих детей и заразила всех троих гепатитом.

Завтра не умрешь

Когда человек заболел, какие фразы он скорее всего услышит от врача?

— “Завтра не умрешь”. “Ничего страшного, иди, ты молодой и не доживешь до цирроза”. “Это не лечится, забудь об этом”. “Лечение дорогое, неэффективное, лучше не надо”.

Есть маленький процент знающих врачей, которые скажут: “Гепатит С лечится. Давай планировать лечение”.

Гепатит В известен с 1956 года, гепатит С — с 1989. Изучать его начали в те годы, и большинство врачей, которые встречают пациентов с гепатитами, свои знания несут с тех лет. О новых лекарствах и схемах не знают и не слышали. Для многих до сих пор гепатит С неизлечим. Средний возраст инфекциониста 50 лет. И на всю страну их 6600. Это очень мало.

А знающие доктора… В прошлом году врачей нескольких медицинских центров уволили всего лишь за то, что они направляли пациентов в другой регион. Есть система, по которой гепатит в рамках ОМС можно лечить по межтерриториальным расчетам. Что это такое? Человек из Нижнего Новгорода приезжает в подмосковную клинику, лечится бесплатно, но кто-то должен заплатить. И эта клиника выставляет счет фонду ОМС в Нижнем. А для них нежданчик полный. Куда столько денег? Начинают разбираться, врач направил. То, что он это сделал по закону, что пациент вылечился от гепатита и у него ушли эндокринные нарушения, с которыми он давно и безуспешно боролся — никого не волнует. Мы писали в Минздрав, нам отвечали, что все хорошо и все работают на своих местах, либо увольнялись по собственному желанию. Но по сути врачей наказали за неожиданные траты денег.

Что происходит с пациентом дальше? И какова его типичная история борьбы с болезнью в России?

Никита Коваленко. Фото: Анна Медведева

— Типичная — это случайно обнаруженный гепатит. Ткнулся к одному врачу, другому, медсестра или врач сказали: ну ты кололся, наверное, или спал с кем попало. Могут посоветовать попить гептрал или урсосан. Иногда даже пациенты это зачем-то пьют.

Дальше заболевший пытается найти лечение. Ему говорят, что либо препаратов нет, либо они дорогие. Он пытается получить лечение за государственный счет. Как правило, безуспешно. Его регистрируют, ставят в очередь и отсылают ждать.

Так пациент 2-3 года ходит, пытаясь выбить лечение. Потом говорит: “Да ну вас”. И перестает ходить, махнув рукой на болезнь. Потом, лет через 10 у него развивается цирроз, его привозят в клинику, прокалывают альбумин и другие препараты. А потом все зависит от воли пациента и его финансовых возможностей. Конечно, многие уже слышали, что гепатит лечится и начинают искать в интернете, где бы получить лечение.

Когда человек получает анализ и обнаруживаются антитела, это значит, что он когда-либо болел гепатитом, и вылечился на острой стадии заболевания, либо он болен хронически. Точно об этом может сказать только анализ ПЦР. А он в ОМС не входит, пациенту приходится платить самому. В некоторых регионах и деньги не помогут — например, нет фиброскана, который определяет поражение печени. А иногда невозможно определить даже генотип – анализ, необходимый для назначения правильного лечения – в государственных клиниках просто нет тест-систем.

То есть трудности уже на этапе обследования возникают?

— Да, мы подсчитали в прошлом году обследование в Москве обходится в 20-25 тысяч рублей, а в регионах 10-15 тысяч. Даже если случится чудо и человека возьмут на бесплатное лечение, анализы он все равно будет делать за свой счет.

Муж собрал вещи и ушел в тот же день

На форумах люди ведут дневники лечения. В течение года раз в неделю вкалывают в живот лекарство. И эта интерфероновая терапия, которая до сих пор является основным лечением, для многих боль и ужас. Какие истории вас больше всего задели?

— Была в свое время женщина, которая умудрилась продать квартиру, чтобы получить интерфероновую терапию. Не вылечилась, и осталась с гепатитом, но без квартиры. Ей было 60, и она была не из групп риска вообще. И с квартирой это не единственный случай. Была женщина около 40 лет, которая, чтобы получить лечение, фиктивно сделала себе инвалидность. Получила лечение интерфероновое, которое да, шло очень тяжело.

Люди описывают выпадение волос, высокую температуру, постоянный озноб, панические атаки, депрессию. У рибавирина, который идет вместе с интерфероном прямо в инструкции написано, что побочный эффект — склонность к суициду.

— Да, люди сходят с терапии по показаниям, врачи их снимают. Это бывает. Но я не хочу концентрироваться на историях о проблемах интерферона.

Есть несколько генотипов вируса гепатита С. Для первого интерфероновая терапия продолжается год, вылечивается меньше половины пациентов. Но для второго и третьего генотипов интерферон применяется всего полгода и выздороветь могут до 80% пациентов. Проблема в том, что для второго и третьего генотипов бесплатно по ОМС пока доступен только интерферон. Если у человека есть желание и высокая мотивация вылечиться, почему бы не попробовать? Тем более, что большинство побочек, о которых все пишут, развиваются во втором полугодии. А пациенты, наслушавшись историй, когда люди мучались и не вылечились, не соглашаются на интерферон. Говорят нет, никогда. Мало того, что они теряют шанс вылечиться, отказавшись от предложенного лечения, они лишаются возможности получить бесплатную терапию в будущем.

Но мы же не можем говорить, что интерферонами лечиться спокойно и прекрасно? Почему возникают такие побочные явления?

— Одна из тактик лечения гепатитов — стимулировать иммунитет. Интерферон — это естественный стимулятор. Он вырабатывается в организме, когда есть какая-то инфекция. Что такое хронические заболевания? Когда иммунитет не может справиться и как бы говорит, ну и ладно, не буду обращать внимания.

А когда мы вводим интерферон, мы даем встряску организму и говорим: “Ищи все, что лежит по темным углам и борись с этим”. Иммунитет начинает искать гепатит и заодно другие застарелые инфекции. Это все и вылезает. И он начинает с этим бороться. С этим связано большое количество побочных эффектов. Чем человек старше, тем больше у него хронических инфекций.

Много всего происходит. Начиная от выпадения волос и почесухи, перепадов настроения вплоть до депрессивных состояний. Для интерферона нормально первые недели две повышение температуры. В это время часто бросают. У нас был активист в Орле, который год лечился, у него первый генотип. Он полгода он лечился нормально, а полгода не мог ходить на работу. Да, 50% людей с большими побочками, 30% поменьше, у оставшихся вообще ничего не было.

Говорят, из-за такого лечения и семьи распадаются, потому что измененный препаратами характер супруга мало кто может выдержать.

— У многих распадается семья, когда человек приходит домой и говорит: “У меня гепатит”. В Самаре мы поддерживали девушку, которая забеременела, сдала анализ, оказалось — гепатит. Муж собрал вещи и ушел чуть ли не в тот же день. У меня у самого жена ходила две недели и косилась на меня, во-первых как сказать, не знала, во-вторых, думала, что я и принес. Я ей сказал, что у нас ничего не меняется, мы уже прожили вместе 10 лет, давай думать, что с этим сделать.

Давайте не будем говорить, что интерфероновая терапия разрушает семью. Конечно, если семья некрепкая, дайте только повод. Да, у человека под действием лекарства могут быть психологические проблемы, многим пациентам назначают антидепрессанты. Но в нашем мире это не криминал ни разу, «поколение прозака» давно выросло. Семья разрушается не в результате лечения. Когда моя жена устала и не смогла себя колоть, я тоже мог ей сказать: “Эй, ты где-то себе это нарыла, сама и колись” или спросить: “Дорогая, а где ты взяла гепатит?” Это мой выбор и наши с ней отношения. Я ее поддержал, но так происходит, конечно, не у всех.

Никита Коваленко с женой. Фото: Фейсбук

Приходите, когда будет цирроз

В конце 2013 года в мире произошла революция — появились новые препараты противовирусного действия. Эффективность почти 100%, гораздо меньше побочных эффектов. В каком виде эта революция докатилась до России?

Другие публикации:  Число вич инфицированных в европе

— Сейчас у нас есть зарегистрированное лечение, которое можно выписывать, продавать и так далее. Это вторая тактика лечения. Блокируются механизмы размножения вируса. Когда вирус попадает в клетку, он себя разбирает, и потом запускает механизм создания белков, который необходим для сборки себя самого. Препараты прямого противовирусного действия находят в клетке эти белки и блокируют их. Вирус не может себя собрать, размножение не происходит, человек вылечивается.

Зарегистрированное лечение есть, только оно очень дорогое.

— Насколько мне известно, минимальная стоимость безинтерфероновой терапии оригинальными препаратами стоит порядка 450 тысяч рублей. Это восьминедельный курс Викейры Пак, раньше он стоил дороже из-за более длительной терапии.

Для лечения первого генотипа есть еще даклатасвир и асунопревир за приблизительно 460 тысяч. Но самое популярное сочетание, конечно, даклатасвир с софосбувиром, а это уже почти миллион рублей за курс.

А теперь про доступность. Я прочитала, что Минздрав закупает викейру на 40% всего бюджета, выделенного на лечение гепатитов. Это 416 миллионов рублей. На эти деньги можно вылечить 924 человека, если лечить 8 недель, а кому-то может понадобиться все же 12 недель. Это капля в море.

— Да, капля в море. Такими темпами тех, о ком Минздрав уже знает, мы будем лечить 213 лет. Это ни в какие ворота. Нужно в десятки раз увеличивать охват терапии.

Кто эти 924 человека? Я читала, что новые лекарства распределяют по блату.

— Я не исключаю того, что по блату. Я еще слышал, что пациент платит полцены препарата врачу, а тот включает его в бесплатную программу. В нашей стране возможны и такие варианты. Но самое главное, Минздрав закупает централизованно только для тех, у кого ВИЧ плюс гепатит. То есть эти препараты куплены исключительно для коинфинцированных пациентов. Ни один пациент с моноинфекцией гепатита из этой закупки препараты не получит.

И как тогда пациентам с гепатитом, но без ВИЧ получить новое прогрессивное лечение? И какие условия получения?

— Как правило, человек обращается к терапевту, тот направляет его к инфекционисту. А тот в лечебное учреждение, где лечат гепатит в регионе. И там ему могут что-то предложить. В некоторых регионах покупают что-то, а где-то совсем ничего.

Для моноинфекций закупают регионы, это легло на их плечи. Опросив регионы, мы обнаружили, что некоторые до сих пор руководствуются стандартами 2004 года. Несмотря на то, что есть современные рекомендации. И только Москва выделяет 1,5 миллиарда на лечение гепатитов и закупку препаратов.

И что делать? Переезжать в Москву?

— Прежде всего попасть в регистр и узнать, на что вы можете рассчитывать. Дальше врач говорит, допустим, извини, дорогой, у нас для тебя ничего нет. Тогда можно обратиться в клиники, которые работают по системе межрегиональных расчетов. Их, правда, очень мало. Анализы отправляются емейлом, консультация врача по телефону, он говорит, попадаете вы под критерии или нет. И если да, то приезжаете за лекарством.

А какие критерии? Цирроз?

— Нет, от второй степени фиброза, но зависит от региона. Практически во всем мире есть ограничение по фиброзу. Бесплатную терапию получают люди, которые уже дожили до последствий. Редко где лечат абсолютно всех.

А как вам цитаты с форумов: “Квоты на лечение должны были быть в феврале, но у нас в Томске так и не появились, сказали кризис. И по квотам лечат только интерферонами.” Дальше. “У нас в Калуге лечат 12 человек в год интерферонами”. То есть даже речи нет о современных препаратах.

— Да ужасно все это, вообще ни в какие ворота. А что вы сделали по гепатиту? Мы провели скрининг! И что дальше? Видимость деятельности. В Калуге, кстати, был центр СПИДа, который лечил все окружающие регионы бесплатно по той самой программе межтерриториальных расчетов, но потом руководители центра уволились, уехали в Краснодар и пытаются там что-то сделать.

Тем не менее, я всегда пациентов ориентирую добиваться помощи от государства, идти в региональный центр лечения гепатитов. Становиться на учет, пусть вносят в регистр, регион получит информацию, какое лечение нужно, какие генотипы, какая степень фиброза. Это позволит планировать лечение и выделять под него деньги.

Пока добиваешься, помереть можно. Вот еще цитата: “В 2013 году мне сказали подождать, будет новое доступное лечение. Когда через два года я пришла к врачу, он развел руками: приходите, когда будет цирроз”.

— Почему врач не вылечил? Ему не дали никаких инструментов, чтобы лечить. Потому что Минздрав не запланировал, фонд страхования не запланировал, минфин не выделил денег. Но бывает, выделяют средства, а на них закупается какая-то ерунда вроде урсосана — вот это уже гораздо хуже. Ведь могли бы лечить, хотя бы интерферонами, я не говорю о современных препаратах.

В некоторых регионах откровенно пишут, что условия доступа к лечению — фиброз степени Ф3-Ф4. Это уже цирроз фактически. У каждого региона своя документация, где прописаны правила игры. А врач просто транслирует пациенту то, что написал в рекомендациях местный Минздрав. Врач мог искренне ждать нового лечения, но потом ему сказали, что даем только пациентам с циррозом.

Врач между пациентом и законом

Интерферон с побочками, новые лекарства дорогие, как люди решают проблему? Они идут в интернет и находят в Египте, Индии дженерики за 50 тысяч рублей, так?

— Да, так и происходит. Много есть причин: планирование беременности, усыновление и других, которые могут потребовать немедленного лечения. Даже если исключить, что пациент просто хочет быть здоров. Очень мало пациентов, которые могут купить оригинальный препарат.

Почему в Индии дженерики есть, а у нас нет и какова их эффективность?

— Эффективность сопоставима с оригиналом. Когда американский софосбувир вышел на рынок, он стоил 82.000 долларов за курс. Даже американцам дорого. Пациентские сообщества по всему миру сказали: “Вы совсем с ума сошли и совесть потеряли”. После переговоров с сообществами производители предоставили возможность бедным странам делать дженерики. С одним условием — продавать в заранее оговоренном списке стран с низким уровнем дохода населения.

Для граждан Египта, Индии теперь курс лечения стоит от 300 долларов. Россия проводит мундиали, олимпиады и по рейтингу МВФ мы не относимся к странам с низким доходом. Поэтому у нас дженериков нет, и индусы не могут их нам официально продавать.

Получается, у нас больных больше, чем в Индии, но мы богаче, поэтому выхода нет.

— Да, богаче, но по лечению мы на третьем месте с конца. Люди рискуют, покупая в обход закона дженерики, потому что их качество никем не контролируется и все зависит от порядочности продавца. В официальных клиниках предлагают дженерики по нечеловеческим деньгам из-под полы. Каким-то образом у них есть запас препаратов. Есть курьеры в интернете, которым можно перевести деньги на карту и получить препарат по почте.

Есть даже медицинский туризм. Люди организуют туры в ту же Индию. Там их встречают посредники: заходим, касса тут, лекарство берем отсюда. Как в Турцию за шубами.

Я не люблю про это говорить и не рекомендую их приобретать. Прежде всего, нужно получить от официальной медицины все, что она может. И если пациент готов брать на себя риски, тратить деньги, и если врач возьмет на себя ответственность вести такого пациента…

А далеко не всякий врач возьмет такую ответственность?

— Врач у нас в крайне уязвимом состоянии. По закону он не имеет права не оказать медпомощь. Но если врач назначит препарат, который не зарегистрирован на территории РФ (к счастью, все основные препараты для лечения гепатита зарегистрированы в России и врач может их назначать), он попадает под статью. Если с пациентом что-то во время лечения произойдет, и во время разбора полетов узнают, что врач был в курсе приема, он попадает вплоть до уголовной ответственности.

Что должен делать врач, когда у больного нет денег, пациент в отчаянии и плачет в кабинете? По-человечески доктор должен рассказать про дженерики?

— Врач не имеет права рассказывать про дженерики. Он должен сделать все, что написано в клинических рекомендациях. Рассказать о схемах лечения. Советовать пациенту приобретать лекарства самостоятельно — это уже много. А предлагать дженерики – с точки зрения закона, преступление. Конечно, он должен использовать любые возможности, чтобы вылечить пациента. Но иногда между ним и пациентом стоит закон. Никто не может его заставить что-то рекомендовать, если ему грозит за это уголовное наказание. Это его выбор. Если он делает его в пользу пациента, мы будем бороться за врача, если у него возникнут проблемы. Но пока к нам с такими запросами не обращались.

Не надо бежать на кладбище

Как вы сами начали заниматься темой гепатита, из-за жены?

— Да, в 2010 году жена сдавала кровь как донор. А через год, когда она решила сдать во второй раз, ей сказали, что у нее пожизненный отвод из-за гепатита. Жена не пила, не курила, наркотики никогда не употребляла, вообще спортивная девушка, спросила медсестру: “Откуда у меня?” Та кинула ей анализ чуть ли не в лицо и сказала, что либо наркоманка, либо проститутка.

Через полтора месяца мы уже вместе были у Минздрава с плакатами и листовками. Смысл акции был такой: “Я не виновата, что у меня гепатит и не знаю, откуда он. Им может заразиться каждый. Людей надо лечить, дайте доступ к лечению”.

Мы начали открыто о проблеме говорить, а пациент с открытым лицом — это ценно, почти все диагноз скрывают. Потом стали сотрудничать с организацией “Вместе против гепатита”. Жена лечилась интерферонами, они не помогли, и в 2012 году она участвовала в клинических исследованиях даклатасвира и асунапревира, с тех пор здорова.

Что вас больше всего зацепило, что захотелось изменить?

— Я тогда понял, что гепатиты не лечат. И заразиться может каждый. Больше всего зацепило стигматизированное отношение. Сейчас наша главная задача — информационная поддержка пациента. Помочь ему принять диагноз, сообщить радостную новость, что гепатит С лечится, а у гепатита В можно остановить репликацию вируса. Объяснить куда обращаться и на что он может рассчитывать. Поддержать его на этапе борьбы за собственные права.

Мы ездим по регионам. Предлагаем поддержку пациентов, информационные материалы. У врача на прием 15 минут, у него нет времени долго рассказывать про гепатит. Это мы можем сделать.

А минздрав не может, что ли, напечатать листовки?

— Может, но гепатиты теряются за «славой» ВИЧ. В 2017 году Минздрав выделяет 137 млн на профилактику ВИЧ и гепатитов. Комплексная программа. И там ни слова про гепатиты. И так, в принципе, всегда. Поэтому мы берем эту работу на себя, ищем частные пожертвования, получаем гранты. Как обычная общественная организация.

Во многих странах общественные организации пикетируют и компании, и правительство, требуя лечения и снижения цен на препараты. У нас такое бывает?

— Есть организация “Пациентский контроль”. Они могут принести в фармацевтическую компанию бутылку с надписью: “Очиститель совести”. Однажды вынесли на конференцию печень, в которую воткнули ручки с логотипами фармкомпаний. И написали слоган: “Вы едите нашу жизнь”. А в Португалии на заседание депутатов пришли пациенты и встали с лозунгами. Нужный им закон был принят. В Малайзии сообщество больных добилось принудительной лицензии на препараты.

Но можно и по-другому. Я год пробирался в департамент здравоохранения Москвы в городской центр гепатитов. И вот сейчас они мне сами звонят. От меня бегали. Почему? Потому что меня ассоциировали с людьми, которые устраивают акции. Но первое, что я сделал, принес им две пачки буклетов. Вот вам от нас, раздавайте пациентам. И давайте подумаем, что мы можем сделать вместе. Я знаю, что у вас нет возможности вылечить сразу всех. Но давайте хоть что-то сделаем, мы готовы помогать.

Мы надеемся, что нас услышит правительство. Мы все время говорим, что полномочий Минздрава недостаточно, надо включить более высокий уровень. И если нас не услышат, не знаю, что еще можно. Можно прийти к Минздраву, к компании с плакатами. Это ничего не решит. К правительству выйти? Не сможем.

Что сделать, чтобы всех вылечить?

— Нужна стратегия, федеральный план. Разобраться кого лечить, как срочно, как проводить профилактику. По данным ВОЗ, 70% больных даже не знают, что у них гепатит, так как он протекает бессимптомно, а значит, заражают других.

Если к вам друг придет и скажет: “Я болен гепатитом. И не знаю, что делать”. Что вы ему ответите?

— Все нормально, это лечится. Давай посмотрим, что можно для тебя сделать. Не надо бежать на кладбище и копать себе могилу. С этим можно справиться.